Выступление госсекретаря США Райс об американо-российских отношениях в Фонде Маршалла “Германия-США”

Дата: 19/09/2008



18 сентября 2008 года
Выступление госсекретаря США Райс об американо-российских отношениях в Фонде Маршалла “Германия-США”

(США и Европа не допустят российской агрессии)


Речь Кондолизы Райс в Фонде Маршалла “Германия-США”


Четверг, 18 сентября 2008 года

(текст, подготовленный для выступления)

Благодарю Крэйга Кеннеди за любезное приглашение.

Выражаю благодарность всем в Фонде Маршалла “Германия-США” за приглашение на сегодняшнюю встречу. Фонд Маршалла “Германия-США” – организация, которая играет неоценимую роль не только для нашего трансатлантического альянса, но и все чаще для наших партнерств за пределами Европы.

Вы воспитываете единство взглядов, единство цели и единство действий, в которых Соединенные Штаты и Европа как никогда нуждаются сегодня. Вы оказали неизмеримое влияние, помогая нам укреплять связи нашей страны с Европой в последние годы. И за это хочу выразить вам благодарность.

Я впервые выступаю Фонде Маршалла в качестве государственного секретаря США. Осмелюсь заметить, что это также и последний раз. Благодарю вас за то, что вы этому не аплодируете.

Я приехала сюда, чтобы поговорить сегодня о предмете, который занимает всех нас в последнее время - о России.

Большинство из нас хорошо известны события последнего месяца. Причины этого конфликта – особенно разногласий между Грузией и отколовшимися регионами Абхазия и Южная Осетия – сложны. Они восходят корнями к периоду распада Советского Союза. И Соединенные Штаты, и наши союзники много раз пытались помочь сторонам разрешить эти разногласия дипломатическим путем. Действительно, отчасти именно по этой причине я отправилась в Грузию за месяц до конфликта – вместе с министром иностранных дел Германии Штайнмайером и другим представителями.

У конфликта в Грузии глубокие корни. И все стороны совершили ошибки и допустили просчеты. Однако основные факты очевидны:

7 августа после многократных нарушений соглашения о прекращении огня в Южной Осетии, включая артиллерийские обстрелы грузинских деревень, правительство Грузии приступило к осуществлению крупной военной операции в Цхинвали и других частях сепаратистского региона. К сожалению, в боях погибли несколько российских миротворцев.

Эти события вызывали тревогу. Однако ситуация усугубилась после того, как российские лидеры нарушили суверенитет и территориальную целостность Грузии, начав полномасштабное вторжение и нарушив международно-признанные границы. Тысячи мирных граждан были вынуждены покинуть свои дома. Российское руководство установило военную оккупацию, простиравшуюся вглубь грузинской территории. Затем они нарушили соглашение о прекращении огня, переговоры о котором велись президентом Саркози.

Другие российские действия во время кризиса также вызывали ?лубокую тревогу: панические заявления о “геноциде”, вершимом грузинскими военными; безосновательные сообщения о действиях США во время конфликта; российские попытки расчленить суверенное государство, признав независимость Абхазии и Южной Осетии; отказ допустить международных наблюдателей и представителей неправительственных организаций получить доступ в Абхазию и Южную Осетию, несмотря на непрекращающееся насилие со стороны ополчения и карательные меры в отношении мирных грузинских жителей.

Действия Российской Федерации вызывают еще большую обеспокоенность, потому что они укладываются в общую схему ужесточения политики за последние несколько лет.

Я имею в виду, среди прочего, следующее: запугивание Россией ее суверенных соседей; использование нефти и газа в качестве политического оружия; остановку действия Договора об обычных вооружения в Европе в одностороннем порядке; угрозы нацелить ядерное оружие на мирные государства; продажу оружия странам и группам, которые угрожают международной безопасности; преследование – и даже нечто еще более худшее – российских журналистов, диссидентов и других лиц.

На фоне этой политики возникает картина усиления Россией авторитарной власти у себя в стране и агрессии за рубежом.

Это поведение не могло оставаться незамеченным или безнаказанным. Мы подошли к нему в контексте наших усилий по выстраиванию конструктивных отношений с Россией. Однако нападение на Грузию выкристаллизовало курс, который избрало российское руководство – и привело нас к поворотному моменту для России и всего мира.

К поворотному - но не определяющему моменту.

Российское руководство выбрало несколько неудачных решений. Однако они могут сделать и другой выбор. Будущее России в ее руках. Однако на выбор, который она сделает, частично окажут влияние действия Соединенных Штатов, наших друзей и наших союзников – как с точки зрения предлагаемых нами стимулов, так и с точки зрения оказываемого нами давления.

В последнее время очень много было сказано о том, как мы оказались в нынешнем положении. И некоторые попытались переложить ответственность за недавнее поведение России на плечи других. Однако в действиях России нельзя, например, винить ее соседей, таких как Грузия.

Несомненно, руководство Грузии могло лучше отреагировать на события прошлого месяца в Южной Осетии, и никому не имеет смысла притворяться, что это не так. Мы предупреждали наших грузинских друзей, что Россия заманивает их в ловушку и что попадание в нее будет только на руку Москве.

Тем не менее, руководство России использовало случившееся как предлог для того, что по всем признакам являлось заранее спланированным вторжением на территорию независимого соседа. Российское руководство уже несколько месяцев готовило почву для подобного развития событий – раздавая российские паспорта грузинским сепаратистам, готовя и вооружая их ополчение, а затем оправдывая свои действия на территории Грузии как акт вынужденной самозащиты.

Нельзя возлагать вину за поведение России на расширение НАТО. После окончания холодной войны мы и наши союзники стремились к преобразованию НАТО, чтобы из альянса, поддерживающего военные укрепления в разделенной Европе, оно превратилось в средство поддержания роста целостной, свободной и мирной Европы и противодействия опасностям, таким как терроризм, которые угрожают и России.

Мы открыли двери в НАТО для всех суверенных демократических государств в Европе, которые в состоянии удовлетворить требованиям по членству. Мы поддержали право всех стран, избавляющихся от коммунизма, выбирать, каким путем они пойдут и к каким организациям они хотят присоединяться.

Эти исторические усилия увенчались успехом. Почти половина наших союзников по НАТО – это бывшие порабощенные государства. Для этих стран обещание членства стало стимулом к созданию демократических институтов в обществе, реформированию экономики и урегулированию старых разногласий, как это было сделано в Польше, Венгрии, Румынии, Словакии и Литве.

Не менее важным является то, что НАТО последовательно пыталось привлечь Россию в роли партнера к участию в создании мирной и процветающей Европы. Представители России присутствовали почти на всех саммитах НАТО, начиная с 2002 года. Поэтому заявления о том, что данный альянс нацелен против России, означают элементарное пренебрежение историей. На деле мы полагали – и по-прежнему полагаем, что законным потребностям России в сфере безопасности наилучшим образом отвечают общие границы не со слабыми, раздробленными и бедными государствами, а с мирными, процветающими и демократическими державами.

Было бы также совершенно неверно винить Соединенные Штаты в поведении России – из-за их излишней или недостаточной жесткости в отношении России, недостаточного внимания к ее интересам или чрезвычайной наивности в отношении ее руководства.

Со времен окончания холодной войны – на протяжении сроков трех администраций, как Демократической, так и Республиканской партий – Соединенные Штаты старались способствовать появлению сильной, процветающей и ответственной России. Мы обращались с Россией не как с поверженным противником, а как с новым партнером. Мы оказывали политическую и финансовую поддержку переходу России к современной рыночной экономике и свободному и мирному обществу. Мы уважали Россию как великую державу, с которой можно работать над решением общих глобальных проблем.

Когда в наших интересах возникали расхождения, Соединенные Штаты консультировались с российскими лидерами. Мы пытались найти общие позиции. И мы старались, насколько это было возможно, принимать во внимание интересы и концепции России. Так мы подходили к спорным вопросам – от Ирана до Косово, до противоракетной обороны. Я много раз посещала Россию, последние два раза вместе с министром обороны США Робертом Гейтсом, в целях укрепления сотрудничества.

Российское руководство все меньше и меньше отвечало взаимностью. Его недавние действия заставляют некоторых задаваться вопросом о том, не оказались мы теперь в состоянии новой холодной войны. Нет, не оказались. Но невозможно уклониться от вопросов: откуда появилась эта новая Россия? Каким образом Россия 90-х годов превратилась в сегодняшнюю Россию?

В конце концов, 1990-ые годы во многом были для России периодом истинных надежд и обещаний будущего. Тоталитарное государство было демонтировано. Рамки свобод, доступных большинству россиян, значительно расширились – с точки зрения того, что они могли читать, что они могли говорить, что они могли покупать и продавать, и какие объединения или ассоциации они могли формировать. Появились новые лидеры, которые пытали направить Россию в русло политических и экономических реформ в стране, в сторону интеграции в глобальную экономику и ответственного выполнения своей международной роли.

Все это правда. Но многим россиянам это помнится по-другому. Они вспоминают прошедшее десятилетие как времена вседозволенности и беззакония, экономической неопределенности и социальной смуты. Времена, когда криминальные элементы, гангстеры и грабители обворовывали российское государство, пользуясь слабостью российского общества. Времена, когда многие россияне – не только представители элиты и бывшие аппаратчики, но и обычные люди – испытывали чувства позора и потерянности, что нам на Западе не удалось до конца осознать.

Я помню эту Россию, потому что я видела ее собственными глазами.

Я помню старушек, торговавших своими последними пожитками на Старом Арбате – тарелками, битыми чашками, всем, что только можно продать.

Я помню российских военных, возвращавшихся домой из Восточной Европы, которым приходилось жить в палатках, потому что российское государство было слишком слабым и бедным, чтобы помочь им с жильем.

Я помню беседы с моими русскими друзьями – терпимыми, открытыми, прогрессивно мыслящими людьми – которые испытывали чувство жгучего стыда в течение ушедшего в прошлое десятилетия. Не при мыслях о потере Советского Союза, но от того, что они не узнавали своей собственной страны: ветшающего Большого театра, пенсионеров, которым нечем платить по счетам, российской Олимпийской сборной, шагавшей в 1992 году под ранее никем не виданным флагом и получавшей золотые медали под звуки гимна, которого никто раньше не слышал. У людей возникало унизительное ощущение, что ничто российское больше никого не устраивало.

Это не оправдывает поведения России, однако помогает увидеть его в определенном контексте. Это помогает объяснить, почему многие простые россияне почувствовали облегчение и гордость при появлении новых лидеров страны в конце прошлого десятилетия, лидеров, которые пытались восстановить российское государство и укрепить его авторитет за рубежом. Неудивительно, что власть несовершенная рассматривалась как нечто лучшее, чем полное ее отсутствие.

Стало очевидным то, что законная цель восстановления России приобрела зловещий оборот – откат от личных свобод; произвольные действия правоохранительных органов; всепроникающая коррупция, поразившая самые разные слои российского общества; параноидальные агрессивные порывы, как это уже не раз бывало в российской истории, при которых возникновение демократии в соседних государствах - в самом недавнем прошлом так называемые “цветные революции” в Грузии, Украине и Кыргызстане – воспринимается не как источник большей безопасности, а как угроза российским интересам.

Какой бы ей ни был избран курс, сегодняшняя Россия – не Советский Союз, ни по размеру своей территории, ни по охвату своей мощи, ни по масштабам своих целей, ни по природе своего государственного устройства. Российские лидеры сегодня не претендуют на идеологический универсализм, они не предлагают альтернатив демократическому капитализму, у них нет возможностей для создания параллельной системы государств-сателлитов и конкурирующих институтов власти. Основа советской мощи больше не существует.

Несмотря на авторитарные замашки своего руководства, сегодня россиянам доступно большее благосостояние, у них больше возможностей и, в некотором смысле, больше свободы, чем в царской России или в советские времена. Россияне все чаще требуют преимуществ своего участия в мировом сообществе – рабочих мест, новых технологий, путешествий за рубеж, доступа к предметам роскоши и долгосрочным ипотечным кредитам.

В обстановке повышения благосостояния и увеличения возможностей я не могу представить, чтобы большинство россиян захотело вернуться в прошлое, подобное советским временам, когда их страна находилась в гордой изоляции от западных рынков и организаций.

И это еще больше усугубляет трагичность выбора, который делают российские руководители. Этим они не просто причиняют боль другим, они наносят ущерб, ослабляющий саму Россию - то, как они подрывают международное доверие к российскому бизнесу, которое зарабатывалось таким трудом... то, как они создают угрозу истинному прогрессу российского народа, который столь многого достиг после распада коммунизма.

И во имя чего? Нападение России на Грузию просто стало подтверждением того, что было уже известно – что Россия может воспользоваться своим подавляющим военным превосходством, чтобы наказать маленького соседа. Но Грузия выжила. Ее демократия непоколебима. Ее экономика будет восстановлена. Ее независимость укрепиться. Ее вооруженные силы будут восстановлены. И мы с надеждой ожидаем дня, когда территориальная целостность Грузии будет восстановлена мирным путем.

Вторжение России в Грузию не привело – и не приведет – к достижению стратегических целей. Российскому руководству не удастся добиться главной военной цели и избавиться от правительства Грузии. И наша нынешняя стратегическая задача заключается в том, чтобы ясно дать понять российским лидерам, что их выбор толкает Россию на односторонний путь, который ведет к самоизоляции и международной второстепенности.

Достижение этой цели требует решимости и единства от ответственных государств – в первую очередь, Соединенных Штатов и наших европейских союзников. Мы не можем позволить российским руководителям сохранять убеждение, которое, похоже, у них укоренилось: что если как следует надавить на свободные страны – запугивая, угрожая, набрасываясь – мы не устоим, забудем и постепенно сдадимся.

Соединенные Штаты и Европа должны противостоять подобному поведению и всем, кто его поддерживает. Во имя нашего будущего – и во имя будущего российского народа, который заслуживает лучших отношений со всем миром – Соединенные Штаты и Европа должны не допустить достижения каких бы то ни было целей российской агрессией. Ни в Грузии, ни в любой другой стране.

Мы и наши европейские союзники выступаем единым фронтом в оказании поддержки Грузии. Следует особо отметить лидерство президента Саркози в этом направлении. В трансатлантическом альянсе существует единство взглядов. Только на этой неделе генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер возглавил миссию всех 26 посланников нашего альянса в Тбилиси, чтобы продемонстрировать нашу непоколебимую поддержку грузинским друзьям. Дверь в Северо-атлантический альянс остается широко открытой для Грузии, и наш альянс будет продолжать работу по линии новой Комиссии НАТО-Грузия, чтобы сделать будущее реальностью.

Мы и наши европейские союзники останемся во главе международных усилий по оказанию Грузии помощи в восстановлении – усилий, которые уже привел? к замечательным результатам. Соединенные Штаты предоставили пакет экономической помощи Грузии в объеме миллиарда долларов. Евросоюз обязался выделить 500 миллионов евро. Большая группа гражданских наблюдателей ЕС готовится к отправке в Грузию.

Кроме того, опираясь на поддержку США и Европы, министры иностранных дел стран Большой семерки осудили действия России и обязались оказать поддержку восстановлению Грузии. Азиатский банк развития выделил до 40 миллионов долларов для предоставления кредита правительству Грузии. Международный валютный фонд утвердил резервный кредит на сумму 750 миллионов долларов. ОБСЕ планирует расширить круг наблюдателей, несмотря на противодействие со стороны Москвы.

И наоборот, действия России не пользуются широкой поддержкой: одобрительные жесты Даниэля Ортеги и Хамаса вряд ли можно назвать дипломатическим триумфом.

В то же время Соединенные Штаты и Россия продолжают однозначно поддерживать независимость и территориальную целостность российских соседей. Мы будем противостоять любым попыткам России разбивать суверенные государства и свободные народы на некие архаичные “сферы влияния”.

Соединенные Штаты и Европа укрепляют свои связи с соседями России. Мы работаем как расширенная группа, включающая наших друзей в Финляндии и Швеции, которые были незаменимыми партнерами на всем протяжении недавнего кризиса. Мы поддерживаем все важные инициативы – в том числе, и так называемую Северную инициативу. Мы работаем над урегулированием межрегиональных конфликтов – таких как конфликт вокруг Нагорного Карабаха. И мы не позволим России наложить вето на будущее нашего евро-атлантического содружества – ни на то, каким государствам мы предлагаем стать его членами, ни на то, примут ли эти страны наше предложение. Мы особенно четко разъяснили это нашим украинским друзьям.

Соединенные Штаты и Европа углубляют свое сотрудничество в поисках большей энергетической независимости, работая и с Азербайджаном, и с Грузией, и с Турцией, и со странами Каспия. Мы расширим открытую глобальную энергетику и защитим ее от любых посягательств. Не может существовать одного набора правил для России – и другого для всех остальных.

И наконец – как Соединенные Штаты и Европа, так и наши многочисленные друзья и союзники во всем мире не позволят российским лидерам с одной стороны извлекать выгоду из международных норм, рынков и институтов, а с другой подрывать их фундаментальные основы. Иного пути не существует. Россия 19-го века и Россия 21-го века не могут действовать в мире одновременно.

Для полноценного развития России она должна полностью интегрироваться в международное политическое и экономическое устройство. Но Россия остается в неустойчивом положении – наполовину внутри и наполовину вне него. Если Россия не хочет ограничиться ролью поставщика энергоносителей, ее руководству необходимо понять суровую истину: успех России зависит от мирового сообщества, и изменить эту ситуацию она не может.

Уже сейчас российские руководители видят проблески того, как будет выглядеть ее будущее, если они станут упорствовать в своем агрессивном поведении. По контрасту с позицией Грузии, международный статус России сейчас хуже, чем когда-либо, начиная с 1991 года. И цена этой самоизоляции оказалась непомерно высокой.

Сотрудничество России с Соединенными Штатами в области гражданской ядерной энергетики сейчас приостановлено. Лидеры России наносят болезненные удары по экономике своей страны. Заявка России на членство во Всемирной торговой организации поставлена под вопрос. То же самое можно сказать и о попытках страны быть принятой в Организацию экономического сотрудничества и развитию.

Но, возможно, наихудшим из последствий для Москвы является то, что ее поведение поставило принципиальный вопрос о том, чье видение будущего России на самом деле направляет развитие страны. Ведь совсем недавно новый президент России изложил свое видение будущего своей страны в совершенно ином, позитивном, ключе.

Это было видение, в котором учитывались все болевые точки России: падение численности населения и душераздирающие проблемы в области здравоохранения; трудности на пути создания высокотехнологичной, многоотраслевой экономики, наподобие экономики стран к западу и, все более, к востоку от России; разрыв в уровне жизни тех, кто живет в Москве, Санкт-Петербурге и нескольких крупных городах – и тех, кто живет в деревнях и селах России.

В этом видении делались призывы к укреплению правового государства, искоренению коррупции, инвестированию в благосостояние российского народа и созданию возможностей для процветания не только элиты, но и всего российского народа.

Это видение опиралось на то, что президент Медведев назвал четырьмя “И”: инвестиции, инновации, реформу институтов власти и усовершенствование инфраструктуры России с целью дальнейшего развития ее экономики.

И это было видение, в котором признавалось, что Россия не может позволить себе строить взаимоотношения с миром на основе антагонизма и отчуждения.

Это особенно справедливо сегодня в мире, который все более и более не вращается вокруг полярности – “мульти-“, “одно-“ или, что несомненно, “двух-“. В этом мире для всех стран императивом является создание прочных связей с множеством влиятельных государств.

Этот контекст сильно отличается от того, который преобладал на протяжении большей части прошлого столетия, когда внешняя политика США оказалась заложницей наших отношений с Россией. Мы рассматривали сквозь призму эту все, включая наши отношения с другими странами. Мы были замкнуты в игре с нулевой суммой, оказавшись в идеологическом конфликте с Советским Союзом. Каждому государству приходилось выбирать, на чьей оно стороне, а это значительно ограничивало наши варианты.

К счастью, этого мира больше нет, и он не вернется. В итоге, перед Соединенными Штатами открылись возможности проводить более многогранную международную политику. И мы проводим ее.

Мы разрабатываем перспективные программы сотрудничества с такими дружественными многонациональными демократиями, как Бразилия и Индия, и с новыми экономическими партнерами, такими как Китай и Вьетнам, отношения с которыми некогда были омрачены соперничеством в годы холодной войны.

Мы меняем характер наших отношений со странами в Азии - Японией и Южной Кореей, Австралией и Филиппинами – переходя от платформы совместной обороны к укреплению региональной безопасности, усовершенствованию торговых отношений, поддержке свобод и поступательному развитию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Мы заново выстраиваем отношения с такими странами, как Ливия, чье руководство делает ответственный выбор о присоединении к мировому сообществу.

Мы углубляем партнерские отношения, уходящие корнями в общность принципов, со многими странами Африки – и поддерживаем новые планы африканского континента, направленные на достижение успеха в 21-м веке: справедливое государственное управление, инвестиции в благосостояние населения, борьбу с болезнями и коррупцией, стимулирование развития путем экономической свободы.

Мы выходим за рамки 60-летней политики на Большом Ближнем Востоке – в то время состояние холодной войны заставляло руководителей администрации США поддерживать стабильность, жертвуя свободой, что в итоге привело к потере и того, и другого.

Наконец, мы строим полные надежд планы на будущее с нашими друзьями и союзниками в обеих Америках – с которыми у нас порой были глубокие разногласия во время холодной войны. Сейчас мы разделяем общие взгляды на демократическое развитие, личную безопасности и социальную справедливость в нашем полушарии.

Ставшие анахронизмом демонстрации Россией своей военной мощи не смогут повернуть историю вспять. Россия вправе сама определять свои взаимоотношения с суверенными странами. И они – включая страны Западного полушария – вправе определять свои взаимоотношения с Россией.

Однако мы уверены, что наши связи с соседями – которые стремятся улучшить свои системы образования и здравоохранения, увеличить трудовую занятость и качество жилья – нисколько не пострадают от визита нескольких устаревших бомбардировщиков ТУ-160 в одну из немногих автократий Латинской Америки, которая сама отстает от других стран все более мирного, процветающего и демократического полушария

Наш мир сегодня полон не только исторических возможностей для поступательного развития, но и проблем, которые ему препятствуют – от терроризма и распространения оружия массового поражения до изменения климата и роста цен на сырьевые товары. Соединенные Штаты заинтересованы в налаживании партнерских отношений для того, чтобы разрешить эти и другие проблемы. В этом заинтересована и Россия.

Соединенные Штаты и Россия объединяют общие интересы, связанные с борьбой с терроризмом и насилием на почве экстремизма. Мы и Россия заинтересованы в превращении Корейск?го полуострова в зону свободную от ядерного оружия и в том, чтобы не допустить приобретения руководством Ирана самого смертоносного вида оружия. Мы и Россия стремимся к укреплению безопасности на Ближнем Востоке, где воцарится мир между израильтянами и палестинцами. Мы и Россия заинтересованы в том, чтобы не допустить возврата Совета Безопасности в тупиковое положение, в котором он находился во времена холодной войны.

Соединенные Штаты и Россия разделяли перечисленные выше и многие другие интересы до 7 августа. Мы продолжаем разделять их и сегодня, 18 сентября. Сочинская декларация, подписанная в этом году президентом Бушем и бывшим тогда президентом Путиным, заложила стратегическую основу для развития Соединенными Штатами и Россией многочисленных общих интересов.

Мы будем продолжать, по необходимости, сотрудничество в областях, которые вызывают озабоченность и у нас, и у России. Но будет очень обидно, если наши связи будут ограничиваться лишь этим - ибо самые лучшие отношения устанавливаются между странами, которые не только разделяют общие интересы, но и общие цели, стремления и - да – общечеловеческие ценности.

Какими бы ни были разногласия между нашими правительствами, мы не позволим им помешать углублению отношений между нашими народами.

Потому мы будем по-прежнему финансировать поездки российских учащихся и учителей, судей и журналистов, профсоюзных лидеров и демократических реформаторов, которые хотят посетить Америку. Мы будем продолжать оказывать поддержку России в борьбе против ВИЧ/СПИДа и туберкулеза. И мы будем продолжать поддерживать всех россиян, которые желают свободного будущего своей великой стране.

Я искренне надеюсь, что следующий президент и следующий госсекретарь посетят Россию и найдут время для разговора с представителями гражданского общества России, а также будут давать интервью стойким и независимым российским СМИ, которых остается все меньше и меньше.

Соединенные Штаты и наши друзья и союзники – не только в Европе, но и в обеих Америках, в Азии, Африке и на Ближнем Востоке – все разделяют наше видение мира в начале нового века, в котором статус великой державы определяется не сферами влияния, не соперничеством с нулевым вариантом, не навязыванием сильными своей воли более слабым, а открытой конкуренцией на мировых рынках, торговлей и развитием, национальной независимостью, уважением к правам человека, верховенством закона и защитой свободы.

Это видение мира небезупречно, не лишено недостатков или даже значительных кризисов – чему мы стали свидетелями в последние дни. Но именно этот открытый, взаимозависимый мир – как никогда в истории – предлагает каждому человеку лучшие возможности для жизни в мире, процветании и достоинстве.

Будущее покажет, сумеют ли российские лидеры преодолеть свою ностальгию по прошлому и соотнести себя с источниками и проявлениями силы в 21-ом столетии. Решать предстоит самой России, и только ей. И мы надеемся, что лидеры России сделают свой выбор ответственно – ради своего народа и ради всего мира.
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия