Грузины и абхазы: что будет дальше

Дата: 02/09/2009
Автор: Маргарита Ахвледиани

После августовской войны, впервые в истории грузино- абхазского конфликта, у обеих сторон появилась общая цель - пресечь начавшийся процесс поглощения Абхазии Россией.

"Укрепление внутреннего суверенитета Абхазии находится в связке с урегулированием конфликта с Грузией. Наша безопасность во многом зависит от урегулирования этого конфликта. А до урегулирования конфликта мы нуждаемся в получении гарантий безопасности от России, что означает, что будем зависеть от них и по отношению к другим вопросам" - заявила Лиана Кварчелия, представитель Центра гуманитарных программ на встрече грузинских и абхазских экспертов, организованная в начале июня в Стамбуле британской организацией Conciliation Resources.

Некоторые японские бизнесмены стратегию действия на рынке строят по главному правилу игры Го: не пытайся избавиться от конкурента (как это происходит в шахматах), напротив, действуй вместе с ним и так проникай в сферу его влияния.
Это правило игры выглядит особо актуальной для Грузии. После того, как результаты августовской войны изменили позиции включенных в грузино - российскую войну. Россия решила свои проблемы в регионе (после августовской войны), но свои проблемы не решили ни грузины, не абхазы.

С самого начала необходимо размежевать ситуацию с Абхазией и Южной Осетией; отличаются и истории этих конфликтов и бытующие на "той" стороне ожидания. В частности, в Южной Осетии преобладает не столько стремление к независимости, сколько желание присоединиться к Северной Осетии, а у абхазов реальное стремление достичь суверенитета. Поэтому после войны серьезные изменения произошли именно на грузино-абхазском поле.

Результатом августовской войны была не только потерянная надежда грузин на восстановление территориальной целостности, и не только упрочение безопасности абхазов. Война лишила Грузию территорий, а абхазскому обществу не оставила выбор модели развития, которая у нее была, пусть даже гипотетически.

Ситуация, в которую попала сейчас Абхазия - одностороннее признание Россией и четкая изоляция от западного сообщества- очень скоро может закончиться тем, что независимость Абхазии примет форму полной зависимости от России. И это для обоих участников конфликта, равно как для грузин, так и для абхазов, означает катастрофу. Таким образом, после августовской войны и у грузинского общества, и у абхазского, появилась общая, неотложная политическая цель и желание - пресечь поглощение Абхазии Россией.

Осмысление этой общей цели может стать очень важным - одно направление, совместное действие, проявление способности к взаимному компромиссу.
Совершенно не имея контакта с жителями Абхазии в течение 20 лет, без информации оттуда, грузинское общество и не догадывалось, сколь сильно там чувствовалась идущая из Тбилиси угроза. Многолетняя политика санкций и изоляция довели дело до того, что Абхазия стала искать не выход, а покровителя. Для жителей Абхазии была недостижима учеба в странах Запада, ведение бизнеса с западными партнерами и в целом, ознакомление с западными ценностями. А между тем, путь к России был открыт и абхазский горизонт поневоле не достигал большего.

Трагичность грузино- абхазских отношений в том, что в ситуации, когда обе стороны с самого начала осознавали идущую от России опасность в отношении своей идентичности и свободы, они не смогли даже на этой почве найти общий язык. Как говорит директор программ Conciliation Resources Джонатан Коэн, "парадоксально, но, несмотря на то, что уже в течение многих лет отношения с внешним миром абхазов и осетин полностью зависит от России, колонизатором все же они считают Грузию. И грузинское общество не только не смогло ответить на то, почему так происходит, но и вообще не ставило такой вопрос.

"Потеряно время и доверие к грузинам. Война дважды - это уже не ошибка, - говорит политолог Паата Закарейшвили, - для Грузии было роковым решение достичь цели давлением, насильно, с постоянными выдвижением условий".

Несмотря на всю тяжесть отношений Грузии с Абхазией сегодня многое прояснилось. Исчезла иллюзия, что можно быстро вернуть эти территории. Стало ясно, что никакая западная армия не вернет Грузии Абхазию. Как говорят абхазы, "может хоть теперь поймут в Грузии, что дело касается не только территорий, но и людей". Если общество перестанет грезить и реально оценит ситуацию, то это хотя бы ускорит наступление лучшего выхода, чем сегодня.

"В интересах Грузии отложить вопрос статуса и назначить себе целью то, что возможно решить, говорит Вальтер Кауфманн, возглавлявший в течение нескольких лет фонд Бёлля в Грузии. Наверное, стоит осмыслить , что Россия никогда не исчезнет из Северного Кавказа, так же, как США не исчезнут из Мексики. Для стран, которые оказались рядом с такими "державами", главное суметь, чтобы в их странах не все решали эти большие игроки. Важно, чтобы вместо пропаганды изгнать Россию полностью из Закавказья произошло осознание того, какое место можно выделить России на Кавказе, и в том числе в Абхазии. Это будет намного продуктивнее.
Также, полагаю, что Грузия должна быть заинтересована в решении проблемы с Абхазией, а не в ее углублении. С этой точки зрения прозападная Абхазия выгоднее Грузии, нежели пророссийская. Так что, было бы более прагматично прекратить изоляцию Абхазии и поддержать ее включение в международные программы".

"Абхазия сейчас как теннисный мячик, подскочивший с поля и подвисший в воздухе. Следующим ударом ее можно направить в любую сторону" - сказал на Стамбульской встрече сухумский журналист Ибрагим Чкадуа.

По мнению абхазских экспертов сегодня в Сухуми больше спорят о том, насколько глубоко можно шагнуть в отношениях с Россией, и насколько много прав скупать и делать в Абхазии будет у нее. Оппозиция, включая независимые газеты, протестует против недавно подписанного с Россией соглашения о совместной охране границ, по которой абхазская сторона фактически в роли наблюдателя, а также – вероятную передачу абхазской железной дороги российским предпринимателям. Большое беспокойство последовало и за недавним заявлением спикера Госдумы Бориса Грызлова о том, что нужно подписать еще 26 разных соглашений.

"Грузия стоит перед выбором: либо продолжить, либо остановить процесс, который длится 15 лет, и который с помощью экономических санкций толкал Абхазию к России. Практического результата эти санкции не принесли, зато дали России возможность монополизировать Абхазию. Этот процесс продолжается и сегодня, и это опаснее всего" - говорит Джонатан Коэн. И все же, прекращение в июне Миссии наблюдателей ООН в очередной раз подтвердило, что все еще в силе декларативный, радикальный подход к проблеме.

Еще в ноябре минувшего года международная аналитическая группа International chrizis group писала, что нельзя допускать ухода из Абхазии Миссии ООН, что Сухуми надеется на продление Миссии, поскольку не желает оставаться лицом к лицу с Россией. Сейчас произошло именно это. После ухода наблюдателей ООН опустился занавес, и слабая Абхазия оказалась перед лицом сильной России.

" Никогда дипломатия Грузии не примет участия в таком решении, которое хоть на миг поставит под сомнение международный правовой статус нашей территориальной целостности" - заявил министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе.

В Тбилиси принимают за победу достижение то, что название региона на бумаге остается прежней: "Абхазия (Грузия)". А в реальной жизни значительно ускорилось поглощение Абхазии Россией- не это ли более похоже на потерю территориальной целостности?

"Соглашение, по которому Россия будет охранять границы, и которую сегодня критикует оппозиция Абхазии, не бессрочное. Оно подписано сроком на пять лет с правом на продление и пересмотр соглашения" – говорит Лиана Кварчелия,- и если в течение этих пяти лет нас не признают другие страны, а Запад и Грузия продолжат политику изоляции Абхазии, тогда это соглашение получит большую актуальность, чем сейчас".

С практической точки зрения, перед грузинским обществом возникла такая ситуация, когда оно должно ответить на один крайне важный вопрос: что главное для Грузии- иметь отношения с Абхазией, создать перспективы будущих взаимоотношений, когда и беженцы смогут туда вернуться, будут развиваться какие-либо экономические отношения; или просто заявлять время от времени- это наше "пространство"? И на раздумье времени не осталось.

Вальтер Кауфманн полагает, что идущим от Грузии главным посылом должно быть "мирное урегулирование", а не "восстановление территориальной целостности". "Если в ближайшее время не будет достигнута территориальная целостность, будет достигнуто что- либо иное" - говорит он. А идущий из Абхазии посыл интересно изложил Ибрагим Чкадуа: "Запад признает наши аргументы, если Грузия признает их. Т.е. эти аргументы мы должны донести до Грузии".

На встрече в Стамбуле было отмечено, что этот и иные посылы достигнут цели лишь на уровне широких человеческих отношений.

" Ни при каких обстоятельствах союзники Грузии из Евросоюза не признают Абхазию. Они должны увидеть, что Грузия меняет политику, и Грузия должна убедить их в этом, - говорит Джонатан Коэн, и полагает, что Абхазия должна открыться для всего мира, и не с помощью России. До тех пор, пока Абхазия общается с международным сообществом через российские институты, она будет в руках России. Абхазия должна открыться, чтобы оттуда люди могли путешествовать по всему миру не только через Россию, вести торговлю со всем миром не через Россию; Как можно больше европейцев должны путешествовать по Абхазии и привносить туда свои идеи и ценности. Это было значительно и ранее, но сейчас это намного важнее, поскольку в Абхазии удвоилась монополия России. В Абхазии немало голосов, которые не желают российской монополии. Они не разделяют идею возвращения в состав Грузии, но хотят, чтобы у Абхазии был шанс политического выбора и эти люди сейчас намного ранимее, чем раньше".

"Перифразируя Джона Кеннеди можно сказать: не думай о том, что может сделать тебе оппонент, думай о том, что ты можешь сделать ему. Такой подход, наверное, не даст Грузии того, что она хочет немедленно получить. Но другой путь – взаимных обвинений, подозрений и угроз - уже испытан, и привел ее к катастрофе".
Жизнь в демократическом обществе означает демократический подход ко всем вопросам без исключения. Один из абхазских участников стамбульской встречи, директор сухумского Дома молодежи Елена Кобахия отметила: "Мы (абхазы и грузины) ходим по заколдованному кругу, -она подразумевала бесконечное совершение трагических ошибок, -а жизнь в демократическом обществе похоже на езду велосипедом- постоянно надо крутить педали, иначе упадешь".
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия