Реванш Анкваба: Взгляд сквозь Тбилисскую призму

Дата: 28/09/2011
Автор: Паата Закареишвили, "International Alert"

26 августа 2011 по всей территории Абхазии состоялись внеочередные «выборы президента Абхазии». В нем убедительную победу одержал занимавший пост «вице-президента Абхазии» Александр Анкваб. По данным «Центральной избирательной комиссии Абхазии», за Александра Анкваба проголосовало 54,9% избирателей, за Сергея Шамба – 21,02%, за Рауля Хаджимба – 19,82%.

Поскольку эти выборы не соответствуют ни законодательству и Конституции Грузии, ни международному праву, правительство Грузии, как и ведущие международные организации и некоторые государства, не признали итоги выборов законными. Спикер Госдепартамента США Виктория Нуланд от имени правительства США заявила:

«Соединенные Штаты не признают легитимность и результаты так называемых выборов, состоявшихся 26 августа в грузинском регионе Абхазия. Мы подтверждаем свою поддержку суверенитету и территориальной целостности Грузии в рамках ее международно признанных границ».

Подобные сообщения распространили Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и безопасности Кэтрин Эштон, президент Европейского парламента Ежи Бузек и генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен.

В противовес странам и организациям западной демократии, вся российская политэлита поспешила поздравить с убедительной победой Александра Анкваба. В своем поздравлении Президент России Дмитрий Медведев отметил, что:

«оказанное соотечественниками высокое доверие свидетельствует о твердой поддержке народом Абхазии курса на построение независимого, демократического, современного государства, способного обеспечить мирную и благополучную жизнь своим гражданам», заверив, что Абхазия «по – преж­нему может рассчитывать на неизменную всестороннюю поддержку Российской Федерации».

Подобные поздравления были отправлены МИД РФ и Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Такие международные организации, как ООН, ОБСЕ и Совет Европы, в которых представлены и Грузия и Россия, на сей раз предпочли воздержаться от оценки проведенных 26 августа на территории Абхазии «выборов», хотя еще в марте 2007 года и в декабре 2009 года и ООН, и ОБСЕ, и Совет Европы подобные действия считали незаконными.

Триумвират

Как бы там ни было, результаты выборов «президента Абхазии» полностью соответствуют нынешней ситуации в самой Абхазии. Смело можно сказать, что с победой Анкваба в Абхазии завершается переходный период от Ардзинбы, первого президента Абхазии (1994-2005), к Анквабу, и наступает по существу новый период в истории Абхазии. Упорство и терпеливость Анкваба увенчались убедительным реваншем над теми силами, которые сумели не допустить его на президентские выборы в октябре 2004 года. Лишившись возможности самому баллотироваться в президенты, Анкваб поддержал Багапша и в награду получил пост премьер-министра. Затем на протяжении пяти лет эти же силы добились относительной нейтрализации политики тандема Багапш-Анкваб, «прицепив» к тандему Рауля Хаджимба в качестве вице-президента, образовавший безжизненный триумвират. Этот триумвират распался только в декабре 2009 года, когда Багапш во второй раз победил Хаджимба и вице-президентом сделал Анкваба, создав тем самым предпосылки укрепления позиции последнего к «президентским» выборам 2014 года. Но (Судьбе было угодно) 26 августа Анкваб благодаря хорошо выверенной стратегии сумел стать единоличным правителем Абхазии, оставив далеко позади всех вероятных противников, причем, на наш взгляд, на многие годы. Вряд ли подобное стечение обстоятельств мог предугадать даже сам Анкваб еще в начале мая текущего года.

Ее величество Неожиданность

При анализе ситуации, сложившейся по итогам выборов, дважды придется употребить слово «неожиданный». Главная неожиданность, конечно же, скоропостижная кончина Сергея Багапша. Его уход из жизни застал всех врасплох, как друзей, так и врагов. Разумеется, многие представляли политическое будущее Абхазии без Багапша к 2014 году, пусть в тени, на пенсии или в кулуарах, но со своей командой и влиянием. Неожиданная смерть Сергея Багапша такие расклады уничтожила, оставив на время политический стол Абхазии пустым. Как оказалось, с этим неожиданным разворотом событий лучше остальных справился Анкваб, чей более чем 25-летный опыт борьбы за власть на интуитивном уровне подсказал ему, что сложившаяся ситуация – это «преждевременные роды» его прихода к власти, шанс, который нельзя упускать из рук.

Победа Анкваба у меня лично ни на секунду не вызывала сомнений.Он по всем раскладам становился победителем, но подразумевалось, что эта победа могла быть одержана лишь в результате тяжелой борьбы. Но тут случилась вторая неожиданность – сенсационно низкий результат основного соперника Анкваба на выборах, Сергея Шамба. По-видимому, Шамба не смог адекватно оценить внезапно изменившуюся ситуацию и стал ведомым Анквабом. Думаю, что в результатах Шамба, как в зеркале, отражаются нынешние настроения в Абхазии. Кто и почему не голосовал за Шамба? На мой взгляд, основной причиной его поражения стала невнятная и неубедительная предвыборная кампания: даже его лозунги, ничего не говоря уже о самой программе, не были понятны избирателям. Более того, создавалось впечатление, что и его сторонники, и даже он сам не верили тому, к чему призывали. В первую очередь избиратели отказали той демократии, тому либерализму и открытости, что подразумевал, но не сумел вербализовать Шамба. Можно сказать, что на данном этапе абхазское общество в лице Шамба, не видит выход через демократизацию, либерализм и открытость. Более того, за этой демократизацией и открытостью усматривается не совсем надежная Европа за спиной которой, по их восприятию, маячит ненавистная им Грузия. Однако, как видится мне из Тбилиси, под отказом избирателей Шамбе, помимо упомянутых выше демократизации, либерализма, открытости и Европы, кроется еще одна причина – его плохо скрываемая пророссийская ориентация. Такая политика стала особенно явной, когда Шамба необдуманно поддержал пророссийское крыло в церкви на территории Абхазии. За этот эпизод к Шамбе стали осторожно относиться даже ярые сторонники демократических реформ в Абхазии. Думаю, что майский церковный раскол в Абхазии четко показал, насколько неприемлемо для абхазского общества тотальное присутствие России в Абхазии. В то время, как Шамба старался дистанцироваться от абхазских патриотов в церкви, команда Анкваба, в лице Станислава Лакоба, четко позиционировала себя с раскольниками, тем самым еще четче продемонстрировав различие между позициями Шамбы и Анкваба.

Уверен, что и нечистоплотное использование скандальных заявлений Тенгиза Китовани (министра обороны Грузии во время грузино-абхазской войны) против Анкваба невольно выявило более тесную связь Шамбы с Россией, чем это предполагалось ранее. Вряд ли в Абхазии кто-либо сомневался в том, что это дело рук грузинских властей. Пусть о России мало кто говорил, но именно в этом молчании просматривался трудно опровержимый довод в пользу того, что всем этим водила плохо скрываемая рука из России.

Третий фактор, предопределивший поражение Шамба, это неуверенность избирателей в том, что в случае победы Шамба сумеет провести необходимые реформы в борьбе с коррупцией и преступностью. В лучшем случае при Шамба все осталось бы так же, как было при Багапше. А население, невзирая на большое уважение к Багапшу, ждет серьезных изменений в области правоохранения и безопасности.

Сразу после объявления результатов Сергей Шамба заявил, что принял решение покинуть политику. Думаю, что это опрометчивый шаг с его стороны, поскольку тем самым он полностью оголяет демократическое крыло абхазского общества, бросая его на произвол судьбы. Мне кажется, что Шамба обязан извлечь уроки из своего поражения и занять позицию жесткой оппозиции к Анквабу, во имя укрепления демократических и гражданских институтов. Только после того, как появятся молодые лидеры, носители демократических и гражданских ценностей, он мог бы с чувством исполненного долга удалиться на покой.

Относительно маленькой неожиданностью стал довольно высокий результат Рауля Хаджимбы. Если учесть, что на предыдущих выборах в декабре 2009 год Хаджимба набрал 15,4% голосов, то нынешние 19,82% однозначно можно считать успехом. Это показывает, насколько живучим и опытным политическим борцом стал Хаджимба. Скорее всего, он работал против Шамба, на ниве пророссийских голосов и голосов этнических меньшинств (преимущественно армянских и русских избирателей). Помимо этого, у него есть и свой постоянный электорат, который не любит и боится Анкваба и не доверяет Шамбе, а также старая гвардия Ардзинбы, которая ненавидит Анкваба.

Хаджимба рассчитывал, скорее всего, на вероятность второго тура; на мой взгляд, его алгоритм строился по сложной формуле: в случае его выхода во второй тур (менее вероятный исход) вместе с Анквабом он мог рассчитывать на высвободившие голоса Шамбы.В случае, если он оставался вне второго тура (более вероятный), он завуалированно мог бы призвать своих избирателей во втором туре голосовать за Анкваба, сделав тем самим последнего заложником его голосов. При таком раскладе Хаджимба мог рассчитывать на какую-то должность в правительстве Анкваба. Но убедительная и безоговорочная победа Анкваба в первом же туре должно быть спутала все карты Хаджимбы. Как видно, он обречен быть вечным оппозиционером, поскольку Анкваб будет полностью ниспровергать все фрагменты ардзимбовской власти.

Следующая остановка – Парламентские выборы

И, наконец, совсем ожидаемая победа Александра Анкваба. Скорее всего, он поделил с Хаджимбой растерянных избирателей Шамбы, обеспечив себе безапелляционную победу в первом же туре. Однако в первую очередь он заручился поддержкой всех тех, кому надоело терпеть необузданную коррупцию и криминал. Потребность в сильной и справедливой руке давно зрела в абхазском обществе. Несмотря на большое уважение к Багапшу, его политика сдерживания и противовесов уже не могла сдерживать коррупцию и криминал. В этом плане, находящий в тени Анкваб всегда вызывал определенную симпатию и ожидания. Сложившийся ход событий ускорил реализацию этих ожиданий. Теперь избиратели ждут от Анкваба не сдерживания коррупции, а борьбу за ее искоренение.

Помимо ожидаемой борьбы с коррупцией и криминалом избиратели Анкваба представляются людьми, ничего хорошего не ждущими от внешнего мира. Они отказались голосовать за политику открытости внешнему миру, за что ратовал Шамба, и теперь остается лишь надеться, что Анкваб своей железной рукой сможет противостоять любым внешним угрозам. В Абхазии полагают, что благодаря поддержке реализации российских интересов на Кавказе угроза со стороны Грузии уже устранена. Грузия признана вражеским государством, но опасений в плане безопасности она уже не вызывает, здесь все ясно и решено. Теперь угроза может исходить от невражеских и даже дружественных стран – от самой России, европейских стран и Турции. Соответственно, отношения с ними должны быть выстроены так, чтоб их вовлеченность в дела Абхазии была дозирована в соответствии с ее интересами. Наглядный пример тому – заявление самого Анкваба по поводу продажи земли в Абхазии, во время первой пресс-конференции после победы.

"Действующий в Абхазии Гражданский кодекс не запрещает приобретение жилья иностранцами. Что касается земли, то она находится в собственности государства и продаваться не будет».

Однозначно можно сказать, что это заявление в первую очередь адресовано России, но и Турции тоже.

До и во время олимпийских игр в Сочи зимой 2014 года в отношениях между Россией и Абхазии вряд ли что-либо ухудшится. России необходимо поддержать мирный и безопасный имидж региона. Аналогичную цель преследуют и абхазы, но не только в краткосрочной, но и на долгосрочную перспективу. Так что, пока время работает на Анкваба, скорее всего он успеет набрать необходимый политический вес, чтобы быть готовым к серьезным вызовам после завершения олимпийских игр, перед баллотировкой на второй президентский срок.

По отношению к Европейскому Союзу следует ожидать, по всей вероятности, ужесточения политики, вплоть до налаживания ЕС прямых контактов с Абхазией. Политика ЕС – «непризнание и вовлечение» со стороны новых властей Абхазии будет игнорироваться до тех пор, пока понятие «вовлеченность» не приобретет конкретных очертаний.

Однако все вышеизложенные ожидания и перспективы новой политики могут разбиться об авторитаризм Анкваба. Он даже не пытается скрыть свою приверженность советскому авторитарному стилю управления. За несколько дней до выборов он заявил, что «в условиях Абхазии можно спокойно обходиться без должности премьер-министра, вице-премьера, вице-президента и выстраивать нормальную вертикаль власти. Чтобы меньше было кураторов, кабинетов, коридоров, куда нужно ходить к министрам, исполнителям, чтобы не было дублирования. Руководитель исполнительной власти – президент». Из этих слов можно заключить, что у Анкваба очень высокая самооценка, следовательно, ему должен быть чужд такой демократический институт, как коллективная форма принятия решений. Вряд ли мы станем свидетелями тесного сотрудничества Анкваба с парламентом.Скорее всего, окончательное освоение власти произойдет после парламентских выборов, которые должны состояться в будущем году. После парламентских выборов станет окончательно ясно, какую форму управления предпочитает нынешнее абхазское общество – более авторитарную или более демократическую. После очередных парламентских выборов окончательно вступит в силу «период Анкваба».

Во время нынешней предвыборной кампании почти никто не вспоминал о четырех терактах, которые были направлены против Анкваба. Ведь ни один террорист не арестован, однако вряд ли и нападавшие, и заказчики отказались от своих намерений. Так вот, если эти силы все еще намереваются проучить Анкваба, то ущерб и резонанс от реализации подобных планов может обрести общекавказский масштаб. А потому невольно возникает вопрос: сможет ли сконцентрированная в одних руках власть обеспечить поступательную и устойчивую реализацию необходимых реформ?
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия