Пятьдесят дней – чего?

Дата: 18/09/2013
Автор: Александр Заркуа


(««См.Начало)
Несмотря на всю тяжесть обстановки, грузинские войска были сравнительно боеспособны и нуждались только в разумных приказах и мерах по их обеспечению. Бои на шромском направлении шли за каждую высоту, дом, клочок земли, однако руководство Грузии избрало иной путь – на всех уровнях продавило решение о необходимости и неизбежности принятия документа, выработанного на переговорах, и в конце концов в сочинской гостинице «Жемчужина» подписало «Соглашение о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением». Отношение самих гудаутских сепаратистов к заключенному Соглашению уже во время перемирия лаконично и предельно четко выразил Константин Озган – один из идеологов апсуйского сепаратизма: «Я знаю, что этот документ, Сочинское Соглашение, не получит одобрения широкой общественности в Грузии, ибо этот документ не в пользу грузинского государства и грузинской армии. Этот документ в пользу абхазского народа, абхазского государства, и в перспективе, правильно использовав этот документ, Абхазия, я больше чем уверен, может достигнуть всего того, что хочет достигнуть... Через этот документ мы придем к полной военной и политической победе».

Миротворческая деятельность была доверена тем российским ведомствам и лицам, которые уже были замешаны в грузино-абхазском конфликте: главой российской части Объединенной комиссии по урегулированию в Абхазии (ОК) распоряжением Президента РФ был назначен Сергей Кожугедович Шойгу – председатель ГКЧС, чьи вертолеты перебрасывали в Ткварчели боевиков и оружие, со стороны МИД участвовали те же дипломаты, что на переговорах выкручивали Грузии руки, посреднические и миротворческие функции были возложены на российские воинские части, которые принимали активное участие в боевых действиях на стороне гудаутских сепаратистов (на российскую бронетехнику и простой автотранспорт напылили маркировку «МС» -миротворческие силы, хотя таким статусом этот воинский контингент не обладал). На застольях, устраиваемых после совместных встреч, подвыпившие офицеры признавались, что до последнего времени воевали на стороне абхазов. Сам же Шойгу во время заседаний и поездок по Сухуми, в окружении закованных в титановые шлемы и бронежилеты охранников вел себя довольно бесцеремонно и предъявлял ультимативные требования..

Несмотря на заключенные договоренности, сепаратисты нарушали режим прекращения огня, демонстрируя тем самым, что ни во что не ставят грузинскую сторону: 28 июля, на следующий день после подписания Соглашения, грузинские позиции были обстреляны и вновь атакованы; с 29 на 30 июля боевики снова попытались вести наступательные действия; в ночь с 1 на 2 августа с моря было обстреляно с. Кингди Очамчирского района (это уже никак не объяснишь недисциплинированностью отдельных боевиков); 5 и 14 августа на Шромском направлении опять подверглись обстрелу грузинские военные позиции. Вот, например, одна из информационных сводок того времени: «2 августа в 17 часов в Шрома-Ахалшенском направлении разведкой была обнаружена диверсионная группа в составе около 15-17 человек. Этот факт зафиксирован наблюдателями трехсторонней комиссии. Установив связь с гудаутской стороной, они потребовали в течение двух часов вывести диверсионную группу с данной территории. На это был получен ответ: никакая группа не была направлена. К 19 часам диверсионная группа открыла огонь по грузинским позициям. Открыв ответный огонь, Вооруженные Силы Грузии на месте уничтожили четверых боевиков, остальные предпочли возвратиться назад».

В Очамчирском районе перестрелки и мелкие стычки приняли перманентный характер. Дело дошло до обстрела российского вертолета. Гражданский Ми-8, пролетая над той территорией Очамчирского района, которая контролировалась абхазскими боевиками, был обстрелян с земли. Никто из находившихся на борту не пострадал, но вертолет с пробоинами в корпусе и лопастях был вынужден совершить посадку в Бабушерском аэропорту.

В соответствии с этим странным Соглашением, во-первых, абхазские вооруженные формирования не распускались и не расформировывались, а просто переименовывались во «внутренние войска», то есть грузинское подразделение еще предстояло организовывать, в то время как абхазский полк считался уже созданным; во-вторых, если для сепаратистов авторы Соглашения предусмотрели существование целого полка, то грузинам «разрешили» иметь всего-навсего подразделение (подразделением являются отделение, взвод, рота, батальон, таким образом, максимум на что могла рассчитывать грузинская сторона – это батальон). Между прочим, в первоначальной редакции текста Соглашения, опубликованном Пастуховым, этот пункт выглядел в несколько ином виде – грузинское подразделение внутренних войск планировали создать ...
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия