Абхазия - краткая историческая справка

Дата: 27/10/2008

Абхазия – Автономная Республика в составе Грузии. Она расположена в северо – западной части страны между реками Ингури и Псоу. Площадь – 8,7 тыс. кв.км. Столица – город Сухуми.
XXX
Грузинская государственность насчитывает, по меньшей мере, 35 вековую историю. Легендарное Колхидское царство, существовашее с середины II тыс. до н.э. ,охватывало большую часть современной территории Грузии, включая Абхазию. С этого периода населенная грузинами современная территория Абхазии непрерывно входила в состав единого Грузинского государства или отдельных грузинских политических единиц ( Эгриси, Лазика и т.д. ).
Древние грузинские летописи, объединенные под общим названием «Картлис Цховреба» («Житие Грузии»), открываются сообщением об эпонимах народов Кавказа. Согласно этим летописям, территория от Лихских (Сурамских) гор (делящих Грузию на восточные и западные части) до реки Малой Хазарии (р.Кубань) досталась Эгросу, являющемуся эпонимом западных грузин-эгров. Хорошо известные древним летописцам абхазы представлены в «Житие Грузии» не отдельным народом, а частью западных грузин. Точно такого же мнения придерживались исключительно все античные и средневековые римско-византийские авторы, писавшие о генеалогии народов мира. И они, зная о существовании упоминаемых в источниках с I–II веков абазгов и апсилов (некоторыми современными авторами ощибочно отождествляемых с сегодняшними абхазами), в перечне народов мира вместо них указывали колхов  лазов  эгров, т.е. западных грузин.
Теми же западными грузинами было создано Абхазское царство со столицей в Кутаиси (конец VIII-X вв.). Все политическое и, что особенно примечательно, дошедшее до нас богатейшее культурное наследие этого царства - исключительно грузинское. Никаких следов деятельности негрузинского этноса не зафиксировано даже в той части Абхазского царства, которое именовалось Абхазским эриставством (воеводством) и охватывало территорию к северо-западу от Анакопии (Новый Афон). В пределах этого эриставства, в частности, Пицунде находилась кафедра автокефального в VIII-X и XV-XVIII веках (а в иные века подчиненого главе общегрузинской церкви) западногрузинского (абхазского) католикоса. В истории хорошо известны имена Пицундских архиереев - исключительно грузин. Более того, известны даже имена и фамилии нескольких сот церковных крестьян Абхазского католикосата в пределах современной территории Абхазии (XVI-XVIIвв). Среди них нет ни одного имени или фамилии, которых хотя бы предположительно можно было бы отнести к предкам современных апсуа- абхазов. Все они являются грузинскими.
Абхазское царство явилось основным ядром, объединившим общегрузинское государство: возглавляли его представители из абхазской (западногрузинской) царской династии. Уникальный древний письменный источник “ Жизнь абхазских царей”, составленный на грузинском языке, доказывает принадлежность этих царей к грузинской нации. То же самое доказывают многочисленные древние надписи, выполненные от имени абхазских царей на грузинском языке (каких-либо источников или надписей на апсуйско-абхазском языке не существует). Северо-западная граница объединенного грузинского государства, по письменным источникам, до сер. XIV в. достигала до Никопсии (до V века называлась грузинским именем - Старая Лазика), находившейся на реке Негопсухо (к северу от современного города Туапсе). В пределах и этого государства, особенно на современной территории Абхазии развивается и достигает высокого уровня лишь грузинская культура. В то же время в данном регионе нет следов политической и культурной деятельности негрузинского населения, в том числе народа апсуа (самоназвание абхазов). Можно лишь предположить, что со второй половины XIII в. в результате давления со стороны монголов, народ апсуа (абзоа, местопребывание которого зафиксировано в I веке у Плиния Старшего к северу от Астрахани), двигаясь к юго-западу, этот народ проник в северо-западные пределы Грузии, но еще не достиг современной территории Абхазии.
В период столетнего монгольского господства в Грузии (с сер. XIII до сер.XIVвв.) начинается процесс дезинтеграции единого грузинского государства. Сначала возникает Имеретинское царство (правопреемник Абхазского царства), внутри которого начинают обособляться Мегрельское и Гурийское княжества. Мегрелия включает в свой состав Абхазское эриставство, охватывавшее территорию от Анакопии (Новый Афон) до р. Бзыби ( примерно, современный Гудаутский р-он). Знаменитый грузинский царь Георгий V Блистательный (1313-1346гг.) освободил страну от монгольского ига и вновь объединил всю Грузию до Никопсии. Абхазское эриставство, как часть Мегрельского княжества, и на этот раз входило в состав единой Грузии.Наследники Георгия V-го, особенно Александр I Великий (1412-1443гг.) сохранили и укрепили единство страны. Абхазское эриставство - территория современного Гудаутского района – находилось в ее пределах. Анакопия, город Цхуми (Сухуми) и лежащие к юго-востоку от них земли вплоть до реки Ингури являлись органической частью Мегрельского княжества, о чем свидетельствуют многочисленные грузинские и зарубежные, в том числе русские источники - как письменные, так и картографические. Среди множества таких документов можно выделить материалы о деятельности Генуэзской торговой фактории в Цхуми  Сухуми (1354-1475 годы). Они однозначно доказывают, что генуэзцы имели сношение только с владетелями Мегрелии («Нижней Грузии») и местным грузинским населением.
К концу XV века Грузия распалась на царства и княжества. Абхазское эриставство, оставаясь частью Мегрельского княжества, подобно другим грузинским эриставствам, стремилось к самостоятельности. В середине XVI века, владетели Абхазии с помощью Турции и находящихся под ее влиянием горцев Кавказа упрочили свое положение. Горцы–язычники (частью мусульмане) наполнили все эриставство от Анакопии до р.Бзыби. Католикос Западной Грузии в этих условиях вынужден был перенести свою резиденцию в Гелати (около Кутаиси), хотя официально Пицунда по-прежнему оставалась католикосской кафедрой. Прекратили функционирование многочисленные церкви и монастыри, действовавшие в эриставстве. Полный контроль над Абхазией восстановил владетельный князь Мегрелии Леван II Дадиани (1611-1657 гг.). Он же, с целью восстановления христианства окрестил новое население (до 40 тыс. человек) Абхазского эриставства и назначил им епископа.
В XVI-XVII веках грузинcкие царства и княжества, которые начиная с 1555 г. были разделенны между Турцией (ей досталась западная Грузия) и Ираном (восточная Грузия), стремились к установлению дружественных отношений с единоверной Россией, тщетно добиваясь от нее защиты и покровительства. 12 декабря 1638г. царь России Михаил Федорович принимал посла Мегрельского княжества, а с ноября 1639 г. до мая 1640г. в Мегрелии находились послы России. Составленные русскими послами отчеты, изданные еще в XIX веке и переизданные недавно (2005г.), рисуют четкую картину этнополитической ситуации на современной территории Абхазии. Они убедительно доказывают, что к середине XVII века этническая граница Мегрелии простиралась, как минимум, вплоть до современного Гульрипшского района (русские послы, путешествуя по Мегрелии, гостили и в грузинском Драндском монастыре, что недалеко от Сухуми), а политическая власть Дадиани распространялась и на всю остальную часть сегодняшней территории Абхазии (по материалам посольства, назначаемый владетелем Мегрелии католикос этого княжества и всей западной Грузии находился в Пицунде, что недалеко от Гагры и современной границы с Россией). В материалах посольств нет ни слова об апсуа-абхазах, хотя русские послы объездили всю тогдашнюю Мегрелию, в том числе современный Гальский, Очамчирский и Гульрипшский районы, ныне входящие в Абхазию. Мегрелию, включавшую сегодняшнюю территорию Абхазии, Российский царь в своей грамоте Левану II Дадиани называет Иверской (Грузинской) страной. В ответной грамоте Леван II писал царю Михаилу Федоровичу, что он пребывает «во стране Иверской, в месте Мегрельском». Таким образом, Россия впервые официально познакомилась с нынешней территорией Абхазии, как с частью Грузинской (Иверской) страны.
До начала 70-х годов XVII века около Цхуми (Сухуми) функционировала т.н. Келасурская стена - фортификационное сооружение, воздвигнутое владетелями Мегрелии. Она обозначена на картах находившихся в Мегрелии в первой половине XVII века католических миссионеров Арканджело Ламберти и Кристофоро Кастелли со следующей надписью: «Стена в шестьдесят тысяч шагов для приостановления набегов абазин». Абазины (апсуа), утвердившиеся в Абхазии в XVII веке (поэтому Грузины называли их абхазами) под предводительством владетелей края Шервашидзе, действительно осуществляли набеги на Мегрелию с целью расширения пределов Абхазского эриставства и освобождения его от княжеской зависимости. В то же время владетели Абхазии, относя себя к Грузинскому государству, безоговорочно признавали зависимость от грузинских царей. Например, в 1661 году, когда царь восточной Грузии Вахтанг V временно подчинил и западную часть страны, владетель Абхазии выразил полное повиновение царю, а по его приказанию - и владетельному князю Мегрелии.
В последующие годы обстановка в стране изменилась. Не удалось восстановить единство разделенного между Турцией и Ираном государства, обострились междоусобицы.Дорого обошелся Мегрелии приезд русских послов, а так же нередкое оказывание помощи воевавшим против турок русским казакам. Стремясь оттеснить Мегрелию подальше от Российских границ, Турция активизировала против нее набеги северо-кавказских союзников, на которых опирались и владетели Абхазии в междоусобной войне с владетелями Мегрелии. В начале 80-х годов XVII века, когда представитель абхазской владетельной фамилии Сорек Шарвашидзе включился в борьбу за княжеский престол Мегрелии, он как раз, при решающей помощи горцев Кавказа добился успеха и овладел территорией до р.Ингури, присвоив себе титул владетеля Мегрелии. Поскольку абхазам не удалось овладеть остальной Мегрелией, территория до Ингури вскоре была объявлена частью Абхазии. На захваченной земле новоявленные хозяева прежде всего уничтожили представителей дворянства и православного духовенства, жестоко расправились с местным грузинским населением, большую часть которого превратили в рабов и беженцев, а многих продали в плен. На занятой земле они заселили горцев Кавказа - абазин, кабардинцев и др; прекратили функционирование или вовсе разрушили, веками создаваемые многочисленные грузинские святыни - церкви и монастыри. Среди них можно назвать знаменитые религиозно –культурные центры общегрузинского значения – епископские кафедры в Драндах и Мокви, полностью опустевшую резиденцию абхазских (западногрузинских) католикосов в Пицунде, украшенные грузинскими надписями храмы в Лыхни, Анухве, Анакопии, Цебельде, Члоу (Чала) и др.; были разграблены, а затем уничтожены принадлежащие Пицундскому католикосату церковные хозяйства. Только на участке между реками Ингури и Галидзга, вернувшемся с начала XVIII в. вновь под власть владетелей Мегрелии, удалось сохранить действуюшие храмы в Бедиа и Илори.
Факт позднего заселения современной территории Абхазии горцами Кавказа и оттеснения грузинского населения к югу, вопреки утверждениям сепаратистской историографии, зафиксирован у многих грузинских (Вахушти Багратиони, Д.Бакрадзе, А.Хаханашвили и др.), русских (В.Н.Татищев, А.Н.Дъячков-Тарасов и др.) и европейских (Петр-Симеон Паллас, Юлий Клапрот, Фредерик Дюбуа де Монперэ, Эдмунд Спенсер и др.) авторов XVIII-XIX cтолетия, а так же более позднего периода. Почти современник описываемых событий, выдающийся русский историк В.Н. Татищев (1686-1750гг.), сочинения которого имеют значение источника, писал, что Абхазия (Авхети), по его мнению, «часть Мингрелии северная, которую турки и кабардинцы имянуют Авхазос, наши древние именовали обезы. Ныне оной большую часть кубанцы наполняют». По определению самого В.Н.Татищева, обезы-древние жители северной Мегрелии (Абхазии) – т.е. грузины. Кубанцами же, наполнившими северную Мегрелию, по русским летописям, назывались черкесско-адыгские племена, которые действительно проживали на Кубани. Еще в первой четверти XVI века С.Герберштейн в своих знаменитых «Записках о Московии» писал, что к юго-востоку от Азовского моря «по р.Кубани, впадающей в болото (Азовское море - /авт./) , живет народ афгазы». Тот же автор считал, что «за р.Кубанью находится Мингрелия». На карте Джакопо Гастальди (1561г.) по реке Кубани действительно обозначен Авсvаs rеgi с городом Асuа (так называют город Цхуми, т.е. Сухуми, апсуа-абхазы). Совершенно ясно, что именно эти кубанцы, как справедливо пишет В.Н. Татищев, «наполнили», т.е. заселили северную Мегрелию, привезя с собой даже название своего главного населенного пункта. Еще один известный русский историк А.Н.Дъячков-Тарасов в 1905 г. писал : «Абхазцы не всегда обитали там где теперь живут, а предания их, многие исторические данные и обычаи указывают , что они пришли с севера и потеснили картвельские племена, пока не остановились у Ингури». О пришлости апсуа-абхазов из севера А.Н Дъячков-Тарасов писал и в 1903 году (а так же в 1909-1910 годах ), указав при этом, что «произошло это не так давно, быть может в XVI-XVII веках». Абсолютно точное заключение.
Намного раньше к аналогичным выводам пришел академик Фр. Дюбуа де Монперэ, побывавший в Абхазии в 1833году. Он писал о том, как владения Мегрельских Дадиани «распространились по берегу моря приблизительно до Зихии, и как терзали ее (Мегрелию, /авт./) постоянные набеги врагов и кровавая рука черкесов, с одной стороны, и турок, с другой, гуляла по этим прекрасным берегам. Князья Дадиани, вынужденные перенести свои границы два столетия тому назад в Анакопию, отошли сейчас до реки Гализги, и Абхазия, эта несчастная страна стала такой же дикой, как леса Америки: все обратилось в развалины, все церкви обрушились, все следы цивилизации сгладились».Вывод Дюбуа де Монперэ подтверждает тот непреложный факт, что абсуа-абхазы, вопреки утверждениям сепаратистов, являются не творцами, а разрушителями веками создаваемой грузинами на современной территории Абхазии христианской цивилизации. То, что современные апсуа – абхазы не являются создателями этой цивилизации, подтверждается полным отсутствием в их языке христианской терминологии, в том числе даже таких основных терминов, как церковь, христианин, крест, рождество, пасха, крещение, священник и т.д. Вся христианская терминология позаимствована ими из грузинского языка.
Англичанин Эдмунд Спенсер, рассказывая об апсуа-абхазах, как о непримиримых врагах России, отмечал (1851г.), что «они частью являются потомками крымских (кабардинских /авт./) и кубанских ханов и султанов, которые со своими племенами поселились в этих местах». Таким образом, факт позднего заселения чисто грузинской территории от реки Ингури до реки Псоу кавказскими горцами, «забытый» историками за последние десятилетия (с конца 50-х годов XX века) по политическим соображениям, настолько очевиден, что не подлежит никакому сомнению.
С конца XVII века происходил долгий и болезненный процесс формирования современной абхазской (апсуйской) нации путем слияния местных грузин-христян и занявших господствующее положение пришлых апсуйцев-язычников, частично мусульман. В основном он завершился в XIX веке. Слияние разных этносов и религий наложило свой отпечаток на состояние религии (смесь христианства, мусульманства при ведущей роли язычества), нравы и обычаи этого народа (во многом общие с грузинами). Несмотря на радикальные демографические изменения, владетелями Абхазии остались грузинские князья по фамилии Шарвашидзе. Они никогда не отделяли себя от грузинского мира и не отказывались от грузинского языка, являвшегося в Абхазии единственным языком делопроизводства и богослужния. Со своей стороны, цари Имеретии (западной Грузии) всегда считали Абхазию своей провинцией, хотя их власть на князей Шарвашидзе была номинальной. Согласно карте Имеретинского царства, составленной в Кутаиси и отправленной царем Александром V в 1738 году в Петербург (она была вручена императрице Анне Иоановне), вся территория нынешней Абхазии является частью Имерети (подлинник карты хранится в Москве в Центральном военно-историческом архиве). Царь Имерети Соломон I (1752-1784 гг.) носил титул царя абхаз-имеров; в одном из писем от 26 апреля 1776 г. он именует себя «владыкой абхазов, имеров, гурийцев и всей Нижней Иверии». Хорошо известно, что Нижняя Иверия т.е. Нижняя Грузия включала и Цхуми (Сухуми), а так же всю сегодняшнюю территорию Абхазии.
Владетели Мегрельского (Одишского) княжества, потерявшие реальный контроль над Абхазией, так же не отказывались от своих исконных земель. Они именовались: «владетель Одиши-Лечхуми-Сванов и Абхазов». Так титуловались, например, Кация II Дадиани (1758-1788 гг.), Григол Дадиани (1788-1804 гг.) и др. С начала XVIII в. в состав Мегрелии была возврашена территория между реками Ингури и Галидзга, получившая названия Самурзакано.
В конце XVIII- начале XIX веков положение грузинских политических единиц резко изменилось, что связано с заключением в 1783 г. покровительственного трактата между Карталинско-Кахетинским царством (восточная Грузия) и Россией. Правда, трактат несколько ограничивал суверенитет Грузии, но страна сохраняла независимость и оставалась субъектом международного права. Важно отметить, что один из пунктов трактата (четвертый сепаратный артикул) предусматривал обязательство России, способствовать освобождению и возвращению исторических земель Грузии под власть восточногрузинских царей. Тем самым Петербург (взамен ограничения суверенитета Грузии в пользу России) брал на себя обязательство способствовать восстановлению Грузинского царства в своих исторических границах. Следовательно, трактат 1783 г. имел прямое отношение и к Абхазии, которую в России по-прежнему считали составной частью Мегрельского княжества. По «Исторической Карте Российской Империи» (1793 г.), северо-западная граница Грузии (которая, по карте, считается приобретенной территорией) достигает до Азовского моря; на ней обозначены и западногрузинские провинции – Имеретия, Менгрелия. Последняя включает в свой состав территорию и современной Абхазии, которая на карте отдельно вообще не обозначена. Четвертый сепаратный артикул трактата 1783 г. как раз предусматривал восстановление Грузинского царства в границах, указанных на «Исторической Карте Российской Империи» 1793 года.
Однако Россия жестоко обманула надежды доверившей ей свою судьбу Грузии. Она не только не выполнила взятые на себя обязательства по покровительству и восстановлению единого государства, но в сентябре 1801г. упразднила восточногрузинское царство и ввело в стране прямое русское управление. При этом Россия временно отказалась от губернской формы правления и 1802 г. учредило «Управление Грузией», во главе которой стояли главнокомандующие, называемые и главноуправляющими Грузией. Такая особая форма правления, способствовала иллюзии «сохранения» Грузии и позволяла России придавать «законный характер» захвату исторических грузинских провинций, подвластных Турции и «восстанавливать» историческое Грузинское царство не как независимое государство (как предусматривал трактат 1783г.), а уже как провинцию России.
Растоптав трактат 1783г. и аннексировав восточную Грузию, Россия стала постепенно прибирать к рукам и западную часть страны, в том числе и Абхазию. В декабре 1803 г. Григорий Дадиани как «законный владетель Одишский, Лечхумский, Сванетский, Абхазский и всех земель, искони предкам моим пренадлежащих», написал прошение о принятии в подданство России «со всеми моими владениями, как выше названными, так и разными случаями отошедшими». Правитель Мегрелии явно имеет в виду как Абхазию, так и Джикети и другие исторические грузинские земли вплоть до Азовского моря (см. карту России 1793г.). Нет сомнения, что прошение о вступлении Мегрелии в подданство России даже с «отошедшими» от нее территориями написано под диктовкой из Петербурга с учетом четвертого сепаратного артикуля из трактата 1783г. В соответствии с этим артикулем и прошением Григория Дадиани Россия получила «законное право» бороться за присоединение всего северо-восточного Причерноморья, включая Абхазию.
На рубеже ХVIII- XIX веков Абхазия, благодаря поддержке Турции и энергичным усилиям ее владетеля Келеш-бека, являлась довольно сильным политическим образованием. Келеш-бек с 1803 г. уже высказывал тайное желание вступить в подданство России и при посредничестве владетеля Мегрелии пытался установить связь с главноуправляющим Грузией генералом П. Цициановым. Последний, 27 октября 1803г., сообщал канцлеру графу А.Р. Воронцову: “Между тем долгом почитаю коснуться истории Келеш-бека и его владения. В 15-ом веке, а именно до 1414 года от Рождества Христова, когда Иверия не была разделена, он, Келеш-бек, известен был по имени Шервашидзе: владение его составляло одну из провинции Иверии». Это и давало «законное» право России на овладение Абхазией.
Современная территория Абхазии, как и другие грузинские провинции, по частям вступила под покровительство России. 9 июля 1805г. владетели Самурзакано (территория между реками Ингури и Галидзга) в селении Бандза (Мартвильский район) подписали клятву на верность России и Мегрелии, считая себя частью последней. «Мы есть рабы,- сказано в клятве, - как всемилостивейшего Государя, так и самодержца Мингрелии Левана Дадиани, ибо мы с нашей землею издревле принадлежали Мингрельскому самодержцу кн. Дадиани».
С учетом международной обстановки несколько затянулось принятие собственно Абхазии под Российское покровительство. Этот процесс ускорился после убийства в 1808 г. Келеш-бека и усиления в Абхазии протурецких сил. Возглавлял эти силы сын убытого владетеля Арслан-бек (обвиненный в убийстве отца), захвативший власть и пользовавшийся поддержкой большинства населения. Провозгласивший себя владетелем Абхазии старшй сын Келеш-бека, зять владетеля Мегрелии Георгий (Сефер-бек) объявил войну брату Арслан-беку и обратился за помошью к русским властям, а также к временной правительнице Мегрельского княжества Нино Дадиани. Она привела Георгия Шарвашидзе к присяге на верность императору России. В письме на имя Нино и малолетнего законного владетеля Мегрелии Левана Дадиани (1804-1840 гг.) Георгий Шарвашидзе обязывался со своими «верными и усердными подданными повиноваться и слушаться приказаний Главноуправляющего Грузией». Владетель Абхазии понимал, что вступив в подданство России, его владение снова становилось частью Грузии, но уже управляемой не грузинскими царями, а русскими генералами. В упомянутом письме Георгия Шарвашидзе содержиться следуюшая просьба к правителям Мегрелии: «Так как вы привели меня к присяге с верными моими князьями на верность всемилостивейшему Государю нашему императору, то поревнуйте за меня, чтобы вами мне обещанное не миновало двора самодержавнейшего государя нашего, ибо я уже выказал себя пред татарам противником и врагом, а так же выдал вам аманатов, как вы просили.Следовательно, от вас зависит как вы за меня потрудитесь или как отверзете мне дверь самодержавнейшего государя нашего». Решение судьбы Абхазии, действительно, во многом зависело от Мегрелии, правители которой постоянно давали знать русским властям, что исторически Абхазия является частью их владения. 8 июня 1808 г. в письме на имя императора с просьбой о принятии Абхазии в подданство России, Нино Дадиани недвусмысленно писала: «Хотя переменчивость времени и соседственные несогласия вывели Абхазию из нашего владения, но издревне Никопсия была наследственной столицей Дадиани Левана (Леван II -1611-1657гг. /авт./) и его предков и покойный Кациа Дадиани (Кациа II – 1758-1888гг. /авт./) взымал с Абхазии дань и она есть член Мингрельского владения, почему удобно может быть принята под Ваше единодержавие». Таким образом, Абхазия вступала в подданство России как «член Мингрельского владения».
Усилиями Нино Дадиани решение вопроса об Абхазии ускорилось. 12 августа 1808г. Георгий Шарвашидзе и верные ему князья подписали составленные на грузинском языке просительные пункты о прнятии Абхазии в подданство России. В них владетель Абхазии еще раз подчеркнул, что обязуется быть «покорен Главноуправляющему Грузиею вместе с верными и усердными рабами и подданными». Просительные пункты имеют следующую приписку Георгия Шарвашидзе: «Прежде сего посланные от меня письма и сие я заставил писать господина Протоиерея Иоанна Иоселианова (настоятель Мегрельской придворной церкви- авт.), который искренним сердцем советовал мне предать себя в подданство императорскому престолу». 17 февраля 1810 император России Александр I утвердил просительные пункты владетеля Абхазии. Приведенные материалы ясно показывают, что Абхазия вступила в подданство России как историческая провинция Грузии, как «член Мегрельского владения». Решающую роль в этом сыграла временная правительница Мегрелии, дочь Грузинского царя Георгия XII - Нино Дадиани, наивно полагающая, что сможет вернуть Абхазию с помощью России. Главнокомандующий Русской армией в Грузии и на Кавказе генерал А. Н. Тормасов 11 января 1810 г. писал министру иностранных дел России графу Н.П. Румянцеву, что именно стараниям Нино «должно отнести наклонение Сефер-Али-бека вступить со всем Абхазским владением в вечное покровительство и подданство России.» После всего этого, не выдерживает никакой критики громогласное заявление высших руководителей сегодняшней России, оправдываюших незаконное решение о признании «независимости» Абхазии лжеисторией- якобы вступлением Абхазии в состав России отдельно от Грузии. На самом же деле Абхазия вступила в подданство России как провинция исторической Грузии и была подчинена главноуправляющим Грузией.
Отдельно от остальной Абхазии подписали составленное на грузинском языке клятвенное обещание владетели Цебельды, прибывшие по приглашению правителя Мегрелии Левана V Дадиани в с. Окуми 29 ноября 1815 г. В подписанном документе сказано: «Мы нижеподписавшиеся, владельцы Цебельдинской области князья Маршания, подносим сие письмо вам, светлейшему владетелю Дадиани Леону, в том что хотя отцы и деды наши были послушны и верны вашим предкам, но по некоторым случайным тревогам отдалились один от другого, ныне же, так как вы желаете нашего сближения, с возобновлением любви и милости к нам по прежнему, то и мы верим таковому истинному слову вашему и клянемся на сем св. Алкоране прежде всего не быть ни в чем противниками его Величества Российскому Государю Императору Александру Павловичу и поставленным от Него в здешних странах правителям, через посредство Ваше; быть покорными и вашим велениям»... Небезынтересно отметить, что омусульманившиеся владетели Цебельды клятву на Алкоране давали грузинскм православным свяшеннослужителям - Цайшскому митрополиту Григорию (Чиковани), архимандриту Георгию (Кухалашвили) и протоиерею Иоанну Иоселиани. Из приведенного документа, заверенного печатью митрополита Григория, хорошо видно, что Цебельдинская область, по признанию ее правителей (и по многим другим сведениям) исторически (до XVII века) являлась владением Мегрелии; поэтому они поклялись впредь не враждовать с Россией и «быть покорным» велениям Левана V Дадиани.
Несмотря на подписание «Просительных пунктов» и «Клятвенных обещаний» абхазский народ до конца 70-х годов XIX в. не прекращал неравную борьбу с Россией. 27 марта 1864 г. наместник Кавказа Михаил Романов, обосновывая необходимость и целесообразность упразднения Абхазского княжества, писал, что «Россия вместо благодарной союзницы приобрела в Абхазии непокорную и коварную рабу, готовую с распростертыми объятиями принять каждого врага нашего, который явится у ее берегов.Так поступила она в минувшую войну (1853-1856 гг. /авт./)... И в настоящее время еще не один солдат не смеет обойти двух верст от Сухума, не подвергаясь опасности быть убитым, ни один начальник не решает проехать по этому краю без сильного конвоя...
При таком положении края выгодна ли России и согласно ли с чувством справедливости и человеколюбия оставлять его под властью владетеля, теперь им управляющего.
В отношении политическом это было бы положительно вредно. Оставаясь в настоящем положении, Абхазия всегда будет представлять готовый плацдарм и готовое основание для действий неприятеля против Закавказского края со стороны моря.» Наместник предлагал упразднить княжество, образовать военный округ с подчинением Кутаискому генерал-губернатору, водворить вдоль морского берега до устья Ингури казачьи поселения. В апреле 1864г. император одобрил предложения наместника. Тем самым манифест от 17 февраля 1810 г. о принятии Абхазии под Российское покровительство потерял юридическую силу.
После окончания Российско-Кавказской войны (21 мая 1864г.) настало время для приведения в исполнение решения об упразднении Абхазского княжества. В июне 1864г. последний владетельный князь Абхазии Михаил Шарвашидзе отстраняется от должности и вводится прямое русское управление. Абхазия преобразовывается в Сухумский военный отдел, а с 1883 года_ в Сухумский военный округ в составе Кутаиской губернии. С 1903 года округ, из которого затем была выведена Гагра, подчинялся непосредственно наместнику, в судебном и полицейском отношениях оставаясь в введении Кутаиской губернии.
Упразднение Абхазского княжества и введение прямого русского управления привело к массовому недовольству населения. Оно стало одной из главных причин восстания в Абхазии 1866 года. Власти жестоко подавили восстание, а в 1867 году организовали т.н. мухаджирство - массовое изгнание абхазского населения в Турцию. По официальным, заниженным данным, до 20 тыс. абхазов покинули родину. Очередная волна массового переселения приходится на период русско-турецкой войны 1877-1878гг. Жертвами мухаджирства стали тогда около 32 тыс. абхазцев, обвиненных в государственной измене. Это была величайшая народная трагедия. Результаты мухаджирства могли быть еще более плачевными, если не успешная миссионерская деятельность в Абхазии грузинского духовенства под руководством ныне канонизированных святителей - епископов Александра (Окропиридзе) и Гавриила (Кикодзе). Они более 25 лет (соответственно, в 1861-1869 и 1869-1886 годах) руководили Абхазской епархией Грузинского экзархата и окрестили несколько десятков тысяч абхазов, что спасло этот народ от полного физического исчезновения, подобно безжалостно уничтоженным Россией убыхам и другим горским племенам восточного Причерноморья от реки Псоу до Азовского Моря.
Власти приняли и другие жесткие меры для подавления «ненадежных» абхазцев. По указу императора от 31 мая 1880г. они были объявлены «виновным населением», что привело к дискриминации народа, ограничению социальных и политических прав всего абхазского населения.
После победоносного завершения войны на Кавказе, уничтожения или выселения из родных мест целых народов, особенно подавления и крайнего ослабления абхазов, Россия ужесточила колониальную политику в Грузии. В Абхазии она выразилась в ускоренной колонизации края русскими, армянами, греками и другими лояльными к России народами (в тот период во внутренние районы Абхазии возвращалось и грузинское население), в русификации школы и церкви, притеснении грузинского населения, искоренении грузинского языка со всех сфер государственной и общественной жизни, искусственном обострении взаимоотношений между грузинами и абхазами. В отношении абхазов власти проводили политику « кнута и пряника». В результате мухаджирства абхазы настолько ослабли, что они больше не являлись реальной политической силой и не представляли угрозу для империи. В этих условиях власти пытались направить недовольство абхазов против грузин, находившихся в авангарде борьбы с царским самодержавием. Имперская политика «разделяй и властвуй» дала первые ощутимые результаты в период революции 1905года в России. Неожиданно для всех, абхазы не примкнули к революции. Более того, они поддержали политику царизма и самодержавный строй. Причину этого явления следует искать в особенностях устройства абхазского общества (в отсутствии социального гнета и острых классовых противоречий), в успехе целенаправленной антигрузинской политики царизма, русификации всех сторон жизни ослабленного абхазского народа, в естественном стремлении последнего избавиться от звания «виновного населения», чтобы вернуть незаконно отнятые в 1880 г.политические и социальные права. Расчет в определенной мере оправдался. 27 апреля 1907 г. император Николай II утвердил представленные правительством положения «Об уравнении прав землевладения жителей Сухумского округа». Народ освободился от угнетающего и унижающего звания «виновного населения».
Как в ходе революции 1905-1907 годов, так и особенно после ее поражения, ознаменовавшегося началом реакции, власти стремились углубить пропасть между грузинами и абхазами. Уже с начала XX в. имели место попытки (хотя и безуспешные) церковного отделения Абхазии от Грузинского экзархата; началась разработка, в том числе в академических кругах, идеологии «Абхазия - не Грузия», которая активно внедрялась в сознание абхазского народа. Несмотря на все старания царизма и реального обострения грузино-абхазских взаимоотношений, в 1916 году и до февраля 1917 г. (до свержения царизма) передовые представители грузинского и абхазского народов сумели совместно отстоять единство Грузинского экзархата и Сухумской епархии, предотвратив осуществление плана русского святейшего синода об отделении от экзархата Сухумской епархии, а от последней – церквей Самурзакано.
После февральской (1917г.) демократической революции и свержения царизма изменилась обстановка во всей бывшей империи, в том числе в Закавказье, в самой Абхазии. Высшим органом власти в России являлось временное правительство, в Закавказье - Особый Закавказский Комитет (во главе которого стоял самурзаканец А.Чхенкели), а в Абхазии - Комитет общественной безопасности (создан 10 марта 1917г. во главе А. Шарвашидзе). Должность Сухумского городского головы занимал В. Чхиквишвили. Как и следовало ожидать, апсуа-абхазы и их политические лидеры сильно сочувствовали объединительному движению горцев Северного Кавказа. В сентябре 1917 г. был создан Центральный Комитет (Правительство) горцев, делегировавший своего представителя в Абхазию. Съезд Абхазского народа (7-8 ноября 1917г.) принял решение о вхождении в союз горцев, утвердил декларацию и конституцию Абхазского Народного Совета (АНС), избрал состав Совета (председатель С.Басариа). АНС являлся национально-политическим органом только абхазского народа, защищал его интересы и не претендовал на роль правительства или высшего политического органа. Он послал своего представителя на Северный Кавказ и в правительство горцев, получив место полномочного «министра» по делам Абхазии. Необходимо подчеркнуть, что установление политических связей с Северным Кавказом, вопреки утверждению сепаратистов, не означало вхождение Абхазии в его состав. В административном отношении Абхазия оставалась в составе Закавказья. На территорию Абхазии не претендовало и Временное правительство союза горцев. В его декрете №1 от 4 декабря 1917 г. говорилось: «В отношении Закатальского и Сухумского округов Временное Горское правительство имеет власть по вопросам национально-культурного и политического характера, распространение теперь же и полностью государственной власти горского правительства на эти округа представить на разрешение Закатальского и Сухумского народных советов». АНС никогда не принимал решение о государственном объединении Абхазии с Северным Кавказом. Более того, II крестьянский съезд Сухумского округа (4-9 марта 1918г.) принял решение о вхождении Абхазии «в общую семью Закавказских наций, как равноправный член», чтобы она выковала «свою судьбу и наилучшее будущее совместно с демократической Грузией».
Абхазия находилась под юрисдикцией правительства Закавказья. 11 ноября 1917г. власть Особого Закавказского Комитета сменяется властью временного правительства – Комиссариата - под председательством Е. Гегечкори. После разгона большевиками Учредительного Собрания России (январь 1918г.) Комиссариат взял Курс на независимость Закавказья. 10 февраля 1918г. депутаты Учредительного Собрания от Закавказья образовали Закавказский Сейм, провозгласили независимость региона (9 апреля 1918г.). Назначенное Сеймом новое правительство Закавказья возглавил А. Чхенкели, а Сухумский округ (Абхазия) стал частью независимого Закавказья.
Параллельно с государственным устройством Закавказья шел процесс самоопределения народов, входящих в его состав. В рамках этого процесса в Тбилиси состоялась встреча представителей Грузинского и Абхазского народных советов. После деловой дискуссии стороны пришли к соглашению «воссоздать единую нераздельную Абхазию в пределах от р. Ингури до р.Мзымта, в состав которого войдут собственно Абхазия и Самурзакано». Форму будущего политического устройства Абхазии должен был определить демократически избранное Учредительное Собрание. К этому времени усилиями Закавказских властей практически разрешился вопрос о возвращении Гагрской зоны вновь в состав Сухумского округа. Предварительное решение по данному вопросу приняло 30 октября 1917г. заседание Особого Закавказского Комитета под председательством А. Чхенкели, а 7 декабря 1917г. Закавказский Комиссариат под председательством Е. Гегечкори окончательно постановил: «В отмену высочайше утвержденного 25 декабря 1904г. положения Комитета Министров, восстановить старую историческую границу Сухумского округа путем включения в округ Гагрского и Бзипского районов».
Зимой и весной 1918г. российские большевики дважды попытались захватить Абхазию и установить советскую власть. Однако, по решению Сейма и правительства Закавказья грузинская национальная гвардия 17 мая 1918г. освободила Сухуми, а затем –остальную часть Абхазии. 20 мая 1918г. Абхазский Народный Совет подтвердил собственные решения, а также решение II крестьянского съезда о вхождении Абхазии в общую семью Закавказских народов. Вопреки очевидным фактам, сепаратистская историография день провозглашения независимости Горской республики- 11 мая 1918г.- считает днем восстановления абхазской государственности. Невозможно понять, каким образом восстановила Абхазия свою государственность в условиях большевистской оккупации, разгона АНС, ареста его членов и когда регион именовался не Абхазией, а Сухумским округом? Миф о восстановлении государственности всего лишь выдумка сепаратистов.
В мае 1918г., из-за внутренних разногласий по важным международным вопросам, Закавказское государство распалось. 26 мая 1918 г. Грузинский Национальный Совет объявил государственную независимость. В результате переговоров между правительством Грузии и АНС 11 июня 1918 г. заключен договор, ставший основой возвращения Абхазии в лоно грузинской государственности.
Шовинистов и сепаратистов не устраивал мир и согласие в Абхазии. В середине июня 1918 года Российские большевики осуществили очередное наступление из Сочи и дошли до Нового Афона. По просьбе членов Абхазского Народного Совета, правительство Грузии направило в Абхазию военный отряд под командованием генерала Г. Мазниашвили. 19 июня генерал прибыл в Сухуми, а 27 июня перешел в наступление. Грузинские войска, усиленные абхазским эскадроном из 300 человек, не только освободили Абхазию, но и продолжили наступление и 26 июля 1918 года взяли Туапсе, в августе же 1918 г. отступили до Сочи.
Сепаратисты воспользовались создавшимся положением и 27 июня 1918 года, когда в Абхазии происходили бои против большевиков, на Кодорском участке высадился приглашенный ими турецкий десант. Грузинские войска с помощью русских казаков разгромили этот десант.
Шовинисты и сепаратисты, потеряв всякую надежду на успех, подняли шумиху об «оккупации» Абхазии генералом Г. Мазниашвили и требовали удаления из региона грузинских войск. Тезис об «оккупации» поныне эксплуатируется сепаратистской историографией, доказывая с ее помощью «незаконность» вхождения Абхазии в состав Грузии в 1918 -1921годах. Этот вопрос не раз обсуждался на заседаниях АНС. 17 июля 1918 г. был рассмотрен вопрос о доверии штабу Г. Мазниашвили. АНС решил «вновь подтвердить неоднократные свои постановления и высказаться о необходимости присутствия здесь грузинских частей». 18-19 июля 1918 года АНС не поддержал даже предложение представителя правительства Грузии И.Рамишвили о выводе грузинских воиск из Абхазии. Приведенные факты опровергают утверждение об «оккупации», ибо грузинские войска находились в Абхазии в соответсвии с договором от 11 июня 1918г. и по настоятельной просьбе АНС.
После провала большевистской авантюры, сепаратисты взяли курс на белогвардейцев во главе с М.Алексеевым и А.Деникиным. Безуспешные переговоры министра иностранных дел Грузии Е.Гегечкори и ген. Г. Мазниашвили с руководителями белогвардейцев по вопросам Сочинского округа 25-26 сентября 1918 г. показали , что противник возлагал серьезные надежды на беспринципных сепаратистов.
Опасение оправдались. 9 октября 1918г., подстрекаемые белогвардейцами сепаратисты предприняли попытку политического переворота, отстранения от власти руководителей АНС во главе с председателем В. Шарвашидзе. Попытка провалилась. По предложению председателя АНС и других его членов правительство Грузии распустило Народный Совет, арестовало заговорщиков, а затем назначило новые выборы. В период предвыборной кампании Грузии пришлось отражать нападение белогвардейцев, вторгшихся в ее пределы со стороны Сочи. Противник оккупировал Гагры и укрепился на р.Бзыби.Несмотря на это, 13 февраля 1919 г. первые в истории Абхазии демократические многопартийные выборы в Народный Совет прошли организованно. 20 марта 1919 г. Народный Совет принял «Акт об автономии Абхазии», первый пункт которого гласит: «Абхазия входит в состав Демократической Республики Грузия , как ее автономная единица». В мае 1919 г. Народный Совет принял решение о создании правительства Абхазии - Комиссариата. Возглавил его А. Эмухвари. Тогда же Абхазский Народный Совет, преобразованный в Народный Совет Абхазии, возглавил В. Шарвашидзе.
1919-1921 годы в жизни автономии Абхазии были периодом реального укрепления структур власти, изгнания из Гагры белогвардейцев (апрель 1919г.) и выработки проекта конституции Абхазии. При этом власть сталкивалась с жестким сопротивлением большевиков и их сторонников в Народном Совете, стремящихся дестабилизировать ситуацию в Абхазии . Международное признание Грузии в январе 1920г., а так же заключение договора и признание Советской Россией независимости Грузии 7 мая 1920г., несколько укрепили положение молодого грузинского государства, создали правовые гарантии для сохранения и укрепления территориальной целостности страны. В частности , I пункт III статьи договора от 7 мая 1920 г. четко определял государственную границу между Грузией и Россией «от Черного моря по реке Псоу до горы Ахахча...» Россия обязалась «признать безусловно входящими в состав Грузинского государства, кроме отходящих к Грузии в силу пункта I статьи III настоящего договора частей Черноморской губернии (Гагрская зона /авт./) , нижеследующие губернии и области бывшей Российской империи - Тифлисскую, Кутаисскую и Батумскую, со всеми уездами и округами, составляющими означенные губернии и области, а так же округа Закатальский и Сухумский» (ст.IV, п.1).
Грубо нарушив договор от 7 мая 1920г., Советская Россия в феврале-марте 1921г. оккупировала, а за тем аннексировала Грузию. 28 марта того же года Батумское совещание представителей оккупационных структур - Кавказского бюро Центрального Комитета Российской Компартии, Центрального Комитета Компартии Грузии и Революционного Комитета Абхазии решили временно - до избрания и созыва представительного органа (съезда Советов) объявить Абхазию Социалистической Советской Республикой (ССРА). В этот промежуток времени вся «независимость» Абхазии заключалась в том, что она управлялась лицами, назначаемыми не правительством Грузии, а находящимся в Тбилиси под председательством С.Орджоникидзе Кавказским бюро Центрального Комитета Российской Компартии, ведавшим всем Кавказским регионом. Не в одном официальном или неофициальном документе центральных органов власти России, в выступлениях ее высших руководителей, в том числе В.И. Ленина среди кавказских республик «независимая» Абхазия не упоминается; финансировалась она не из Москвы, а из Тбилиси; Революционный Комитет Грузии, министерство внутренних дел Грузии присылали в Сухуми обязательные для исполнения документы. 5 июля 1921 г. Кавказское бюро Центрального Комитета Российской Компартии постановило вести партийную работу «в направлении объеденения Абхазии и Грузии в форме автономной республики, входящей в состав Грузии». 23 июля 1921 г. заседание ответственных работников Абхазии, заслушав доклад Н. Лакоба, приняло решение, в котором говорилось о необходимости «федерирования советской Абхазии и советской Грузии в силу ее этнографических, исторических и бытовых условий». В отличие от формально независимых Закавказских республик Грузии, Азербайджана и Армении, Абхазия не имела представительства в Москве. Народный комиссар (министр) по делам национальностей России И.Сталин 1 сентября 1921г. сообщал во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (высший законадательный орган между съездами советов), что «Абхазия является автономной частью независимой Грузии, отсюда самостоятельных представителей при РСФСР не имеет и не должна иметь. Поэтому кредит от РСФСР она не может получить». Такие кредиты в 1921 году Абхазия получала от Революционного Комитета Грузии, частью которой считали ее в Москве. 14 ноября 1921г. руководитель Абхазии Е. Эшба поставил вопрос о непосредственном включении ССРА в создаваемую тогда федерацию закавказских республик. В ответ на это через два дня - 16 ноября - Кавказское бюро постановило «предложить тов. Эшба представить свое окончательное заключение о вхождении Абхазии в состав федерации Грузии на договорных началах или автономной области в РСФСР». Таким образом, по советским стандартам, Абхазия могла претендовать на статус не советской социалистической республики, даже не автономной республики, а всего лишь автономной области.Однако в составе Грузии она должна была получить статус советской социалистической республики, чтобы служить мощным рычагом давления на свободолюбивую Грузию.
16 декабря 1921 г. между Грузией и Абхазией был заключен договор , согласно которому они, «исходя из глубокой общности национальных уз», вступили между собой в военный, политический и финансово-экономический союз. Тем же договором предусматривалось, что «во все краевые объединения, в частности, в Федерации Закавказских Республик Абхазия входит через Грузию», а не непосредственно. Отсюда хорошо видно, что по договору от 16 декабря 1921 произошло объединение не двух равноправных республик, а одна республика (Абхазия) вошла в состав другой (Грузии). В последующие годы, когда сформировались выборные советские органы власти, этот факт был оформлен конституционно. I съезд советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Грузии 28 февраля 1922г. удтвердил конституцию республики, в котором сказано (глава I, п.I): «В состав Cоциалистической Cоветской Республики Грузии входят на основе добровольного самоопределения Автономная Социалистическая Советская Республика Аджарии, автономная область Южной Осетии и Социалистическая Советская Республика Абхазии, которая объединяется с Социалистической Советской Республикой Грузии на основе особого союзного между этими республиками договора».
Фактически и юридически в 20-х годах XXв. Абхазия являлась автономной республикой, поэтому она не стала субъектом Федерации Закавказских Республик, субъектом СССР, созданного в 1922 году. Руководитель Закавказской Федерации Г.Орджоникидзе, который давал санкцию на провозглашение Абхазии в 1921 г. Советской Социалистической Республикой, выступая в Сухуми на втором съезде советов Абхазии (21 декабря 1923г.), заявил: «Абхазцы должны знать, что Абхазия автономная республика и равноправная среди нашего союза». По главному закону советской империи – Конституции СССР 1924 года – Абхазия имела статус автономии. В ней сказано: «Автономные республики Аджария и Абхазия и автономные области Юго-Осетия, Нагорный Карабах и Нахичеванская посылают в Совет национальностей по одному представителю».Таким образом, что бы ни утверждала сепаратистская историография, что бы не заявляли современные руководители России, плотно занявшиеся фальсификацией истории Абхазии, обманом международной общественности, в том числе и в данном вопросе, факт остается фактом: по первой Конституции СССР (1924г.), Абхазия имела статус автономной республики, которая в высшем законодательном органе СССР была представлена наравне с автономными областями (негосударственными национальными образованиями).
В конституциях Грузии и самой Абхазии, последняя именовалась все же договорной Советской Социалистической Республикой. Сепаратисты часто ссылаются на конституцию Абхазии 1925 г. В правовом отношении такая конституция не существует. Дело в том, что без всякого обсуждения принятая на III съезде советов Абхазии конституция (1апреля 1925г.), ввиду ее принципиального расхождения с конституциями СССР, Закавказской Федерации и Грузии, не была опубликована и, следовательно, не вступила в силу. Более того, в «Бюллетене III Всеабхазского Cъезда Советов» (Сухуми, 1925) было опубликовано известие о решении съезда, завершить работу над проектом конституции Абхазии и привести ее в соответствие с конституциями Закавказской Федерации и Грузии. Все же, что из себя представляла конституция (или ее проект) 1925 года? Она почти дословно повторяла Конституцию Грузии, объявляла Абхазию суверенным государством. Взаимоотношения с Грузией были зафиксированы в IV пункте III главы: «ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с ССР Грузией, через нее входит в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику и в составе последней – в Союз Советских Социалистических Республик». Во II главе (п.5) было сказано, что Абхазия как суверенное государство «сохраняет за собой право свободного выхода как из ЗСФСР, так из Союза ССР». Поскольку Абхазия не являлась суверенным государством, непосредственно не входила в Закавказскую Федерацию и в Союз ССР, она никак не могла выйти из их состава. Из-за этой «конституционной глупости» (Н. Лакоба) и некоторые другие расхождения с вышестоящими конституциями, властями Закавказья и Грузии было решено объявить документ от 1 апреля 1925г. проектом конституции Абхазии и переработать ее. Небезынтересно отметить, что даже «конституция» 1925 года не предусматривала право Абхазии выйти из состава Грузии или право разорвать особый союзный договор с ней.
Переработка проекта конституции Абхазии завершилась в 1926 году. В конституций Грузии и Абхазии была включена состоящая из девяти пунктов общая глава «О договорных взаимоотношениях Социалистической Советской Республики Абхазии и Социалистической Советской Республики Грузии». В ней сказано, что «Абхазия в силу особого договора входит в Социалистическую Советскую Республику Грузию и через нее в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику». Конституция четко разграничивала полномочия между Тбилиси и Сухуми. Народные комиссариаты (министерства) внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, земледелия и социального обеспечения Абхазии действовали независимо от соответствующих комиссариатов Грузии, хотя обязаны были информировать друг друга о своей работе. Совет Народного Хозяйства Абхазии подчинялся как правительству Абхазии, так и Совету Народного Хозяйства Грузии. Уполномоченные народных комиссариатов финансов, труда и рабоче-крестьянской инспекции, являлись органами соответствующих комиссариатов Грузии, но обязаны были отчитываться и перед правительством Абхазии.
11 февраля 1931 года, в соответствии с действующей Конституцией СССР, решением VI съезда советов Абхазская ССР была переименована в Абхазскую Автономную Социалистическую Советскую Республику (АССР). Как до 1931г., так и после переименования , Абхазия была и осталась в составе Грузии. Полномочия, определенные по конституции Абхазии 1926 г., остались неизменными. Поэтому разговоры о передаче И. Сталиным «независимой» Абхазии в состав Грузии не имеют под собой реальной почвы. Все это – очередная выдумка фальсификаторов истории.
В 30-х годах XX в. неудержимо шел процесс централизации власти и унитаризации СССР. В рамках этого процесса 7 января 1935 г. решением VII Всеабхазского съезда советов была утверждена новая редакция конституции Абхазии, в соответствии с которой, все комиссариаты автономной республики подчинялись соответствующим комиссариатам Грузии (cт.42). Процесс унитаризации Советской империи и создания тоталитарной системы управления завершился принятием 5 декабря 1936 года т.н. Сталинской Конституции СССР и унифицированных конституций во всех союзных и автономных республиках, в том числе в Грузии (13 февраля 1937 г.) и Абхазии (2 августа 1937 г.). По этим конституциям, в ведении союзных и автономных республик не осталась ни одна сфера государственной жизни.
Генезис советской социалистической системы и процесс строительства основ социализма в Абхазии (индустриализация, коллективизация, культурная революция, формирование новой управленческой и распределительной системы, создание интеллектуальной элиты коммунистической ориентации и т.д.) протекали в рамках общеимперской закономерности и общесоюзного генерального направления без излишней «самодеятельности» на местах. Под таким углом зрения следует оценивать политические репрессии в Абхазии в 30-х годах XXв., завершившуюся в автономной республике в 1938 г. реформу графической системы (замена латинской графики грузинской графикой), школьную реформу, проведенную с 1945-46 учебного года (перевод обучения в «абхазских школах» с русского на грузинский с сохранением изучения абхазского языка), переселение в Абхазию части населения соседних районов, пострадавших от стихийного бедствия (немало из них ассимилированы и ныне числятся абхазами). Политические репрессии, как известно, были общесоюзным «мероприятием»; процесс перевода письменности в автономиях на графику союзных республик, а так же перевод обучения в тех же автономиях на государственные языки союзных республик происходил по всему СССР, согласно директивам центральных органов власти. Поэтому было бы справедливее и полезнее если сепаратисты свои претензии направили бы не против грузин, якобы вынашивавших коварный план ассимиляции абхазов, а против империи, по сей день успешно продолжающей действительную ассимиляцию народа апсуа. Переселение людей также осуществлялось по директивам из Москвы.
Постсталинский период «оттепели» в Грузии ознаменовался массовым безжалостным расстрелом русскими солдатами в столице республики мирной манифестации (9 марта1956 г.), устроенной молодежью в связи с начавшейся в стране критикой культа личности И.Сталина (Джугашвили), которая сопровождалась антигрузинскими выпадами; на манифестации время от времени слышны были и призывы к восстановлению независимости Грузии. Кремль усилил нажим на Тбилиси, обвинив партийную организацию республики в проявлениии шовинизма, в попытке ассимиляции абхазов, осетин и армян (см. пост. ЦК КПСС от 10 июля 1956 г.). Это послужило своеобразным сигналом для сепаратистов. Нет сомнения, что именно Кремль одной рукой провоцировал антигрузинские выступления в Абхазии в 1957, 1967 и 1977 годах, хотя поводом для них служили в одних случаях (1957, 1967годы) издание в Тбилиси не понравившихся сепаратистам исторических сочинений, в других случаях - принятие новых конституций Грузии и Абхазии (1977 г.);другой рукой Кремль каждый раз делал вид, что он старается «урегулировать» конфликт, на самом деле ограничиваясь произведением кадровых перестановок в пользу сепаратистов, чтобы в нужное время создать более благоприятную почву для последующих выступлений. Такое время настало в конце 80-х годов XX века, когда под натиском национально-освободительных движений затрещала по швам советская империя, а в авангарде борьбы за свободу вместе с другими республиками выступила и Грузия. Деморализованный и дезорганизованный Кремль попытался, но не сумел достичь выгодных для себя результатов после расстрела мирного митинга в Тбилиси 9 апреля 1989; мало что дали ему антигрузинские выступления в Абхазии в июле того же года. Грузия, несмотря на происки Кремля, шаг за шагом двигалась к независимости. 28 октября 1990 г. на многопартийных демократических выборах победило национально-освободительное движение, что привело к ликвидации советской власти в Грузии. Республика не приняла участие во всесоюзном референдуме о сохранении СССР 17 марта 1991 г. С серьезными нарушениями он прошел в Абхазии. Для получения желательного результата, по указанию из Москвы, Гальский район, где проживало до 20 процентов населения Абхазии (в основном грузины), был снят с голосования под надуманным предлогом «неподготовленности» избирательных участков; кроме того, в чисто абхазских избирательных участках число голосовавших за сохранение СССР было повышено до курьезного предела – 120 процентов (?!) от общего числа избирателей. Таким путем сепаратисты еле-еле зафиксировали чуть больше 50 процентов, но всем стало ясно, что референдум о сохранении СССР в Абхазии провалился. В то же время, 31 марта того же 1991 г. с большим успехом прошел в Абхазии другой референдум – о восстановлении государственной независимости Грузии. Тогдашнее руководство Абхазии во главе с В. Ардзинба решило само не участвовать в референдуме, но не препятствовать его проведению в автономной республике. В тех конкретных условиях это было разумным решением. В референдуме не учавствовал блок политических и общественных организаций «Союз» (сторонники СССР). Несмотря на это, из общего числа избирателей (347175 человек) в референдуме от 31 марта 1991г. учавствовало 61,27% – значительно больше, чем грузинское население Абхазии (45%). Из них 97,73 процентов (или около 60% от общего числа избирателей) проголосовало за восстановление независимости Грузии (она была восстановлена 9 апреля 1991 года). В аналогичных условиях прошли и завершились практически теми же показателями выборы первого президента Грузии на территории Абхазии (26 мая 1991 г.).
Чрезвычайно осторожная мирная и компромиссная политика тогдашнего руководства Грузии в отношении Абхазии была еще раз продемонстрирована летом1991 г., когда совместными усилиями грузинской и абхазской сторон был выработан новый избирательный закон в Верховный Совет Абхазии, внесены изменения в конституцию автономной республики. 65 мандатов в Верховный Совет были распределены в одномандатных округах, создаваемых по этническому принципу. 28 мандатов предоставлялось абхазам, 26 – грузинам, 11- остальным национальностям. Мандаты были распределены таким образом, чтобы ни одна из сторон не могла собрать квалифицированное большинство и в одностороннем порядке решать конституционные вопросы, в том числе связанные со статусом автономной республики. Без соглашения грузин и абхазов невозможно было решить не только вопрос статуса, но и назначение правительства, поскольку для утверждения министров так же требовалось квалифицированное большинство.
По этническому принципу были распределены как мандаты в Верховный Совет, так и главные государственные должности. В частности, председателем верховного совета избиралось лицо абхазской национальности, его первым заместителем – грузин; председателем правительства утверждалось лицо грузинской национальности, его первым заместителем-абхазец. В конституцию были внесены и некоторые другие важные изменения и дополнения. Например, в конституции Абхазии термин «Грузинская ССР» был заменен термином «Республика Грузия». Это было важным компромиссом, ибо Абхазия конституционно закрепляла, что является составной частью Республики Грузия, объявившей к тому времени свою независимость.Чтобы в должной мере оценить значение этого изменения в конституцию Абхазии, необходимо вспомнить о муссируемой сепаратистами странной кремлевской инструкции о том, что Абхазская АССР являлась частью Грузинской ССР, но она не является частью Республики Грузия. Подобным инсинуациям был положен конец. В конституцию автономной республики вошло дополнение и о том, что закон о политико-правовом статусе Абхазии вступал в силу после ее принятия верховными советами Грузии и Абхазии (ст.98).
Можно смело утверждать, что мирная политика правительства Грузии в отношении Абхазии победила, к тому же эту победу одержали обе стороны. Судя по всему, Кремль был сильно обеспокоен уверенным движением Грузии к независимости, итогами референдумов в Абхазии 17 и 31 марта 1991 года, президентских выборов от 26 мая того же года, урегулированием отношений Тбилиси с Абхазией без медиаторской роли Москвы. Прервать этот процесс можно было только путем насильственного отстранения от власти первого президента страны и развязывания войны в Абхазии. После распада СССР руководство России, до того занятое главным образом борьбой за власть с союзным центром, получило возможность активно заняться Грузией, тем более, что она отказалась от вступления сначала в Союз Суверенных Республик (ССР), а затем в СНГ. В новых условиях вооруженного государственного переворота в Грузии на рубеже 1991-1992 годов, образования временной нелигитимной власти в лице Государственного Совета во главе с Э.Шеварднадзе, развязывания в стране гражданской войны, весьма оживилось и сепаратистское движение в Абхазии. Руководство автономной республики, подстрекаемое Москвой, в нарушение собственной конституции принимало односторонние решения и занималось бряцанием оружия. 23 июля 1992 г. Верховный Совет Абхазии без квалифицированного большинства принял решение об отмене действующей конституции и восстановлении никогда не действовавшей конституции 1925 года, о которой речь шла выше. Это решение ускорило ранее начатый процесс окончательного раскола Верховного Совета и в конечном итоге привело к войне. Сегодня не может быть сомнений в том, что государственный переворот в Грузии и война в Абхазии являются звеньями одной цепи, и то и другое – часть общего плана ослабления Грузинского государства, его расчленения и возвращения в новой форме в лоно Русской империи. Войну в Абхазии следует рассматривать как продолжение неравной русско-грузинской войны. Ее результаты, как известно, оказались катастрофическими для населения Абхазии и для всего государства. Кроме десятков тысяч погибших с обеих сторон, автономную республику покинуло около ¾ ее законного населения. Беженцами стали почти 300 тыс.грузин, а также до 20 тыс.самих абхазов, многие греки, эстонцы, украинцы, евреи, часть русских и т.д. Из 530 тыс. предвоенного населения, как однажды заявил В.Путин, в Абхазии сегодня проживает около 150 тыс. человек. Из них абхазов не более 50 тыс., почти столько же грузин, лишенных элементарных прав и стремящихся воссоединиться с Грузией; в Абхазии живут также значительные по численности армянские и русские общины. Таким образом, численность изгнанного из Абхазии населения в 2,5 раза превосходит оставшееся там население. Поэтому ОБСЕ при участии России три раза принимала акты, признающие и осуждающие этническую чистку в Абхазии (в Будапеште 6 декабря 1994 г., в Лисабоне 3 декабря 1996 г., в Стамбуле 17-18 ноября 1999 г.).
Узаконению результатов этночистки всячески способствовала русская миротворческая миссия, осуществляемая с 1994 г. по мандату СНГ. Россия уже реализовала истинные цели своей т.н. миротворческой миссии, когда в августе 2008г. оккупировала значительные территории Грузии и растоптав элементарные нормы международного права, признала независимость Абхазии (26 августа 2008 г.), что на деле означает открытую аннексию данной территории и обречение на вечное изгнание более 300 тыс. беженцев. Своим противозаконным шагом Москва бросила вызов международному правопорядку, создала реальную угрозу безопасности постсоветских стран, всей Европы, стратегическим интересам США и других ведущих стран мира. Для выхода из создавшегося взрывоопасного положения и предотвращения гуманитарной катастрофы необходим немедленный вывод из Абхазии оккупационных сил, интернационализация миротворческого процесса с участием нейтральных государств, возвращение в собственные дома беженцев и вынужденно перемещенных лиц. Только после этого возможно всеобъемлющее и справедливое разрешение конфликта, в том числе вопроса о политическом статусе Абхазии с учетом международного права, истории региона и существующих реалий.
Главным оружием сепаратистов и российских агрессоров всегда служила и служит сопровождавшееся этночистками физическое насилие, грубая повседневная ложь, а также фальсификацией истории. Не имея сколько-нибудь убедительных правовых аргументов для оправдания совершенных преступлений, включая «признание» Абхазии, Кремль пытается навязать миру сочиненные им ложные исторические стереотипы, чтобы предстать перед международным сообществом в личине борца за восстановление «исторической справедливости».
Предлагаемая справка, свидетельствует об историческом праве Грузии на свою исконную территорию - Абхазию, не никоим образом не лишает апсуа-абхазов права выдвигать те или иные справедливые политические требования. В то же время она совершенно однозначно показывает полную несостоятельность пропагандируемых российской верхушкой (в том числе В.Путиным, С.Лавровым и др.) исторических «аргументов» для оправдания продолжающейся агрессии России против Грузии.
Настоящая, а не вымышленная история целиком на стороне целостности грузинского государства.


Справка составлена консультативной
группой ученых при Верховном Совете
Абхазской Автономной Республики
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия