По обе стороны Кавказа

Дата: 13/04/2008
Автор: Литературная Грузия

Предлагаемый читателю номер «Литературной Грузии», целиком посвященный уникальному феномену Кавказа, в свою очередь уникален.

На нашей памяти ни одно периодическое издание ни в Грузии, ни за ее пределами не ставило своей целью проследить ретроспективу исторических связей Грузии с северокавказскими народами, выявить следы влияния грузинской цивилизации в памятниках материальной и духовной культуры наших северных соседей, и, наконец, уже в самой грузинской действительности, – в традициях, этнографии, быту, в портретах наших исторических и литературных героев вычленить тот «кавказский ген», который дает основание многим исследователям говорить о глубинной общности народов, населяющих обе стороны Кавказского хребта, и неповторимом этнопсихологическом феномене уроженца Кавказских гор.

Задолго до ученых, избравших темой своего исследования этот феномен, к нему обратил свой взор великий грузинский поэт ХIХ века Важа Пшавела, оставив в назидание потомкам бессмертный образ киста (так в Грузии традиционно называли чечено-ингушей) Джоколы.

Каждый грузинский школьник знает историю о том, как приютил Джокола своего кровника–хевсура, вначале не признав его, и какой ценой заплатил он, пытаясь защитить своего гостя от разъяренных, жаждущих мести односельчан.

Таким образом, публикация на страницах «Литературной Грузии» бессмертной поэмы Важа Пшавела (в прекрасном переводе Сергея Спасского) важна не только в историко-литературном отношении, но и весьма символична. Точно так же созвучен сегодняшнему дню трагический рассказ Александра Казбеги «Элберд», написанный в конце ХIХ века и пронизанный обжигающей болью за участь вайнахов.

Трагизм этого рассказа, его нравственная глубина и весь ареал проблем, оказавшихся в поле зрения автора «Элберда», прослежен критиком и политологом Георгием Гачечиладзе в его, написанном на одном дыхании и эмоциональном взлете эссе – «Разговор о веревке в доме повешенного» (Читая рассказ А.Казбеги «Элберд»)».

Однако этот эмоциональный накал не мешает автору эссе исследовать глубинные причины трагедии Элберда, одна из которых, по его мнению, – ментальная несовместимость. Как считает Г.Гачечиладзе, Элберд становится жертвой той «драмы ментальности, что привела в 1917 году Россию к разрушительной револю ции, в 1991 г. – к распаду империи, а сегодня – к ложным иллюзиям восстановления империи».

«Взгляд сквозь глубь веков» (К истории взаимоотношений Северного Кавказа и Грузии)» академика Давида Мусхелишвили знакомит читателя с многоплановой исторической ретроспективой.

Прозорливый и чуткий взгляд историка воссоздает картину грузино-северокавказских связей с древнейших времен по средневековье, точно расставляя смысловые акценты, не избегая драматических тем и коллизий, возможно, еще и потому, что весь этот интереснейший материал пронизан сознанием исторической необходимости добрососедства кавказских государств и этносов, потребности учитывать интересы друг друга и предвидения общей для всего региона опасности.

В статье Давида Мусхелишвили достаточно исторических примеров как позитивного, так и негативного плана, и, таким образом, она может послужить необходимым пособием для каждого, кто в силу призвания или обстоятельств занимается поиском путей сотрудничества и взаимопонимания народов и государств Кавказа.

«Архитектурной иллюстрацией» этого исторического материала послужит вобравшая интересный фактологический материал статья профессора искусствоведения Дмитрия Туманишвили «Христианская архитектура Грузии и Северный Кавказ».

В статье профессора Отара Джанелидзе, младшего коллеги Давида Мусхелишвили, история грузино-северокавказских взаимоотношений прослежена уже вплоть до 20-х годов прошлого века.

Особое внимание обращает автор на смутное время 1917–1918 годов, когда в хаосе столкновения различных национальных и политических сил один за другим поспешно рождались (и, увы, с такой быстротой исчезали) «горские автономии». Для того, чтобы проиллюстрировать, какие настроения преобладали в те времена в Грузии касательно самоопределения северных соседей, автор статьи приводит обращение из популярнейшей тогда газеты «Сакартвело» («Грузия») – политического рупора национал-демократов: «Национальное согласие и единство кавказских горцев – для других народов пример для подражания.

Ради свободы наши соседи горцы пожертвовали многим. Они хорошо знают ей цену, и раз уж дается сегодня возможность свободной жизни, ее они никому не уступят... Каждый свободолюбивый человек должен сочувствовать такой устремленности наших соседей. Наша страна с особенным одобрением приветствует самоопределение горских соседей. Грузинский народ никогда не был врагом чужой свободы.Грузинский народ заинтересован, чтобы справедливые требования каждого его соседа были удовлетворены и всем была дана возможность свободного развития.

По отношению к кавказским горцам грузинский народ испытывает только добрососедское расположение. С горцами у него ни сейчас, ни в будущем нет и не будет каких-либо спорных и нерешенных вопросов» (газ. «Сакартвело», 1917 год, пятое мая, № 96).

Примечательна также история сотрудничества и взаимной поддержки грузинской и северокавказской эмиграции после того, как «прагматический Запад неприемлемую для него большевистскую, но большую Россию все же предпочел малым и слабым странам, в завоевании которых не стал мешать Красной Армии. Волею судьбы руководители павших Грузинской демократической и Горской республик вынуждены были эмигрировать на Запад» (О.Джанелидзе).

Несомненный интерес у читателя вызовет статья представительницы нового поколения грузинской исторической школы профессора Нино Чиковани – «О кавказском культурном пространстве», воспринимающаяся эталоном объективного исследования, в котором обозреваются все существующие концепции общекавказского культурного пространства.

По мнению Нино Чиковани, созданию общего культурного пространства на Кавказе препятствовали (и препятствуют ныне) не столько внешнеполитические факторы, а «отсутствие внутренних основ такого единства».

Можно согласиться или не согласиться с выводами Нино Чиковани, но, в любом случае, ее статья читается с огромным интересом. И, кстати, не только потому, что она знакомит нас с любопытнейшими воззрениями известных кавказоведов, но и потому, что, излагая весь этот познавательный материал, тактично выстраивает свою научную версию.

Тема сотрудничества в эмиграции грузинских и северокавказских представителей продолжена в статье Русудан Даушвили «Кавказская политика эмигрантов». Будучи одним из блестящих знатоков истории грузинской эмиграции ХХ века, автор особое внимание уделяет политическим планам, надеждам (часто – иллюзиям) предводителей грузинской эмиграции в связи с началом Второй мировой войны.

Таким образом, статья Р. Даушвили хронологически продолжает повествование профессора Отара Джанелидзе, и перед нами встает цельная картина видения кавказских проблем и будущего Кавказа грузинской и северокавказской эмиграцией на протяжении первой половины ХХ века.

Художественным воплощением идеи свободного от имперского порабощения Кавказа служат рассказы мэтра грузинской литературной молодежи 20-х годов Григола Робакидзе и играющего во многом схожую роль - но уже с 60-х годов прошлого века – Акакия Гацерелиа.

«Шамиль» и «Энгадди» Григола Робакидзе роднит с рассказами Акакия Гацерелиа «Чир-Юрт» и «Имам в ложе» не только и не столько историко-географический ареал, а глубинное ощущение родства рожденных в лоне Кавказских гор людей, их обычаев и традиций, неповторимости этого неукротимого свободолюбивого характера, и, наконец, стихийная симпатия писателей (своими истоками восходящая к Важа Пшавела и Александру Казбеги) ко всем тем историческим или литературным героям, в которых нашло воплощение это неистребимое мужественное начало.

Было бы несправедливо не вспомнить здесь великого Толстого, и неудивительно, что затрагивая тему «кавказской войны» и «горского характера», авторы «Литературной Грузии» часто апеллируют к «Хаджи-Мурату» и «Казакам».

«Кавказская тема», но уже в русской поэзии в совершенно новом ракурсе рассмотрена в глубокопрофессиональном исследовании молодого профессора университета в Беркли, Калифорния, США Харши Рама. Кстати, ставшего уже нашим «традиционным» автором.

К литературным аллюзиям часто обращается доктор филологии Ираклий Кенчошвили в своей рецензии на знаменательное исследование, посвященное «кавказской теме» – «Кавказ: земля и кровь. Россия в кавказской войне ХIХ века» блистательного петербургского историка Якова Гордина.

Монография Гордина в рецензии Ираклия Кенчошвили рассматривается параллельно с исследованием Александра Янова «Россия против России» и, нетрудно заметить, что автору ближе именно взгляды и концепции автора второй книги.

Если в исследовании профессора Харши Рама мы познакомились с Кавказом, отраженным в русской поэзии, то в публикации под рубрикой «Фольклор народов Кавказа» мы непосредственно слышим неповторимые голоса уроженцев кавказских гор – осетин, чеченцев, ингушей, даргинцев, карачаевцев, балкарцев, адыгов, кумыков, – в чьих колыбельных песнях, словах любви, восхищения и радости или же тоски и печали мы, взращенные на южных склонах Кавказа, видим столько общего со своими северными соседями.

Богатые фольклорные традиции, лежащие в основе их творчества, придают особое очарование поэзии Расула Гамзатова, Кайсына Кулиева (хотя сегодня мы воспроизводим образец его эссеистики), Нальби, и нам особенно приятно представлять на страницах журнала эти широко известные имена. Со своими именитыми коллегами в этом номере журнала соседствует молодой чеченский поэт Замбулат Идиев, проживающий ныне в Тбилиси.

И если вновь обратиться к фольклорным примерам, наверное, все по той же причине ментальной близости, среди тысяч и тысяч пословиц и поговорок найдутся лишь несколько, которые абсолютно сродни грузинскому мироощущению и среди них – потрясающая по своей образности чеченская пословица: «Если к тебе пришла беда, подними голову, если к людям пришла – опусти!»

Именно близость мироощущения и общность многих традиций грузин со своими северными соседями подчеркнута в этнографической зарисовке Спартака Рехвиашвили «Священный закон дружбы».

О том, как схожие традиции и ментальность отражаются в повседневной жизни, рассказывается в воспоминаниях Акакия Гецадзе, живо воссоздающих детские и школьные годы писателя.

Именно той школе, где учился А.Гецадзе – грузинской средней школе во Владикавказе, столетие которой торжественно отметили и в осетинской столице, и в Тбилиси, посвятил свою статью заслуженный педагог Грузии Шалва Рехвиашвили («Грузинская школа на берегу Терека»).

Владикавказ в частности, а Осетия в общем особенно богато представлены в данном номере журнала. Статья классика осетинской живописи Махарбека Туганова знакомит нас с Хетагуровым-художником. Читатель может оценить еще одну грань таланта основоположника осетинской литературы.

Примечательно, что машинописный экземпляр этой статьи мы обнаружили в архиве Махарбека Туганова, который в свое время его сын – Энвер привез на сохранение в семью своего тбилисского друга – известного грузинского искусствоведа профессора Игоря Урушадзе.

Для нас символична и знаменательна и история этой трогательной дружбы, и история этого архива.

Символично и то, что наш университетский друг и коллега Нугзар Цховребов опубликовал во владикавказском литературном журнале «Дарьял» проникновенное эссе о Галактионе Табидзе, свидетельствующее о глубинном проникновении в поэтический мир Галактиона.

Журналист и общественный деятель из Цхинвали – Коста Дзугаев - рассказал об юбилее замечательного цхинвальского педагога Тинатин Бахтадзе, которая поныне олицетворяет живую связь между двумя народами и преданность своей благородной профессии.

Нельзя не упомянуть о поэтической рубрике нашего журнала, в которой читатель познакомится с прекрасным переводчиком-германистом Сергеем Окропиридзе, на этот раз предстающим как автор вдохновленных Кавказом стихотворений.

Обращаясь к «злобе дня», к самым насущным проблемам, мы предлагаем вниманию читателя статью известного грузинского историка и литератора Тамаза Натрошвили, чей своеобразный взгляд на исторические и политические процессы так далек от категорического пафоса многих наших политиков и публицистов.

И наконец, как бы продолжая затронутую Тамазом Натрошвили проблематику, мы публикуем диалог эксперта по кавказским делам Мамуки Арешидзе с журналистом Ириной Зурабашвили, в котором очерчены основные вехи «кавказской проблематики» и сформулировано то видение путей разрешения внутрикавказских конфликтов, которое, как нам кажется, разделяет значительная часть грузинской политической элиты.

Вот такова, в общих чертах, тематика специального выпуска «Литературной Грузии», которая, надеемся, даст читателю возможность проследить исторические связи Грузии со своими северными соседями, свидетельства о которых сохранились не только в старинных хрониках и летописях, но и в грузинских архитектурных памятниках на Северном Кавказе, во множестве тех красочных этнографических традиций, которые мы, в свою очередь, заимствовали у наших соседей и общность которых не только согревает нам сердце, но и велит осознать неповторимость того хрупкого мира, к которому мы принадлежим. Наш долг – сберечь его для будущих поколений!
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия