14 августа – трагическое начало военного противостояния в Абхазии

Дата: 14/08/2019
Автор: Зураб Папаскири

14 августа 1992 года, безусловно, один из самых трагических дней в истории грузинского и абхазского народов. Именно в этот день начался братоубийственный конфликт, переросший затем в широкомасштабную войну, которая растянулась на 13 месяцев. С того трагического дня все в недоумении: Что произошло? Как это получилось, что пролилась кровь двух близких, бесс­пор­но связанных между собой самими тесными родственными узами, народов. У каждой стороны есть своя правда, однако, как говорится, истина одна, и никому не позволено в угоду своих политических амбиций, закрывать глаза на очевидное и сваливать вину за произошедшее в Абхазии на противоположную сторону.

И всё-таки, что произошло в то роковое утро 14 августа 1992 года? Согласно официальной версии, которую просто невозможно опровергнуть, по решению правительства Грузии, страны уже приз­нанной международным сообществом суверенным государством, полноправным членом ООН, – с целью обеспечения дополнитель­ной защиты железнодорожной магистрали, были перемещены подразделения Министерства обороны и Министерства внутренних дел – внутри государства Грузия, на территории Абхазской автоном­ной республики. Однако, подъезжая к блокпосту т.н. «Абхазской Гвардии» близ села Охуреи Очамчирского р-на колонна внутренних войск Республики Грузия совершенно неожиданно была обстреляна бойцами «Абхазской Гвардии». Следующая перестрелка имела место уже в посёлке Агудзера Гульрипшского р-на.

Вооружённое сопротивление абхазов, за которым последовала инспирация конфликта, действительно было неожиданным, потому что передислокация военного контингента, запланированная цент­ральной властью страны, была заранее согласована с руководс­т­вом автономной республики и, прежде всего, с Владиславом Ардзин­ба. Да, дело было именно так. Сегодня даже представители тогдашнего абхазского руководства, в частности, министр внутренних дел Абхазии Александр Анкваб (в будущем «президент» сепаратистской Абхазии), однозначно подтверждают, что В. Ардзинба действительно был информирован о вводе военных подразделений Республики Грузия на территорию Абхазии.
Более того, как выясняется, в 10 часов утра 14 августа В. Ардзинба по телефону давал инструкции тогдашнему председателю Галь­ской районной управы Рудику Цатава и даже выражал возмущение по поводу решения главы района оставить в Гали 50 человек из вступившего в Абхазию контингента. Вместе с тем, Председатель Верховного Совета Абхазии приказал Р. Цатава «как можно быстро пропустить... Тенгиза Китовани и его сопровождающих лиц до административной границы Гали-Очамчире, именно до поста Госавтоинспекции в селе Охурей, где», по словам В. Ардзинба, его (т.е. Рудика Цатава – З.П.) должен был встретить глава Очамчирской администрации Игорь Гургулия, который уже со своей стороны должен был сопровождать военные подразделения до Очамчире-Гульрип­ш­с­кой административной границы. Т.е. получается, что В. Ардзинба давал одно указание Р. Цатава, а его «боевики» действовали совершенно по-другому. То, что это было неслучайно, совершенно очевидно. Иначе, В. Ардзинба просто был обязан хотя бы разобраться в случившемся в Охурей. Однако он не только не предпринял никаких шагов для предотвращения «недоразумения», но призвал всё население Абхазии «к отечественной войне» против «грузинских оккупантов и агрессоров». Именно этот призыв лидера Абхазии, как совершенно правильно указывает политолог С. М. Червонная, и спровоцировал конфликт, а не перемещение грузинских вооружённых сил внутри государства.

Со всей ответственностью можно утверждать, что центральное руководство Грузии имело полное юридическое право самому определять необходимость ввода войск в любой регион страны. Поэтому демагогические разглагольствования абхазских сепаратистов, их пок­ровителей и подстрекателей об аннексии и оккупации Абхазии Грузией, не что иное, как проявление полного политического и юридического невежества...

Несмотря на сказанное, мы не отрицаем, что при вводе войск в пределы Абхазской автономной республики, где обстановка действительно была чрезвычайно накалённой, руководству Грузии следовало действовать максимально осторожно, чтобы не дать сепаратистам повода для провокации. Что мы имеем в виду? На наш взгляд, глава государства не должен был довольствоваться лишь телефонными разговорами с В. Ардзинба. Ему следовало самому отправиться в Сухуми, встретиться с ним лично и получить от него, как первого лица автономной республики, официальное согласие на ввод формирований Республики Грузия в Абхазию. Однако, к сожалению, всё это не было сделано, Эдуарда Шеварднадзе явно подвело политическое чутье, и он не пошёл на такой, безусловно, по тогдашним меркам, неординарный шаг.В результате, В. Ардзинба получил шанс для реализации своих коварных замыслов, чем он и воспользовался. Вот так и началось кровопролитное военное противостояние, которое нередко называют «бессмысленной войной».

Те аналитики, которые дают конфликту в Абхазии подобное определение, исходят из того факта, что в Абхазии шла по-нас­то­я­ще­му братоубийственная война. И это действительно так. Разве не бессмыслица, когда абхаз Папаскири, забывая о своих грузинских корнях, с оружием в руках воюет против грузина Папаскири, и всей семьей выдворяет его из Абхазии. В этой связи, вспоминается, как весной 1993 года, в разгар военных действий, одна из сухумских газет опубликовала списки погибших с обеих сторон. Выяснилось, что представители одних и тех же фамилии (Сичинава, Читанава, Кирия, Дзадзамия, Жвания, Ахвледиани и т.д.) погибли с обейх вою­ю­щих сторон. Известно, что среди абхазских полевых командиров своей жестокостью и беспощадностью отличился некий Артур Читанава, который непосредственно руководил массовым расстрелом грузин в селе Эшера. Также обабхазившемуся грузину Олегу Папаскири, командиру т.н. «Сухумского батальона» ставят в вину расстрел Жиулия Шартава и его соратников.

Несмотря на это, говорить о бессмысленности войны несправедливо по отношению к памяти сотен героически погибших людей, которые умирали за Родину. Может показаться странным, но по нашему мнению, в некоторой степени, это распространяется и на тех молодых абхазских парней, которые верили, что они воевали за свободу родной Абхазии. Их участь гораздо более трагична, потому что они действительно стали жертвами самой бессмысленной и бесперспективной авантюры. Сепаратистские лидеры заставили абхазскую молодёжь воевать против собственной истории, под знамёнами великого царя Леона II. Того самого Леона, который в конце VIII столетия положил начало единой западногрузинской государственности. Т.е. имя основателя нового западно-грузинского государства (подчёркиваем грузинского, а не апсуа-абхазского, как это твердят некоторые горе-историки и политики) – Леона II-го использовано (да используется ныне) своего рода идеологическим символом борьбы против единой грузинской государственности. Без всякого преувеличения можем констатировать, что это есть настоящее издевательство над историей, так как именно грузины (а не сепаратисты) защищали знамя Леона II, созданное его трудами грузино-абхазское государство и его территориальную целостность. Защищали не только и не столько от своих заблудших абхазских собратьев, сколько от скрытой, иногда и открытой агрессии соседнего государства. После августовских событий 2008 г. в этом уже не сомневается ни один здравомыслящий человек, т.к. эта агрессия стала совершенно очевидной и для всего мира. Вот почему именно для Грузии эта война была по-настоящему Отечественной. Вот почему мы должны чтить память тех героев, которые не задумываясь сложили головы на алтарь Отечества.

Сегодня уже не вызывает никакого сомнения то, что сепаратисты и их подстрекатели к военной развязке готовились давно, и не только в информационно-идеологическом отношении. Уже к 12 часам дня 14 августа, когда подразделения министерства внутренних дел и министерства обороны Республики Грузия ещё не вошли в Сухуми, Абхазское радио и телевидение передавало текст т.н. Постановления Президиума Верховного Совета Абхазии «О проведении мобилизации взрослого населения и передаче оружия в полк вну­т­ренних войск Абхазии». В нём говорилось: «В связи с вводом вооружённых формирований Госсовета Грузии на территорию Республики Абхазия и возникшей реальной угрозой суверенитету Республики Абхазия, жизни населения, Президиум Верховного Совета Республики Абхазия постановляет:

1. Провести мобилизацию взрослого населения в Абхазии от 18-40 лет включительно и направить его в полк Внутренних Войск.

2. Командиру полка Внутренних Войск сформировать на базе полка 5 батальонов по 500 человек каждый».

В то же самое время, по местному телевидению к абхазскому населению обратился только что назначенный начальником республиканского Штаба обороны один из лидеров «Аидгылара», Сергей Шамба, который объявил тотальную мобилизацию всего мужского населения Абхазии от 18 до 40 лет. Тем временем, грузинские подразделения подошли к центру города и остановились у Красного Моста. Появились первые жертвы в самом Сухуми. Во избежание излишнего кровопролития грузинским формированиям был отдан приказ не вступать в центр города.Этим воспользовались срочно пос­тавленные «под ружьё» абхазские «ополченцы», которые взяли под свой контроль остальную часть г. Сухуми. Контролируемая абхазами часть города подверглась грабежу и мародёрству. В первую же ночь с автостоянок исчезли машины, были разграблены магазины. Существовала реальная угроза расправы над грузинским населением г. Сухуми и других, контролируемых сепаратистами регионов Абхазии.

15 августа, в Гагра с моря высадился небольшой грузинский десант. В тот же день в Сухуми прибыла представительная делегация из Тбилиси во главе с премьер-министром Тенгизом Сигуа и заместителем председателя Госсовета Джабой Иоселиани. Однако переговоры с абхазской стороной завершились ни чем. В. Ардзинба демонстративно отказался от встречи с грузинскими руководителями. После провала переговоров, абхазские «ополченцы» покинули г. Сухуми и 17 августа грузинские формирования без боя заняли центр, северо-западные районы города и вышли к р. Гумиста. В Сухуми был введён особый режим поведения граждан, комендантом города был назначен генерал-майор Гия Гулуа. Одновременно, абхазы оставили Гагру и город перешёл под контроль грузинских фор­ми­рований. Комендантом города был назначен руководитель местной военизированной организации «Мхедриони» Бадри Пирцхелиани, а его заместителем – один из лидеров грузинских национально-пат­ри­о­­ти­чес­ких сил, член Общества Ильи Чавчавадзе Джони Латария.


Отрывок из книги участника событий: Зураб Папаскири. Абхазия. История без фальсификации (Издание второе, исправленное и дополненное). Издательство: «Меридиани». Тбилиси, 2010, с. 418-422.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия