Некоторые аспекты грузинской архитектуры черноморского побережья

Дата: 13/04/2008
Автор: Л.Д. Рчеулишвили

Средневековое искусство. Русь. Грузия

Издательство: Наука, 1978 г., 280 стр.
Тираж: 10000 экз.
Утверждено к печати Всесоюзным научно-исследовательским институтом искусствознания Министерства культуры СССР

Некоторые аспекты грузинской архитектуры черноморского побережья.
Л.Д. Рчеулишвили.

… Не исключен вклад греков в строительную практику Лазики и возможность исполнения построек даже при непосредственном участии византийских архитекторов, что находит свое подтверждение и в литературных источниках (сообщение Прокопия Кесарийского о постройке «храма для абазгов» Юстинианом Первым).

На основании этих свидетельств, а также знакомства с немногими известными благодаря путешественникам XIX в. памятникам некоторые исследователи рассматривали пост ройки интересующего нас района как исключительно византийскую продукцию. Это представление все более укреплялось сравнением их с восточногрузинской архитектурой, с ее ярко выраженными чертами.
Однако еще Никодим Кондаков заметил некоторое своеобразие памятников Черноморского побережья Грузии и неполное их соответствие формам и нормативным византийского зодчества. Изучение этих памятников позволяет определить это своеобразие, сложившееся здесь на основании художественных традиций.
В наше рассмотрение мы включили лишь те памятники, которые расположены в границах нынешней Абхазской автономной республики и были возведены на территории древних Абхазского, Цхумского и Бедийского воеводств.
Мы коснемся построек VI-X вв., т.е. созданных до объединения феодально-раздробленной Западной и Восточной Грузии в единое феодальное государство. Это, как известно, эпоха, когда Византийская империя пережила и свой расцвет, и ослабление. Показательным для определения специфики зодчества этого района представляются архитектурные темы. В данном сообщении мы попытаемся рассмотреть эти темы в аспекте соотношения со строительными программами Византии и Восточной Грузии.
Хотя культовые сооружения данного времени по своей пространственно-композиционной структуре восходят к основным вариантам храмов средневековья: базикальному и купольному, все же здесь заметна особая, отличающаяся от бытующих в центре и других регионах Византийской Империи тенденция.
В Абхазии имеются три варианта базиликального типа:
а) двухнефная базилика, б) трехнефная базилика, в) трехцерковная базилика.
Двухнефная2 – двухапсидная базилика выявлена раскопками в Бичвинтской роще и представляет пример редкой, нетипичной как для Грузии, так и для Византии архитектурной композиции. Заметим, что различные образцы таких построек разбросаны со значительными хронологическими разрывами по всему восточнохристианскому миру.
Трехнефные базилики известны в двух местах. Одна находится в той же Бичвинте и датируется V-VI вв.3 Это многослойных памятник с замечательной мозаикой, выделяющийся круглыми колоннами. Хорошо читается план верхнего слоя, который как по общей композиции, таки частными деталями схож с константинопольской базиликой Студийского монастыря.4 И там, и тут нет пастофориев, перекрытие нефов было деревянное – горизонтальное, в восточной стене боковых нефов в обоих случаях устроены проемы для дверей. Сходство усиливается и тем, что в Бичвинте так же, как и почти во всех других эллинистических базиликах, пространство членилось колоннамси на нефы, которые имели деревянные перекрытия. Последняя деталь – явление исключительное; ни в западно-, ни в восточногрузинских базиликах аналогичные случаи, кроме Бичвинты, нам не известны.
Развалины второй трехнефной базилики стояли неподалеку от Бичвинты, в селе Гантиади.5 Эта постройка сильно отличалась от бичвинтской как по композиции, так и конструктивно. Нефы здесь членятся четырехугольными столбами, все три нефа перекрыты сводами. Заметно изменена и планировка восточной части: нефы завершаются выступающими апсидами, а расширением восточных частей боковых нефов намечаются особые богослужебные помещения – пастофории. Такие «раскрытые» пастофории имеются во всех местных купольных храмах рассматриваемого периода (за исключением Бичвинтского и Драндского). Стилистическими параллелями время возведения гандиадской базилики определяется VII в.
На территории Абхазской республики выявлены также четыре трехцерковные базилики: одна в старых Гаграх, вторая на горе Киач, около селения Джгерды, третья на Мюссерском мысу в местечке Амбара, четвертая – недавно раскопанная абхазским Институтом истории и материальной культуры в крепости Аба-Ата. К перечисленным памятникам точнейшим образом подходит определение трехцерковнйо базилик, данное Г.Н. Чубинашвили, которому принадлежит честь открытия и хронологической систематизации этого композиционного феномена: «Конструктивно трехцерковная базилика не является базиликой, ибо в ней нет деления на три нефа рядами столбов с возвышающимися над ними стенами главного нефа. Но по внешнему облику – это базилика, и, несомненно, по своему происхождению этот тип церкви примыкает к базилике»6.
В приведенной группе древнейшими являются трехцерковная базилика в старых Гаграх, которая датируется VI в., а также раскопанная базилика Ата-Ата. За ними следует внушительных размеров постройки на горе Кича и в Амбара, которые по существу по стилистическим признакам датируются VII-VIII вв.
Многочисленные образцы трехцерковной базилики известны в Восточной Грузии: в Картли и Кахетии, в них видны творческая свобода и многообразие вариационных решений.
В Абхазии эта композиция представлена также в свободной интерпретации, в примерах которой ощущается своя традиция, отличная от трехцерковных базилик Восточной Грузии. Назовем следующией черты: планировка западной части храма в Амбара в виде нартекса с хорами (вместо западного лбхода, как у кахетинских трехцерковных базилик); выделение изолированного помещения, подобно тому как это сделано в северной части в Киачской трехцерковной базилике.
В научной литературе признано, что трехцерковная базилика как таковая – «местное грузинское явление, местная вариация на базиличную тему». По характеристике Г.Н. Чубинашвили, «в ней проглядывает определенное самостоятельной творчество форм, и сообразно этому изменения их выявляют внутреннюю необходимость той или иной формы»7.
То обстоятельство, что в данном, находящимся под влиянием Византии регионе Причерноморья популярен тип базилики трехцерковной, ибо этот тип распространен даже более, чем обычная трехнефная базилика, заслуживает особого внимания.
Купольные храмы в Абхазии представлены типом «вписанного креста» и типом «мцхетского Джвари».
Памятники «вписанного креста» имеют два конструктивных варианта – купол опирается на два или же четыре свободно стоящих столба. К первому относятся купольный храм в Бичвинта, датированный Кондаковым X в.8 Во второй входят памятники VIII – X вв. в селении Бзыбь, в Новом Афоне (Анакопия или Псырцхва), храм в селении Лыхны и Мокви. Это последние отличаются, помимо выделения в центре четырех подкупольных столбов, выведением восточной части за четырехугольный абрис тремя членящимся массами. Но каждый из названных храмов демонстрируют отличную от других вариацию планировки, что является показателем определенных творческих поисков, мотивированных не столько литургическими задачами, сколько требованиями, сколько требованиями, где решающим представляется социальных заказ.
Так, например, в Бзыбской церкви, которая явилась, видимо, храмом цитадели местного феодала, архитектор ограничился лишь основным композиционным ядром; в то же время в храме Мокви, который выстроен в качестве кафедрального собора, вокруг этого ядра имеются еще и двухэтажные галереи, нижний этаж которых составляют отдельные капеллы, а верхний – открытые арками в центральное пространство хоры для присутствия знати во время торжественных церемоний. В Мокви удлинен также и западный рукав. Такое решение не только увеличивает полезную площадь храма, но и придает внутреннему пространству храма черты грандиозности и величавой простоты.
В Бичвинтском купольном храме применена другая подкупольная конструкция – купол утвержден на других столбах и стенах апсиды; дано также отличное плановое решение восточной части – приалтарные помещения отгорожены, как это делалось во всех купольных и базиличных зданиях Восточной Грузии. Бичвинта отличается от памятников второй группы как строительным материалом, так и техникой кладки. Если во всех вышеназванных четырех церквях «вписанного креста» так же, как и в трехцерковных базаликаъ Абхазии, использована распространенная пор всей Грузии кладка тесанным камнем, то в Бичвинте видим византийский способ строительной техники – храм выведен перемежающимися рядами кирпича и камня. Такой способ не встречается в Восточной Грузии, где отдельные случаи использования кирпичной кладки носят другой характер. Нужно отметить, что использование отдельных византийских строительных приемов встречается и в каменных зданиях восточного Причерноморья.
Храм типа «вписанного креста», как известно, с IX в. становится наиболее популярным во всем восточнохристианском мире видом композиции. Известно также. Что все попытки вывести его целиком из чисто византийского зодчества потерпели неудачу, так как на византийской почве он возникает относительно поздно и лишь в XI – XIII вв. получает широкое распространение9. Все ранние византийские примеры, которые пытались представить как его прототипы, слишком разрознены во времени и пространстве для того, чтобы их можно было связать в целостный эволюционный ряд.Напротив, в Грузии, так же, как и в Армении (причем разница между этими двумя национальными решениями очевидна), начиная с первой половины VII в. Непрерывно строятся церкви типа «вписанного креста» в обоих представленных в Абхазии вариантах: Цроми – VII в., Икалто – IX в., Озаани – Х в., а с XI в. Этот вариант купольной темы становится единственным и ведущим. Поэтому, поскольку наиболее ранние из западногрузинских образцов этого типа датируются VIII-XI вв., представляется логичным связать их с общегрузинской линией развития.
Вторым видом купольной композиции, встречающимся в Абхазии, является тип «мцхетского Джвари» - такой же уникальный феномен в христианском зодчестве вообще, как и «трехцерковная» базилика, с той разницей, что он встречается так же и в Армении, опять же в другой планировке. Дранда дает однородную с грузинским типом компоновку, но, как это имело место и в случае с трехцерковными базиликами, привнесены местные черты – три граненые апсиды на восточном фасаде, не квадратное основание многогранного купола и т.д. Вместе с тем родство с другими грузинскими храмами этого типа прослеживается вплоть до мелочей – например, арки по фасаду абсид, что сближает внешний облик этого храма с мцхетским Джвари.
Таким образом, рассмотрение памятников VI – конца X в. Позволяет заключить, что в регионе, находящемся в сфере непосредственного влияния Византийской империи, распространены те базиликальные и центрально-купольные типы (трехцерковная базилика и купольная вариация типа мцхетского Джвари), которые характерны для Грузии в целом, а вовсе не для зодчества Византии. Так же обстоит дело в основном и со строительной техникой. Единственное исключение среди этих памятников составляет типично эллинистическая базилика в Бичвинте.
При этом, несмотря на общность с архитектурой других районов Грузии, памятники архитектуры в Абхазии выделяются и своеобразными чертами, в них выявляется своя, особая художественная установка. Здесь можно констатировать, как и по отношению, скажем, к Кахетии в отличие от Картли, художественно-самостоятельную переработку общих для грузинского зодчества предпосылок – явление, которое условно можно назвать «абхазской школой».
В этой связи небезынтересно отметить социальные и политические сдвиги, происходившие во внутренней жизни как Западной, так и Восточной Грузии, и изменения внешнеполитических отношений с Византийской империей. На протяжении VI – X вв. отношения Западной Грузии и Византии проходят две фазы, когда западная Грузия находится в сильной зависимости от Византии, а затем постепенно освобождается от ее влияния. В Западной Грузии бурное развитие собственных социальных сил приводит к консолидации разрозненных княжеств, к объединению их в Абхазское царство. Надо отметить, что в первый период византийцы далеко не чувствовали себя дома в Западной Грузии, - достаточно указать на восстание 554 г. В Лазике10.
Интересен и тот факт. Что западногрузинская церковь выходит из подчинен7ия константинопольского патриарха и признает владычество мцхетского католикоса. Этот процесс сближения западногрузинской и восточногрузинской церквей, начавшийся с конца VII в., полностью завершился Х в. Задолго до политического объединения всей Грузии в централизованное феодальное государство. Как отмечает профессор З.В. Анчабадзе, «культурная и церковная политика Абхазского царства, так же, как и социальная и государственная политика, диктовалась общегрузинскими интересами. Успехи этой политики объяснялись тем, что правящие круги Абхазского царства при ее осуществлении пользовались поддержкой масс населения царства».11
Итак, «абхазская школа» архитектуры не только соприкасалась с искусством соседних районов Грузии, но и разрабатывала те же структурные варианты, решала те же проблемы, которые ставились в грузинском искусстве. Строительная программа и специфика архитектурных сооружений в данном регионе Восточного Причерноморья во многом зиждится на строительных традициях грузинской архитектуры.



2. Т.К. Микеладзе. Бичвиндская двухапсидная церковь. – «Материалы по археологии Грузии и Кавказа», т. III. Тбилиси, 1963, стр. 125-136.
3. Ир. Цицишвили. Истории я грузинской архитектуры. Тбилиси, 1955, стр. 41, табл. 5.
4. «Всеобщая история архитектуры», т. 3, 1966, стр. 34, 36
5. Гантиадская базилика известна в литературе и как Цандрипский храм (Пиленково). См.: Адзинба. Архитектурные памятники Абхазии.Сухуми, 1958, стр.9
6. Г.Н. Чубинашвили. Архитектура Кахетии. Тбилиси, 1959, стр. 141.
7. Г.Н. Чубинашвили. Указ. соч., стр. 200
8. «Русские древности в памятниках искусства», вып. IV, 1891, стр. 36
9. См. разбор вопроса с указанием литературы: Г.Н. Чубинашвили. Цроми. М., 1962, стр. 80-89; Нико Чубинашвили. Самшвилдский Сион. Тбилиси 1969, с. 40-46; А.И. Комеч. Храм на четырех колоннах и его значение в истории византийской архитектуры. – «Византия. Южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа.» М., 1973, стр. 64-75.
10.И. Бердзенишвили, Н. Джавахишвили, С. Джанашиа. «История Грузии», 1. Тбилиси, 1945, стр. 125-127.
11. З.В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии (VI-XVII вв.) Сухуми, 1959, стр. 153.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия