Теория управления конфликтами

Дата: 05/04/2008
Автор: abkhazeti.ru

Отрывок из лекции, прочитанной в Софийском Университете отставным сотрудником американских спецслужб. София 2001 г.

ЧАСТЬ 1.

Напомню Вам, что Грузия, в советский период одна из наиболее богатых республик СССР, также сильно стремилась выйти из-под русского влияния, как и страны Балтии, о которых я уже упоминал. Первый независимый президент Гамсахурдиа провел политику, банкротство которой было очевидным сразу. Его контакты с русскими не были секретом от нас. Необходимо сказать, что в то время мы рассматривали территорию бывшего СССР как естественную зону влияния русских. Я хочу воспользоваться случаем и подробно объяснить вам, господа, какой смысл вкладываем мы, американцы, в определение «зона влияния». Зона влияния для нас – это прежде всего зона стабилизации. Когда мы говорим что та или иная страна для нас является зоной влияния, то это значит, что мы намерены установить там гражданский мир прежде всего. На страну, находящуюся в состоянии гражданского мира гораздо легче влиять. На людей этой страны легче влиять. Это может звучать цинично, но я скажу – да мы циники. Мы циники если речь идет о том, чтобы люди не убивали друг друга бесконечно. Если речь идет о том, чтобы не умирали дети, то мы циники. Мы пойдем на любые циничные меры, чтобы остановить насилие. Ну и конечно, чтобы сделать деньги! - Шутка!
Мы конечно уже тогда придавали стратегическое значение этому региону. Я имею ввиду Южный Кавказ. Проблема в том, что центральная страна этого региона – Грузия, является не только удобным транспортным коридором. Настоящая проблема – это то, что мы называем эффектом домино. Дестабилизация Грузии вызывает дестабилизацию для всех без исключения приграничных для нее стран. Даже для Турции. В этом случае соседние государства будут немедленно стремиться установить контроль над территорией Грузии. Например, для Азербайджана это единственный путь на Запад, кроме России. Российский путь для него всегда будет угрожающим, так как кроме тех проблем, которые несет монополизм, всегда есть гипотетическая угроза пограничного конфликта с Дагестаном. Для Армении, находящийся в неприятном, но неизбежном соседстве с Турцией и Азербайджаном, было бы жизненно важным установить любой коридор, связывающий ее с какой либо третьей невраждебной страной. Хочу заметить, что сейчас Армения ведет активные контакты с Ираном, которым мы не препятствуем. Мы знаем, что этот путь поставки в Армению энергии и продуктов питания окажет несомненное влияние на стабильность в регионе, так как сейчас Армения полностью зависит от российского газа. Но до полномасштабного экономического сотрудничества между Арменией и Ираном далеко даже сейчас, а в 1992 году в случае если бы в Грузии воцарился хаос, Армения была бы вынуждена обеспечить себе путь к жизни. Безусловно, Турция бы этому противостояла. Прежде всего потому, что Турция имеет свои интересы в этом регионе. Турции нужен дружественный сосед на Севере. Любой армянский коридор на север перерезает потенциальные турецкие транспортные и энергетические пути из Азербайджана в Турцию. Тогда Азербайджанская нефть потечет в Россию. Военное столкновение Армении и Турции стало бы неизбежным в силу названных мной причин. Скорее всего на стороне Армении выступила бы Россия. Российские интересы в регионе также присутствуют значительно, но если для других стран это вопрос выживания, то для России это вопрос возврата к бывшим границам. Совершенно очевидно, что Турция никогда не допустит, чтобы какая-либо страна контролировала ее контакты с Азербайджаном. Грузия сама этого делать никогда не станет. Она может извлечь много выгоды из этих контактов. Чем больше контактов, тем больше выгода. Но Россия, оккупировавшая Грузию, это сделала бы обязательно.
Итак, в случае дестабилизации Грузии возникают две группы – Азербайджан и Турция с одной стороны. Армения и Россия с другой. То есть возможен военный конфликт, в котором с одной стороны будут русские, с другой – страна член НАТО. Надо отметить, что союзники Турции по НАТО, конечно с пониманием относятся к турецким интересам. Но ведь в описываемом нами варианте нет угрозы территории Турции, ее границам. То есть участие альянса в этом конфликте было бы очень спорным. По крайней мере в негативной реакции Греции мы не сомневались, особенно учитывая тот факт, что в треугольнике границ Грузии, Турции, Армении проживает много этнических греков. То есть единство альянса было бы нарушено. Зная сложную историю отношений Греции и Турции мы прогнозировали очень критические обострения для всего НАТО. Возможно турецкое общество подняло бы вопрос о выходе из НАТО. Существовала бы вероятность что это станет реальностью. Но если Турция выходит из НАТО, ломается вся система безопасности в Малой Азии. Военный конфликт между Турцией и Грецией становится почти неизбежным. Не стоит говорить, что в Москве это устроило бы многих. Допустить этого США, разумеется не могли.

И весь этот региональный апокалипсис становится возможным в случае, если в результате хаоса на территории маленькой Грузии невозможна транспортировка ресурсов и грузов. Поэтому когда Гамсахурдиа с подачи русских попытался ликвидировать осетинскую автономию, мы практически ежедневно следили за ситуацией в регионе. Здесь также является странным поведение другого грузинского лидера Шеварднадзе. Вы должны знать, что он бывший министр иностранных дел СССР. Он обладает определенным опытом. Тем более странно, что он принял предложение русских возглавить Грузию. Ведь он знает характер грузин. Если англичанин поддерживает консерваторов, потому что их поддерживал его дед, отец и дядя, американец голосует за демократов, потому что ему нравится их программа, то грузины поддержали Гамсахурдиа, потому что он был их первый независимый президент! В этом не было никакой логики! Совершенно очевидным являлась разрушительная политика Гамсахурдиа, но многие грузины стали заложниками своих эмоций. Поддержав Гамсахурдиа вначале, они просто не могли отказать ему в поддержке когда ситуация стала ухудшаться. Шеварднадзе знал, что у Гамсахурдиа будут сторонники, которые поддержат его до конца. То есть он знал, что в Грузии будет гражданская война. И он пошел на этот шаг. Именно тогда у нас сложилось мнение, что русским не нужна стабильность в Грузии. Даже конфликт в осетинской автономии входил в картину стабилизации. При помощи русских он был развязан, но ими же он был и прекращен. Жертвы среди мирного населения были минимальны на фоне других постсоветских конфликтов. В этой ситуации продемонстрировав Гамсахурдиа свою силу, русские должны были предложить ему дружбу. В их силах было за короткий срок значительно укрепить его власть. Они получили бы Грузию из рук лидера с первоначальной антироссийской риторикой. Это был бы первый класс! Но они предпочли развязать гражданскую войну. Вот когда мы окончательно поняли что взгляды на стабильность у нас с русскими расходятся.

После свержения Гамсахурдиа, в 1992 г. на территории грузинской области Абхазия сложилась ситуация, при которой центральные власти на первый взгляд были обязаны принять срочные сильные меры. Сейчас бы это назвали «македонским вариантом». Вы должны хорошо видеть это на примере албанцев в Македонии. Не подчиняющиеся центральному правительству этнически другие вооруженные люди заполняют сельскую местность. Они могут действовать по-разному. В Македонии они изгоняли и убивали полицейских. В Абхазии они стали останавливать и грабить поезда. Та железная дорога, которая вела в Грузию из России, и снабжает также и Армению, оказалась перерезанной. Грузия и Армения оказались в блокаде. Россия и Армения потребовали от Шеварднадзе восстановить контроль над дорогой. Шеварднадзе связался с абхазским этническим лидером Ардзинба и получил его согласие на ввод вооруженных групп центрального правительства. Произошло то, что и должно было произойти. Попытки расформировать незаконные этнические вооруженные формирования абхазов привели к конфликту со всем абхазским населением. Как только это стало очевидным, Ардзинба возглавил сепаратистов открыто и объявил Шеварднадзе агрессором. Почему Шеварднадзе так легко позволил себя спровоцировать, зная качество своих вооруженных отрядов, я до сих пор не могу понять. В любом случае это уже ничего не решало. Согласно плану русских, если бы грузины сразу не ввели войска, последовали бы погромы грузинского населения. Тогда ввод войск стал бы неизбежным.

ЧАСТЬ II.

Как известно этническая картина конфликтного региона имеет очень важное значение. Более того, зная этническую картину региона, особенности взаимодействия различных этнических групп, правительство, не обладая даже значительными вооруженными силами, может разработать превентивные меры до того как ситуация начнет выходить из-под контроля. Пропаганда в этом случае является лучшим оружием. Другое дело, что в случае возникновения управляемого конфликта правительству приходится иметь дело с мощной контрпропагандой. Тем не менее в любом сложном регионе правительство обязано знать политических лидеров, иметь с ними постоянную связь, нужна их вовлеченность в какие-либо общественные процессы. Причем кроме официальных лидеров надо всегда поддерживать контакты с людьми, которые могут пользоваться авторитетом в своих этнических группах – учителя, врачи, артисты, ученые. В случае провоцирования конфликта остается возможность обратной связи. Должен заранее быть подобран набор аргументов, стереотипичных случаев, которые при разжигании конфликта могли бы способствовать его остановке. В свою очередь противник стремится настолько отменить любой мирный диалог, что как правило прибегает к кровавым провокациям, после которых диалог практически становится невозможным. Однако в нашем случае речь идет не о том, как блокировать начинающийся конфликт, а хотя бы как заметить признаки управляемости.
Такими признаками являются – рост числа насильственных преступлений, жертвы которых относятся как правило к одной этнической или религиозной группе, а преступники либо не найдены, либо относятся к группе-антагонисту. Также следует обратить внимание на появление слухов об ужасных событиях, имевших место либо в прошлом, либо в настоящем. Характерной особенностью искусственно запускаемых слухов является то, что у будущих сторон конфликта они зеркально похожи. Например появляются слухи об убийстве или надругательстве над детьми. У обеих сторон конфликта эти слухи повторяются в деталях – различается лишь групповая принадлежность жертв и преступников. В качестве жертв называются либо дети, либо молодые девушки. Это практически не оставляет шансов мужчинам провоцируемой группы остаться равнодушными. Еще одним признаком является надругательство над могилами, появление оскорбительных для членов какой-либо группы надписей и так далее. Предупредить правительство о нарастании опасных явлений должны специальные службы.
Но вернемся к Абхазии. Этнический состав Абхазии был очень неоднороден. Самая большая община до конфликта была грузинская, далее примерно в равных пропорциях следовали абхазы, армяне и затем греки и русские. Внимательно взгляните на карту. Вот Абхазия. А теперь обратите внимание – район города Ахалкалаки на юге Грузии населен армянами и вот здесь еще восточнее проживают греки. Становится понятным почему режиссеры конфликта прежде всего ставили себе задачу вовлечения в конфликт против грузин армянской и греческой общин. В случае если бы грузинские силы все-таки одержали вверх, последовало бы вполне понятное, по крайней мере временное ограничение прав греков и армян. Это бы немедленно вызвало возникновение новых очагов конфликта на юге Грузии. Однако лидеры греческой общины сохранили благоразумие и остались в стороне от кровопролития. Немалую роль в этом сыграли греческие спецслужбы, активно действовавшие в том регионе. Напротив лидеры армян, получив значительные денежные суммы, вступили в конфликт на стороне абхазов. Надо сказать, что армянская община была хорошо организована и оказала абхазам существенную помощь.
Само военное течение конфликта не представляет интереса. Русские, имевшие советников в обоих лагерях, разоружили и деморализовали и без того плохо управляемые грузинские отряды, позволив абхазам несколько раз нарушить перемирие, гарантированное самими же русскими. Их авиация и флот оказывали огневую поддержку сепаратистам. Необычность течения данного конфликта заключалась в том, как были использованы внутригрузинские противоречия. Здесь я должен сказать, что тот кто управляет конфликтом, тот его и заканчивает. Причем постконфликтная ситуация должна быть более выгодна для инициатора конфликта. Должны быть созданы условия для консервации последствий конфликта на возможно более долгий срок в интересах страны-управляющего. Вы знакомились с ситуацией в Грузии и зоне грузино-абхазского конфликта, вы должны были читать отчеты наблюдателей. Есть ли какие-либо признаки позволяющие говорить об укреплении позиций русских? Нет, и даже наоборот. Тем не менее такое укрепление было вполне реальным, однако для нас долго не было ясно чего они добиваются. Итак, после объявления очередного перемирия грузинские правительственные силы выводятся из Сухуми в Поти по морю, так как сухопутные коммуникации перерезаны сепаратистами. И одновременно происходят два события – абхазы нарушают перемирие и атакуют Сухуми, а силы сторонников прежнего президента Гамсахурдиа атакуют правительственные войска в Поти. Везде хаос, паника, отсутствие сопротивления. Абхазы немедленно следуют до реки Энгури, а вся Западная Грузия начинает погружаться в хаос. Только тогда стала ясна истинная цель организаторов конфликта. Дальнейшие события подтвердили это. Шеварднадзе сам обращается к ним за помощью – фактически это была его капитуляция, однако это позволило ему избежать еще больших жертв. Русские немедленно высаживают морскую пехоту, блокируют порты, разоружают правительственные войска и своих союзников, сторонников Гамсахурдиа. Устанавливают полный контроль над портами, ж/д и автотранспортными коммуникациями. Все это было сделано сразу после того как Шеварднадзе принял условия российских военных – военно-морская база в Поти, военная база в Зугдиди, согласие на размещение гарнизона в пунктах Самтредиа и Сенаки. А теперь посмотрим на карту. Цепочка военных бах с севера на юг Грузии и далее на юго-восток (Гудаута, Зугдиди, порт Поти – особенно важное значение он приобретал в связи со сложным статусом Севастополя, дальше Самтредиа – коммуникационный узел, далее на юг Батуми, и на юго -восток Ахалкалаки), позволяла создать пояс подконтрольной территории в Западной и Южной Грузии, отсекающий восточную часть страны от моря и контактов с Турцией. Союзная Армения получала прямой транспортный коридор с Россией. Железная дорога на Западе Грузии, морские и автомобильные пути полностью под контролем российских военных властей, так как другой власти там попросту не было. Дальнейший план предусматривал передачу политической власти в западной части Грузии бывшему президенту Гамсахурдиа или его сторонникам, создание автономий в районах базирования военных, с целью дальнейшего выделения Самегрело в самостоятельное мини-государство, находящееся под российским протекторатом. Таким образом русские получали устойчивую конструкцию – полностью изолированная восточная Грузия, и раздробленная на различные автономии, подконтрольная русским западная Грузия. Причем все это они получали из рук самого Шеварднадзе. Вполне терпимо с точки зрения международного права. Обращаю Ваше внимание на то, что такая политическая конструкция вероятно была бы достаточно устойчивой, что позволило бы России закрепиться в регионе надолго. Однако заключительная фаза управляемого конфликта в черноморском регионе проходила одновременно с неуправляемым конфликтом в Москве. После варварских бомбардировок парламента Ельцин очень нуждался в международной поддержке. Эта, а также другие причины, которые до сих пор являются государственной тайной США, сыграли свою роль. Русские оставили Западную Грузию.
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия