Народная дипломатия в абхазском конфликте

Дата: 02/01/2008
Автор: Давид Силагадзе

(из опыта неправительственного общественного движение "Примирение") - Причины и условия противостояния - Препятствия на пути народной дипломатии - Альтернатива сепаратизма - Первые успехи - Перспективы и затруднения

1. Современное абхазо-грузинское противостояние, которое политики скромно окрестили "конфликтом", представляется обычным явлением перенасыщенной интригами новейшей истории. Правильный анализ причин данного противостояния не требует исследования психологических и духовных особенностей грузин и абхазов. Обе противостоящие стороны состоят из простых, уважающих себя трудолюбивых людей, выстоявших в беспощадных катаклизмах истории и донесших свое историческое лицо до третьего тысячелетия. Какими-либо аномалиями они не страдают

Известные до наших дней исторические источники не содержат доказательств существования когда-либо между грузинами и абхазами конкретного противостояния на этнической либо религиозной основе. Все известные противоречия между этими братскими народами на протяжении двухтысячелетнего общежития обусловливались преимущественно внешними и внутренними политическими и экономическими факторами.

Древние и средневековые источники бесспорно доказывают экономическую, политическую и культурную общность этих народов, их общежитие в едином государстве.

1. Благодаря своему геополитическому положению Закавказье постоянно испытывало давление сильных соседей и временами попадало в сферы их влияния. В результате именно такого деления распалось единое Грузинское государство и одна из его составных частей, Абхазское княжество, совместно с историческими Самцхинским атабагством и Таокларджети, на несколько веков попали в состав Османской империи. Несмотря на это, даже в период этого лихолетья, не замирали связи между грузинским и абхазским народами. В сохранившихся отчетах турецких военачальников в Грузии отмечается, что в борьбе с турецкими гарнизонами абхазы и грузины достигают успехов тогда, когда им удается выступать объединенными силами.

Одним из положительных результатов присоединения к России грузинских царств и княжеств следует считать то, что это привело к фактическому воссоединению большей части распавшегося грузинского государства, хотя бы в составе Российской империи, и восстановлению нарушенных экономических и культурных связей. В период существования Советского Союза продолжался позитивный процесс укрепления этих связей.

Следует помнить, что любой "покровитель" или завоеватель, под влияние которых подпадали абхазский и грузинский народы, целеустремленно раздували противостояние и вражду между ними. С этой точки зрения не отличались от других ни царская Россия, на Советский Союз. Руководящий для метрополий принцип "разделяй и властвуй" и в этом случае продолжал оставаться гарантией незыблемости единства империи.

Противостояние между грузинами и абхазами в известной мере обусловливалось и тем, что уже в годы советской власти был допущен ряд извращений в национальных отношениях, приведших к искусственному раздуванию розни между этими народами. Имеется в виду характерный для того периода волевой подход к образованию и к ликвидации Абхазской Советской Социалистической Республики, "реорганизации" абхазских школ, замене используемого в абхазской письменности латинского алфавита грузинским. Примечательно, что многие из лидеров современного абхазского сепаратизма среднее образование получали именно в таких реорганизованных школах, помнят все "прелести" этого мероприятия.

Значительный вред абхазо-грузинским отношениям причинило искусственное изменение демографического баланса и дальнейшие политические манипуляции уже измененным балансом.

Осложняются эти отношения политизацией истории, фальсификацией и спекулированием неуточненными фактами истории в националистических и шовинистических целях как с одной, так и с другой стороны.

Значительный отпечаток на возникновение конфликта в Абхазии, как и большинства "горячих точек" на земном шаре, наложили изменения в распределении политических сил в мире. •

За последние десятилетия мир охватила иллюзия прекращения "холодной войны", хотя в действительности человечество продолжает пожинать негативные плоды этой войны и продолжает существовать реальная опасность перерастания "холодной войны" в "горячую". Небывало размножились повсеместно "горячие точки", и их слияние в один всемирный пожар представляется только вопросом времени.

Между тем, архитекторами "холодной войны" изначально предусматривалась такая перспектива. Еще за полвека до наших дней Комитет объединенных штабов вооруженных сил США в своей директиве обязывал Центральное разведывательное управление не жалеть материальных и финансовых ресурсов для свержения советской власти, развала социалистической системы, разжигания межнациональной вражды между народами Советского Союза.

Запад отождествлял Советский Союз с Россией, поэтому "холодная война" прежде всего являлась мероприятием, направленным против России. Западу удалось успешно осуществить задуманное.

Россия неимоверно ослабла, хотя, к огорчению ее противников, она сохраняет потенциал разжигания третьей мировой войны. Огорчает это противников России потому, что в третьей мировой войне (если она когда-либо начнется) победителей не будет.

Поэтому в мире продолжается "мирный" вариант "холодной войны" (т.е. та же самая "холодная война" с небывалым числом "горячих точек") между двумя монстрами для перераспределения сфер влияния.

Россия, потерявшая бывший социалистический лагерь, пытается хотя бы частично сохранить поддержку новых независимых государств, возникших на постсоветском пространстве, а Соединенные Штаты Америки добиваются путем преумножения "горячих точек" вырвать у стратегического противника последнюю опору.

Такое противостояние между странами - гигантами, обладающими самым мощным военно-экономическим потенциалом в мире, безусловно влияет на судьбы всех остальных народов, в том числе и на взаимоотношения между грузинским и абхазским народами.

Оба гиганта пытаются убедить (разумеется, каждый по-своему) грузин в том, что они смогут сохранить территориальную целостность своего государства, а абхазов в том, что те смогут получить долгожданную самостоятельность только с их бескорыстного, благосклонного отношения к решению интересующих эти народы проблем.

В международных отношениях всегда существовала ситуация, которую условно можно было бы назвать фактором "дальнего покровителя".

Стремящиеся к независимости малые народы понимают, что без сильного союзника их мечты о политической самостоятельности лишены реальных оснований. Старые, привычные союзники значительно пугают их оставшимися в сознании воспоминаниями об их имперских амбициях и властолюбивых устремлениях. Поэтому они мечтают выбрать такого "дальнего покровителя" который бы и старую метрополию образумил, и находился бы не в такой близости, чтобы заранее проверять их каждый шаг и диктовать каждое решение. Таким "дальним покровителем" для большинства бывших советских республик в первую очередь мыслится США.

Приверженцам такого выбора их теория кажется тем более убедительной, что они уверовали в нарушение основного закона материи - "двуполюсности мира". По их твердому убеждению, в мире остался только один "положительный полюс", и тот находится именно в Вашингтоне.

Насколько реален открытый политиками новый закон физики и как долго просуществует "однополюсная" вселенная, пока не установлено, но политические факторы такого "открытия" уже действуют.

Бывшие советские республики, за некоторым исключением, представляют своими союзниками, "дальними покровителями", только Соединенные Штаты Америки и страны НАТО. Национальные же меньшинства бывших советских республик устремляют свои взоры к России или к исламскому Востоку.

Многие бывшие советские республики готовы объявить вечными друзьями даже своих исторических врагов, лишь бы избавиться от надоевшего влияния России. Такую же линию выбрали и национальные меньшинства республик, только с одним отличием - лишь бы избавиться от надзора местного попечителя (Карабах - Азербайджана, Абхазия - Грузии. Преднестровье - Молдовы), они готовы даже к вхождению в состав Российской Федерации. Как ни говори, Москва все же дальше Баку, Тбилиси или Кишинева.

Несмотря на возрастающий антагонизм между Соединенными Штатами Америки и исламским фундаментализмом, их интересы в отношении России в значительной мере совпадают, они одинаково заинтересованы в развале и окончательном ослаблении России, только с той разницей, что оба они пытаются использовать в своих корыстных целях отторжение России от активной мировой политики.

Соединенные Штаты Америки интересует вытеснение России из постсоветского пространства с целью включения этого пространства вместе с мусульманским миром в сферу своего влияния, чтобы сохранить возможно дольше свое положение гегемона в "однополюсном" мире.

Не менее масштабны и планы исламского фундаментализма. Они добиваются прежде всего вытеснения России из пространства среднеазиатских республик и Кавказа.

Создание независимых мусульманских государств на этом пространстве и вывод их из-под русского влияния - программа - минимум исламского фундаментализма. Завершающим этапом этой программы мыслится мировая гегемония.

Россию, разумеется, интересует сохранение своих позиций, что диаметрально противопоставляет ее как американскому Западу, так и исламскому Востоку.

В истории ничего не меняется. Она не припомнит случая, когда какое-либо государство пожертвовало безвозмездно и бескорыстно жизнью хотя бы одного своего подданного ради интересов другой страны. Дипломатия и международная политика не признаки таких понятий, как благотворительность, бескорыстная дружба, альтруизм.

В таком крайне ожесточенном и враждебно настроенном мире Грузия пытается использовать поддержку Соединенных Штатов Америки для выхода из-под влияния России. Абхазский сепаратизм для своего высвобождения из-под опеки строившей самостоятельное государство Грузии, стратегическим союзником избрала Россию

Чей выбор окажется верным, покажет будущее, но вся история постсоветского кровавого противостояния этих народов говорит о бесперспективности силового решения возникших в их взаимоотношениях проблем.

Отнюдь не способствует разрядке напряженности и мирному разрешению конфликтных ситуаций и горячих точках планеты подход "двойными стандартами" к оценке идентичных политических событий и явлений.

Именно с позиции двойных стандартов принято в наши дни подходить к злополучной теории о неприкосновенности существующих в мире государственных границ.

Если всерьез признавать право наций на самоопределение, нельзя не учитывать того, что такое право на конечном этапе подразумевает создание "самоопределяющейся " нацией своего независимого государства. Поскольку у независимого государства должна быть собственная государственная граница, следует согласиться с необходимостью изменения границ того государства, от которого отделяется "самоопределяющийся" народ.

В мире пока еще не разработаны процедура и механизм образования новых независимых государств. Лишены убедительности аргументы по поводу того, что предоставление самостоятельности всем существующим народам значительно осложнило бы взаимоотношения между государствами и сделало бы вовсе неуправляемым и без этого трудноуправляемый мир.

В современном мире существуют государства унитарные и федеративные, самостоятельные и объединенные в содружествах, гигантские и карликовые. Не существует общепризнанного критерия того, по какому признаку можно признать справедливым стремление субъекта федерации (конфедерации) или содружества к полной независимости. Не определены нормы того, каким должно быть население стремящегося к независимости народа либо территория его расселения, чтобы мировая общественность признала правомерность такого стремления, а метрополия беспрекословно согласилась с этим.

Оправдание сепаратизма только желанием либо целесообразностью самостоятельности безусловно станет предметом спора и пререканий, а любое рассуждение по данному вопросу характеризуется тенденцией перерастания в непримиримое противостояние.

Трудно убедить оппонента, почему можно считать справедливым распад Советского Союза на составные части до уровня союзных республик, а предоставление независимости, скажем, субъектам Российской Федерации- недопустимо. Так же затруднительно найти убедительный ответ на вопрос, почему борьба косовских албанцев против сербов заслуживает всяческой поддержки, тогда как те же действия Чечни в Российской Федерации, Карабаха - в Азербайджане, Абхазии - в Грузии, Приднестровья - в Молдове или курдов - в Турции признаны недопустимыми.

Не объяснить такого подхода к вопросу малочисленностью чеченцев, как и немоноэтническим составом населения Приднестровья. Существуют же в Европе более "миниатюрные" государства, со значительно меньшим населением и невидимой для невооруженного глаза территорией? Выдержала же натиск многовековых катаклизмов этнически неоднородная Швейцария?

Что касается целесообразности, то это настолько оценочная категория, что ее использование в качестве аргумента в данном споре наверняка осложнило бы объективное разрешение проблемы. Трудно себе представить, что совпадут точки зрения Баку и Степанакерта по статусу Карабаха. Такими же взаимоисключающими оказались бы отношения Москвы и Грозного, Кишинева и Тирасполя, Тбилиси и Сухуми по вопросам статусов, соответственно. Нагорного Карабаха, Ичкерии, Приднестровья и Абхазии.

Противоположность интересов определяет разный подход к однородным вопросам, исключает развитие нормальных взаимоотношений и предопределяет диаметральную противоположность оценок одинаковых по своей природе явлений. В природе такой разноречивый подход к оценке однородных процессов легко воспринимается и не становится причиной особых осложнений.

Совершенно другую реакцию проявляет в подобных ситуациях общество. Разделение столетиями совместно проживающих народов связано с целым рядом болезненных процессов. Происходит крушение сложившихся веками экономических, политических, культурных и родственных связей, что, как правило, приводит к непримиримым противоречиям и завершается кровавым противостоянием.

В таких случаях приходят в противоречие интересы национального меньшинства и большинства. Для меньшинства является справедливым его стремление к независимости, национальному большинству такой сепаратизм кажется недопустимым, и оно всеми силами борется за сохранение территориальной целостности.

Зачастую искусственно смешиваются понятие населения определенной территории (народ) с понятием нации, что приводит к неразберихе при решении вопроса. Кому принадлежит право создания независимого государства - населению или нации? Как должен разрешаться вопрос - референдумом или силой?

Участившиеся за вторую половину двадцатого века национально-освободительные войны и возросшее в их результате количество независимых государств, а также страх перед трудностью управления раздробленным на бессчетное количество самостоятельных государств миром способствовали появлению мертворожденной и несправедливой теории о невозможности пересмотра существующих государственных границ.

Мертворожденной такая теория является хотя бы потому, что и после ее объявления и всеобщего признания по-прежнему продолжается пересмотр признанных неприкосновенными государственных границ. В центре Европы два сильных современных государства объединились в Германскую Федеративную Республику, а совсем недавно в Юго-Восточной Азии получила право выделения из Индонезии и создания независимого государства Восточно-Тиморская провинция. Приведение подобных примеров можно было бы продолжить.

Не должна вызывать сомнений и несправедливость такой теории, поскольку, по ее положению, лимит независимых государств уже исчерпан и опоздавших «к обедне» на политическую карту мира больше не допускают.

Такая логика раздражает заряженных центробежным зарядом национальные меньшинства, возбуждает в них вражду к представителям национального большинства и значительно способствует возникновению синдрома психологической несовместимости между ними, созданию взаимных образов врага.

Отрицательные результаты последних факторов (психологическая несовместимость и образ врага) тем быстрее и всеобъемлюще действуют в "горячих точках", чем больше, благодаря геополитическому положению этих "точек", ими интересуются ведущие страны мира, оказывающие негативное влияние на взаимоотношения сторон.

Повышенная заинтересованность Соединенных Штагов Америки, России, исламского Востока и ведущих стран Западной Европы в геополитической поляризации кавказского региона, столкновение их устремлений к сохранению либо захвату этого региона отрицательно влияют на урегулирование конфликтов, возникших на этом пространстве.

2. Набирает все больше сил и ставшая заметной в современном мире противоположная тенденция-стремление народов к равноправной интеграции и к объединению. Единственным основанием для такой тенденции является взаимовыгодность и высокие показатели рентабельности экономических, политических и культурных взаимоотношений интегрирующихся государств.

Ярким примером подобной интеграции является Евросоюз. Деятельность этого союза уже значительно вышла за рамки экономических отношений, приобрела политические оттенки и распространилась на азиатский континент. ^

Это интегрирование происходит добровольно, на основании взаимного стремления. Степень притягательности данной интеграции настолько высока, что многие, желая попасть в упомянутый союз, готовы даже отказаться от своих исторически сложившихся экономических, культурных и социальных традиций ради получения права интегрирования.

Нужно полагать, что максимальное удовлетворение, в рамках разумного, прав конкретных наций на самоопределение, такое же расширение их экономического, политического и культурного самоуправления, также в рамках разумнодопустимого, учет опыта развитых европейских стран в этом направлении значительно приостановит стихийное стремление отдельных наций к сепаратизму.

Даже теоретическое допущение перспективности резкого поворота от господствующей тенденции сепаратизма к интеграции возможно только в условиях взаимного понимания, взаимоуважения и доверия между народами, возрождения и развития нормальных человеческих отношений между ними.

В настоящее время из-за перечисленных и других причин в "горячих точках" вообще, и между грузинским и абхазским населением Абхазии, в частности, крайне расстроены нормальные, цивилизованные человеческие отношения.

3. Несмотря на тяжелую психологическую обстановку, среди грузинского и абхазского населения Абхазии существуют общественные силы, старающиеся приостановить процесс взаимовраждебного противостояния. В результате тяжелых испытаний последних лет они осознали, что у дальнейшего продолжения кровопролития между ними нет позитивной перспективы и его результатом может стать полное уничтожение не только их государственности, но и генетического фонда.

Одна из таких организаций - грузинское неправительственное общественное движение "Примирение", - еще в марте 1997 года образована в составе "Международного фонда возрождения и развития Абхазии", а в октябре 1999 года зарегистрирована как самостоятельный союз.

Устав движения определяет, что его целью является примирение абхазского и грузинского населения Абхазии, грузинского и абхазского народов вообще, возрождение их исторической дружбы, общежития, родственных связей, культурных взаимоотношений и единой государственности.

Ближайшей целью своей деятельности движение "Примирение" ставит объективную оценку трагических событии последних лет, восстановление разрушенных в результате этих событий абхазско-грузинской консолидации, единой экономики, культурной жизни и общественных отношений.

Главными направлениями своей деятельности "Примирение" считает взаимосближение абхазско-грузинских политических кругов, и безопасное достойное возвращение вынужденно перемещенных лиц в Абхазию.

Движение, в основном, объединяет пожилую часть вынужденно перемещенного из Абхазии населения, однако среди его основателей имеются и жители других регионов Грузии. Вообще, Устав движения не ограничивает его членство такими признаками, как возраст, местожительство, .религиозная принадлежность или национальность. Единственным условием участия в движении считается дееспособность желающего участвовать и его готовность способствовать достижению целей движения.

Фактическое укомплектование движения преимущественно пожилыми людьми из числа перемещенных обусловлено несколькими обстоятельствами.

Несмотря на готовность всей Грузии активно участвовать в объединении страны и возвращении беженцев в родные места, к сожалению, все ограничивается преимущественно призывами, отдельными кампанейскими акциями, руганью сепаратистов и поддерживающих их сил. С каждым днем снижается количество и острота даже таких акций.

Более или менее острое восприятие "абхазской боли" сохраняется у обездоленного, принудительно изгнанного из родных очагов населения. Беспросветная убогость жизни изо дня в день напоминает им эту боль.

Даже среди таких беженцев не все убеждены в перспективности и целесообразности примирения. В необходимость и перспективность примирения враждующих народов пс&ерили только прошедшие суровые жизненные испытания здравомыслящие люди.

И все-таки, было бы несправедливо упрекнуть отдельные демографические группы в отсутствии аргументированных доводов для оправдания избранной позиции.

Значительная часть беженцев, особенно молодежи, уверена, что потерянное в боях можно вернуть только в бою. В пользу приверженцев таких взглядов активно работает и созданный искусственно или возникший естественно образ врага. Известно, что в сознании значительной части грузин и абхазов твердо укоренилось мнение о непримиримой вражде между собой. Поэтому, в этой части грузин и абхазов трудно рассчитывать на успех агитации в пользу примирения. Наоборот, представители людей данной категории всячески пытаются дискредитировать не только движение за примирение, но и приверженцев этого движения.

Этим и объясняется не только то, что движение "Примирение" в основном объединяет беженцев старше среднего возраста, но и то, почему представители абхазской национальности воздерживаются от организационного объединения в движении, хотя и не избегают контактов с ним.

Кровь, пролитая в результате переросших в непримиримые боевые действия искусственно раздутых этнических противостояний, с одной стороны, небывало осложнила взаимоотношения между враждующими сторонами, поставила под серьезное сомнение возможность восстановления их векового общежития, с другой стороны, во всю ширь поставила перед этими же народами вопрос: "До каких пор можно жить по таким правилам?"

Сумевшие освободиться как от эйфории победы, так и от желчи поражения представители обоих народов уже пришли, либо наверняка придут, к выводу о безальтернативности примирения.

Охваченные безудержным желанием господства в выгодном геополитическом пространстве государства соревнуются в поддержании или эскалации конфронтации между недавними братскими народами, в снабжении этих народов средствами взаимного уничтожения. Конечной целью подобных спонсоров-милитаристов является высвобождение заветного геополитического пространства, что произойдет тем быстрее, чем успешнее уничтожат друг друга грузины и абхазы совместно с другими лицами «кавказской национальности».

Эту жестокую реальность видят или скоро увидят те грузины и абхазы, которые еще не успели сжечь все мосты на пути к примирению и не отяготили и без того суровую действительность войны еще и направленными против человечности либо другими тяжкими преступлениями. Для них бесспорно станет ясным, что мирное урегулирование грузино-абхазского противостояния альтернативы не имеет.

Учитывая сказанное, общественное движение "Примирение" одной из ближайших целей ставит и то, чтобы совместно с абхазскими неполитическими организациями активизировать встречи представителей абхазского и грузинского населения Абхазии и абхазского и грузинского народа вообще, в целях убеждения в необходимости примирения.

Потребность в таком взаимоубеждении действительно существует, поскольку реально существует среди грузин образ абхазского, а среди абхазов - образ грузинского врага.

При этом у идеологов обеих сторон имеются свои "веские" доводы и аргументы.

Грузинские апологеты силовых методов считают, что исторически грузинскую Абхазию в позднем средневековье захватили северокавказские апсуа. За годы советской власти апсуа неоднократно пытались выйти из состава Грузии. В период распада Советсткого Союза они создали моноэтническую "Армию освобождения Абхазии", в которую лиц грузинской национальности не допускали. Наконец, с помощью России и северо-кавказских наемников совершили этночистку и геноцид грузин и захватили всю территорию Абхазии. Переговоры с ними не имеют смысла, им нельзя верить, поскольку дважды, в октябре 1992 года и в сентябре 1993 года, они нарушили ими же подписанные договоры. Совместное проживание грузин и абхазов невозможно. Грузины могут вернуть Абхазию только с применением силы.

По мнению идеологов абхазского сепаратизма, Абхазия является исторической родиной абхазов (апсуа, как они называют себя). Грузины появились тут только после насильственного переселения абхазов царской Россией в Турцию (мохаджирства). В 1918-1921 годах они впервые захватили Абхазию. В 1931 году грузины в одностороннем порядке ликвидировали Советскую Социалистическую Республику Абхазия и изменили ее статус, заменили латинский алфавит в абхазской письменности грузинским. В 40-х годах грузины "реорганизовали" абхазские школы в грузинские, в 30 - 50-е годы осуществили массовое заселение Абхазии грузинами и искусственно изменили демографический баланс страны. Систематически притесняя местное население, Грузия в 1992 году попыталась во второй раз оккупировать Абхазию. Она первой нарушила договор о перемирии в самом начале войны, первой начала геноцид абхазского населения и грабежи материальных ценностей. Совместное проживание абхазов и грузин, тем более в едином государстве, немыслимо.

Под систематическим давлением таких взаимоисключающих идеологических прессов на протяжении многих лет в обществе возник труднопреодолимый психологический барьер, своеобразная преграда, за которой люди явно видят вовсе не призрачные ярлыки такого страшного содержания, как "прогрузинская" или "проабхазская" ориентация, "противник национальной независимости", или, что вообще убийственно, "предатель интересов народа".

Именно наличием таких "психологических барьеров" и объясняется относительная малоэффективность миротворческой деятельности как в грузинском, так и в абхазском обществах. Поэтому движение "Примирение" самой значительной задачей своей деятельности считает оказание помощи простым людям в преодолении таких преград.

4. Несмотря на упомянутые и другие трудности, идея мирного урегулирования конфликта день за днем пробивает дорогу к широким слоям как грузинской, так и абхазской общественности.

С абхазской стороны следует отметить такие неправительственные организации, как "Центр поддержки демократии и прав человека", "Абхазский институт гуманитарных исследований", "Фонд Гражданская инициатива и человек будущего", "Центр гуманитарных программ", Совет старейшин Абхазии и другие. Эти общественные организации, невзирая на идеологические, политические или психологические сложности, проявляют живую заинтересованность в поиске мирных путей выхода из тупика.

С грузинской стороны можно назвать ассоциацию "Гражданское общество Абхазети", "Центр крос-культурных и социологических исследований", "Кавказский институт мира, демократии и развития", "Фонд развития человеческих ресурсов " и другие.

Неоценим вклад, внесенный в мирное урегулирование абхазо-грузинского противостояния калифорнийским университетом города Ирвайа и особенно профессором этого университета госпожой Полой Гарб,

Решающую роль в достижении практических результатов достижения примирения сыграла международная организация "Help Age International", финансировавшая встречу делегатов движения "Примирение" и Совета старейшин Абхазии в г. Сочи 23 - 27 августа 1999 года. Встреча проходила в рамках проекта "Фонда развития человеческих ресурсов".

Встреча, которой предшествовали долгие телефонные и посреднические контакты, как и следовало ожидать, началась довольно напряженно. По мере того, как представители сторон убеждались во взаимной откровенности и объективности, взаимном понимании и стремлении к достижению позитивных результатов, на глазах разряжалась обстановка и снижалась степень напряженности.

Во встрече принимали участие 16 человек - по 7 делегатов сторон и 2 фасилитатора. Несмотря на то, что почти все участники встречи знали друг друга по долголетней работе в общих трудовых коллективах и каждодневному общению между собой, понадобилось почти два дня для адаптирования и взаимного привыкания.

Только на третий и четвертый день стало возможным узнать в делегатах совета старейшин Абхазии и общественного движения "Примирение" старых друзей-товарищей. Пролитая кровь (среди делегатов были и отцы, потерявшие сыновей), застывшие в результате войны отношения, разрушенные и потухшие очаги временами все же накладывали свой отпечаток на ход встречи.

Несмотря на предварительную договоренность рассуждать конструктивно, говорить только о том, что может сблизить позиции сторон, все-таки давали о себе знать накопившиеся за годы противостояния желчь и раздражение, которые в одночасье могли свести на нет результаты организованной с большим трудом встречи.

И следует отметить, что, хотя многие вопросы остались открытыми, встреча все-таки принесла положительные результаты.

Дело не только в том, что в результате трехдневной неустанной работы удалось принять и подписать совместное заявление.

Неоценимое достоинство встречи заключается в том, что она подтвердила перспективность подобных встреч при условии проявления откровенности участников и их истинного стремления к положительным результатам.

Совместное заявление участников сочинской встречи представителей Совета старейшин и неправительственного общественного движения "Примирение" само по себе является значительным документом в деле мирного разрешения абхазо-грузинского конфликта с участием неформальной (народной) дипломатии.

В заявлении участники встречи единогласно признают, что подобные контакты представителей грузинского и абхазского населения Абхазии могут оказать позитивное влияние на улучшение взаимоотношений между противостоящими сторонами и ускорить мирное урегулирование грузино-абхазского конфликта.

Стороны подчеркивают искреннее стремление сделать все возможное для установления мира, взаимного понимания и нормальных, цивилизованных отношений между абхазским и грузинским народами.

Участники встречи признали необходимым придание начатым контактам регулярного характера и их продолжение в будущем.

Предусмотрено, что до новой встречи (она должна была состояться в ноябре 1999 г.) стороны обменяются своими вариантами проекта совместной Программы "От конфронтации - к миру и согласию". Согласно совместному заявлению эта программа должна исходить из политических решений по урегулированию конфликта и руководствоваться общепризнанными принципами равноправия, справедливости, взаимного уважения и гуманизма.

По смыслу заявления, Программа должна способствовать снятию напряженности между народами, искоренению причин конфликта, восстановлению доверия и нормальных отношений между абхазами и грузинами, вырабатывать и представлять в соответствующие структуры власти предложения и рекомендации.

Заявление предусматривает, что по принятии согласованной Программы "От конфронтации - к миру и согласию" стороны должны разработать механизм реализации этой программы.

Третий пункт совместного заявления предусматривает направление всех усилий сторон в ближайшее до принятия программы время на борьбу с фактами фальсификации истории грузинского и абхазского народов, с попытками разжигания вражды между этими народами, со взаимно оскорбительными и враждебными проявлениями. Данное положение заявления фактически содержит программную установку для дальнейшей совместной деятельности Совета старейшин Абхазии и неправительственного общественного движения "Примирение".

Как и следовало ожидать, принятое на сочинской встрече Совместное Заявление неоднозначно воспринято как абхазской, так и грузинской общественностью. Другого и нельзя было ожидать.

С обеих сторон оказалось достаточное количество не только скептиков, высказывающих сомнение в перспективности и результативности принятого документа, но и прямых противников данного мероприятия, считающих его вредным и поэтому неприемлемым. Последние, разумеется, отражают мнение крайних радикалов, которым, по различным основаниям, альтернатива силового решения конфликта представляется иллюзией, а достигнутый в результате встречи консенсус - неприемлемым.

Несмотря на это, имеются и веские основания для реального оптимизма. В целом сочинская встреча и принятое на ней Совместное Заявление нашли неожиданно большое количество сторонников У обеих противостоящих сторон. Это подтверждается не только сообщениями средств массовой информации, но и результатами непосродственных выступлений участников сочинской встречи с представителями широкой общественности.

Хотя люди по-прежнему убеждены в неспособности народной дипломатии принимать окончательные политические решения, все же первый, пусть не ахти какой значительный, результат породил надежду в их сердцах. Движением "Примирение" заинтересовались и выразили желание участия в нем не только побежденные в его жизнеспособности скептики, но даже те, кто раньше открыто критиковали его.

5. В соответствии с предложением Совместного Заявления, движение "Примирение" разработало проект программы "От конфронтации - к миру и согласию", который, с учетом нынешнего состояния абхазо-грузинских отношений, предусматривает планы будущей деятельности в реально достигнутых рамках.

Поскольку большинство поставленных в проекте вопросов носит концептуальный характер, было решено предлагаемый им документ назвать Концептуальной Программой "От конфронтации -к миру и согласию".

Разработанный движением "Примирение" проект Концептуальной Программы содержит несколько острых положений, которые могут стать предметом жестких дискуссий. Тем не менее, они включены в проект, поскольку они необходимы не только для поднятия престижа программы, но и для повышения результативности совместной работы абхазо-грузинских неправительственных движений на основании этой программы.

К таким вопросам, прежде всего, относится объективная оценка переросшего в братоубийственную войну абхазо-грузинского противостояния, унесшего жизни десятков тысяч грузин и абхазов и уничтожившего материальные ценности стоимостью во многие миллиарды долларов США. С учетом судеб сотен тысяч обездоленных, физически и духовно опустошенных и травмированных жертв жестокой вакханалии, становится бесспорным, что если абхазо-грузинскому конфликту суждено мирное разрешение, то такое разрешение должно начаться именно с беспристрастной, объективной оценки этого безумного и аномального явления.

Подобные общественные катаклизмы обычно втягивают в свои беспощадные водовороты десятки и сотни тысяч ни в чем не повинных людей. Многие из них, вследствие жесточайшей реальности, вынуждены были взяться за оружие для защиты своего очага, близких, собственной жизни. Только единицы или десятки экстремистов предвидели, допускали и желали наступления такой всеобщей катастрофы.

Было бы несправедливым и опасным как оставление без заслуженного возмездия организаторов и активистов жестокой бойни, так и отождествление с ними вынужденно втянутых в кровавое противостояние людей.

С учетом этих обстоятельств, проект ""Концептуальной Программы "От конфронтации - к миру и согласию" предлагает объявить, что "переросшая в военные действия абхазо-грузинская конфронтация является тягчайшим преступлением перед абхазским и грузинским народами. Во избежание в будущем подобных случаев отмеченным явлениям следует дать соответствующую оценку, а виновных призвать к ответу."

Проект учитывает, что обострению конфронтации и ее перерастанию в военные действия одинаково способствовали как грузинские, так и абхазские экстремисты. Поэтому авторы проекта убеждены в беспристрастности данного положения проекта и его приемлемости для любого объективного оппонента.

Бесспорен тезис о невозможности постановки знака равенства между невольными участниками трагедии и ее организаторами.

И тем не менее, у данного положения проекта найдутся непримиримые оппоненты как среди абхазов, так и среди грузин. Наверняка окажутся среди оппозиционеров все те, для которых определение национальной принадлежности лица является достаточным основанием для его причисления к категории врага.

Такое положение окажется неприемлемым для организаторов противостояния, для которых, разумеется, выгоднее перекладывание всей вины на противоположную сторону либо растворение среди десятков тысяч невольно вовлеченных в войну лиц, дабы обезличиться и уйти от ожидаемой ответственности.

Не исключено попадание в ряды оппонентов и тех, кому в результате пережитых несчастий и перенесенных травм трудно сохранить объективность.

Объективной и логически оправданной оппозиции не может быть у этого положения.

Другой не менее острой и важной проблемой в абхазо-грузинских отношениях, умалчивание которой можно приравнять к отказу от попыток мирного урегулирования конфликта, является вопрос о статусе Абхазии. Это тот краеугольный камень, на котором должны воздвигнуться абхазо-грузинские общественные, политические и экономические отношения.

Вопрос политического статуса Абхазии - почти ровесник двадцатого века, а может быть, и вдвое старше. Вопрос этот появлялся периодически и повторялся через хронометрически точные промежутки времени, примерно в каждые десять лет, однако свое окончательное разрешение он пока еще не нашел. Особую актуальность проблема приобрела к концу семидесятых и на протяжении восьмидесятых годов, когда предложения по вопросам политического устройства абхазо-грузинских отношений был придан характер открытой полемики с помощью средств массовой информации.

Несмотря на это, объективности ради следует признать, что диалог фактически не состоялся. К большому сожалению, грузинская сторона существование Абхазии вне Грузии считала настолько нереальным, что даже возможность постановки такого вопроса не признавала возможной. Не было даже попыток включиться в диалог, а отдельные отрывочные истеричные реплики (зачастую поверхностные и неаргументированные) ограничивались только оценкой правомерности постановки такого вопроса.

Начиная с 1989 года, а тем более после 1992 года, "моно - или диалог" вовсе прекратился. '

После прекращения боевых действий подходы сторон к вопросу политического статуса Абхазии качественно изменились. Неоднократные публичные обещания Президента Грузии, в том числе и с трибуны ООН, о предоставлении Абхазии самой широкой автономии, остаются без ответа. Монологу Президента абхазская сторона отвечает коротко:они в Конституции Абхазии 1994 года уже определили политический статус своей страны и продолжение обсуждения данного вопроса считают бессмысленным.

Несмотря на всеобщее признание того, что Абхазия является неотъемлемой частью Грузии, фактически уже на протяжении семи лет юрисдикция Грузии не распространяется на ее территорию. Международные организации (в том числе и ООН) не спешат с реализацией выработанных по этому вопросу конкретных предложений.

Рассмотрение такого чрезвычайно болезненного вопроса на встречах представителей неправительственных общественных организаций мыслится только при соблюдении особой осторожности и разве только для выработки согласованных со специалистами государственного права рекомендаций.

Учитывая отмеченные обстоятельства, движение "Примирение" в своем проекте концептуальной программы вопрос политического статуса Абхазии изложил без конкретизации следующим образом:

«Совет старейшин Абхазии и неправительственное общественное движение "Примирение" постараются возобновить прерванный в результате обострения конфронтации и боевых действий диалог о государственном устройстве и определении политического статуса Абхазии».

Невключение в Концептуальную Программу вопроса о политическом статусе Абхазии хотя бы в таком сжатом виде не только обесценило бы саму Программу, но значительно подорвало бы авторитет вообще народной дипломатии, развеяло бы надежды людей на мирное решение конфликта. Это не может вызывать сомнений, поскольку без определения и согласования формулы политического статуса, абхазо-грузинское противостояние не может считаться разрешенным.

Сколь курьезным это ни покажется, но даже этот вопрос вызовет "аргументированную" критику со стороны определенных кругов и абхазской и грузинской общественности. Тем не менее, опыт первой сочинской встречи дает основание верить, что взаимоприемлемое решение найдется.

Не менее значима и сложна подготовка общественного мнения к той априорной мысли, что все насильственно перемещенные лица должны достойно вернуться на свою родную землю, в свои дома.

Само по себе участие в боевых действиях не должно считаться препятствующим возвращению лица обстоятельством.

Проект Концептуальной Программы предусматривает, что все участники войны, которым в установленном законом порядке докажут совершение конкретного преступления, будут привлечены к уголовной ответственности за эти преступление. На остальных участников войны (за исключением организаторов) Программа предлагает распространить амнистию, которая обеспечит их неприкосновенность за участие в войне.

Задачей неправительственных организаций является убеждение абхазской общественности в том, что в Абхазию вернутся все без исключения пожелавшие возвращения насильственно перемещенные лица, а грузинской общественности - в том, что при возвращении в Абхазию им придется совместно проживать с любой оставшейся там личностью.

При этом, как возвращающиеся, так и проживающие в настоящее время в Абхазии лица, будут осведомлены о том, что они могут понести уголовную ответственность за совершенные в период конфронтации и военного конфликта конкретные преступления.

В проект Концептуальной Программы включены положения, определяющие деятельность неправительственных организаций по возвращению перемещенным лицам жилых помещений, земельных участков и имущества. Главная задача заключается в том, чтобы данный процесс проходил без эксцессов и не превратился в причину новых противостояний.

Необходимо, чтобы лицам, временно проживающим в, домах и квартирах насильственно перемещенных граждан, в необходимых случаях по мере возможности восстановили их собственные дома, квартиры и другое имущество, а также коммуникации.

Программа должна предусмотреть, что перед возвращением в родные места беженцев необходимо произвести комплекс мероприятий, в который предположительно могут быть включены такие работы, как восстановление распавшихся человеческих отношений, возрождение жилищно-бы говых коммуникаций, обеспечение безопасности.

В этом направлении, прежде всего, предусмотрено сближение насильственно перемещенного населения Абхазии с оставшимися, подготовка и проведение встреч этих людей по заранее подобранным группам и категориям. В целях обеспечения безопасности и большей эффективности проект Концептуальной Программы признает целесообразным подбор кандидатов для таких встреч в первую очередь из числа родственников, однофамильцев, бывших друзей, односельчан, горожан, соседей, одноклассников и сокурсников, членов единых трудовых коллективов.

По мере накопления опыта станет возможным расширение круга участников таких встреч. Особого внимания заслуживают встречи непосредственных участников боевых действий, экс-комбатантов, подобные той, какая была проведена весной 1999 г. в г. Нальчике.

Особого внимания требует организация встреч членов семей и родственников лиц, погибших в боевых действиях. Подготовка и проведение таких встреч, направленных на восстановление нормальных человеческих отношений между самыми непримиримыми людьми, потребует проявления особой осторожности и предусмотрительности, с тем, чтобы они не превратились в источник возникновения новой напряженности.

В результате военных действий уничтожены и разграблены жилищный фонд и коммуникации Абхазии. Поэтому проектом Концептуальной Программы предусматривается активное участие неправительственных движений и организаций в учете и инвентаризации пригодных для эксплуатации объектов, в определении объемов восстановительных работ, в поиске и привлечении инвестиций и в организации работ.

Значительную деятельность могут осуществить представители неофициальной дипломатии в обеспечении безопасности вернувшегося в родные места вынужденно перемещеного населения. В этом отношении проект Программы на первый план выдвигает подготовку общественного мнения, убеждение лиц абхазской, грузинской и Других национальностей населения Абхазии в безальтернативное их совместного проживания.

Неправительственным организациям под силу изучение оперативной обстановки в отдельных регионах, населенных пунктах, на отдельных предприятиях и в определенных слоях общественности выработка оптимальных рекомендаций по наиболее целесообразному распределению ресурсов силовых структур и их своевременное представление соответствующим органам власти. Концептуальной Программой "От конфронтации - к миру и согласию" предусмотрены проведение соответствующих мероприятий. Восстановлению нормальных цивилизованных отношений меж ду грузинским и абхазским народами значительно препятствует воз никший во время войны и за послевоенный период информационный вакуум, в целях восполнения которого Проект намечает регулярные встречи между грузинскими и абхазскими журналистами, проведение совместных семинаров и конференций на темы о причинах и путях преодоления противостояния, восстановления дружбы, поиска путей общежития, совместной борьбы с экономическими, политическими и культурными трудностями. Проект признает целесообразным задействование абхазского и грузинского информационных агентств соответственно в Тбилиси, Сухуми и других крупных населенных пунктах, организацию взаимного обмена периодической прессой и радиотелепередачами.

Предлагается объявление моратория на освещение средствами массовой информации таких вопросов, как аборигенство грузин или абхазов в Абхазии. Неправительственные организации должны объявить непримиримую борьбу публикациям, оскорбляющим честь и достоинство абхазского и грузинского народов, отдельных представителей этих народов, а также проявлениям фальсификации и политизации истории, спекуляции отдельными научно не разработанными фактами истории.

Накопились серьезные проблемы в сфере просвещения в послевоенной Абхазии, без решения которых не представляется возможным окончательное разрешение конфликта.

Если насильственная "реорганизация" абхазских школ в 40-50-х годах, приведшая к дискредитации абхазского языка, небывало обострила этнические взаимоотношения, то к таким же последствиям приводят мероприятия сепаратистских властей Абхазии после войны. На этот раз дискредитации подвергается уже грузинский язык. Практически на территории Абхазии не функционируют грузинские школы, а разговор на грузинском языке представляет реальную опасность для жизни.

Проект Концептуальной Программы "От конфронтации - к миру и согласию" резко осуждает подобные факты этнической и языковой дискриминации. Неотложной задачей неправительственных общественных движений объявляется разработка практических предложений и рекомендаций, исключающих такие отклонения в будущем.

Проект, в частности, предлагает введение преподавания абхазского языка в грузинских школах и грузинского - в абхазских. Такое мероприятие снизило бы остроту грузино-абхазского противостояния значительно способствовало бы взаимному ознакомлению с культурным наследством этих народов.

До полного урегулирования конфликта проект предлагает организацию встреч учащейся и студенческой молодежи грузинской и абхазской национальностей.

Следует продолжить уже прижившуюся практику проведения совместных путешествий и отдыха грузинских и абхазских детей, которые любезно финансируются международными спонсорскими организациями, вносящими этим неоценимый вклад в нормализацию отношений между грузинским и абхазским народами, способствуя устранению психологических барьеров между ними.

Совместные учебно-оздоровительные лагеря следует организовывать с такой программной нагрузкой, чтобы участвовавшие в них учащиеся и студенты получали позитивную объективную информацию об историческом общежитии, взаимной дружбе, культурном единстве, родственных связях и совместном народнохозяйственном строительстве грузинского и абхазского народов.

Предусмотренные проектом совместные учебные и научно-теоретические конференции не только помогут молодежи в приобщении к навыкам научных исследований, но и выработают у них чувства толерантности, взаимного понимания и уважения.

. Немалую роль в этом деле может играть взаимный обмен учебными заведениями студентов и аспирантов грузинской и абхазской национальностей, взаимный перевод апробированных научных исследований, учебников и методической литературы, проведение совместных научных заседаний.

Проект Концептуальной Программы содержит положения о деятельности неофициальной дипломатии в направлении восстановления промышленности, транспорта, связи, курортного хозяйства, культуры и науки, а также по реабилитации сельского хозяйства. Осуществление этих программных заданий обеспечит нормальные условия для совместной жизни и деятельности грузинского и абхазского населения Абхазии. ""

Следуя указаниям Совместного Заявления, проект Концептуальной Программы "От конфронтации - к миру и согласию" предусмотрел положения о том, что для выработки и проведения в жизнь конкретных планов и практических мероприятий будет организован Единый Координационный Совет.

Движение "Примирение" выработало проект Положения Координационного Совета, согласно которому Совет создается на паритетных началах.

В Координационном Совете стороны будут представлены одинаковым количеством членов. Представители сторон в составе предположительно по три человека образуют секции (абхазскую и грузинскую). Заседаниями Совета руководят представители сторон по очереди.

Решения Координационного Совета (рекомендация) принимаются путем согласования (консенсус) и через секции представляются для реализации соответствующим органам власти.

Согласно устной договоренности. Совет Старейшин Абхазии и неправительственное общественное движение "Примирение" еще в начале ноября обменялись своими проектами Концептуальной Программы "От конфронтации - к миру и согласию".

Как и следовало ожидать, проекты существенно отличаются. Многое в проекте Совета Старейшин Абхазии для нас неприемлемо, так же как, видимо, для них не все может быть принято в нашем варианте. Несмотря на это, обнадеживающими кажутся имеющиеся в проектах совпадения позиций.

Так, в проектах обеих сторон ставятся вопросы о роли непрательственных движений в деле розыска и возвращения утерянных научных и культурных ценностей, проведения совместных конференций, фестивалей спортивных соревнований, обмена телепередачами.

Полностью совпадают точки зрения сторон по вопросу механизобразования, структуры и порядка деятельности Координационного Совета.

С учетом тех трудностей, которые пришлось преодолеть сторонам при принятии Совместного Заявления, есть уверенность, что на очередной встрече представители абхазской и грузинской сторон согласуют позиции и примут взаимоприемлемую программу совместной деятельности.

Для окончательного решения вопроса необходима встреча делегаций которая должна была состояться в Сочи в конце ноября 1999 r, но отложена из-за финансовых затруднений.

Между тем, значение принимаемой программы будет велико.

Во-первых, Концептуальная Программа "От конфронтации - к миру и согласию" и созданный на ее основе Координационный Совет станут основой совместной деятельности абхазо-грузинских неправительственных общественных движений по мирному урегулированию абхазо-грузинского конфликта.

Во-вторых, что не менее важно, принятие Программы ослабит желание злорадствующих противников мирного разрешения конфликта доказывать миру, что "примирение нереально", что идея примирения и в целом народная дипломатия потерпели крах. Принятие Концептуальной Программы и задействование механизма ее реализации - Координационного Совета - поднимет оптимистические настроения у доведенного до отчаяния населения Абхазии.

Главное чтобы общество не свыклось с мыслью о том, что раздробленность страны и вызванный ею беспредел являются неотвратимой, неизбежной необходимостью и бороться с ними не имеет смысла.

Главное и то, чтобы международные организации и политические круги ведущих стран мира не пошли по пути наименьшего сопротивления и не побоялись нарушения мнимого "равновесия" на таком важном участке кавказского геополитического пространства, каким является Абхазия, и не попытались "законсервировать " ситуацию.

Общество нередко привыкает к негативным ситуациям. Задача неправительственных общественных движений и народной дипломатии заключается в том, чтобы не дать "остыть" отношению общества к проблеме.
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия