Осетины в Грузии

Дата: 05/10/2008
Автор: Анзор Тотадзе, Доктор экономических наук, профессор

Первоначально появление в Грузии осетин было обусловлено их разгромом монголами и Тамерланом на равнинах Северного Кавказа. В результате этих походов осетины вынуждены были покинуть места своего проживания и искать убежище в высокогорных ущельях Центрального Кавказа.

Во второй половине XIII в. нашествие монголов и установление их господства значительно ослабили Грузию, резко сократилось население равнин, что способствовало проникновению в окрестности Шида Картли (Внутренней Картли) осетинских военных отрядов. Это отвечало и интересам монголов, которые считали осетин опорной силой для проведения захватнической политики в Грузии. Действительно, как пишет грузинский летописец Жамтаагмцерели, в 1292 г. «начали осетины разорять, уничтожать, грабить и заполнять Картли».

В начале XIV столетия грузинский царь Георгий Блистательный осуществил важные мероприятия для установления мира в стране, очистив ее от монголов, а также уничтожил и изгнал осетинские военные отряды. После этого в течение двух столетий в грузинских источниках не упоминаются компактные массы осетин. Как выясняется из соответствующих литературных источников, новые поселения осетин в горной Картли появились в конце XVI в. Это подтверждает и сообщение русского посла в Грузии о поселении в этих местах около 200 осетин. В XVII–XVIII вв. осетины постепенно расселяются в горной Картли, хотя здесь были скудные земли и весьма неблагоприятные условия для жизни. Историк первой половины XVIII в. Вахушти Багратиони отмечал, что в этих местах «плодородие… скудное», осетины зерновые «не могут сеять в большом количестве из-за безземелья и каменистости». Поэтому естественным было стремление осетин к югу. Этому способствовало и то, что в постоянных боях с врагом население равнинной Картли уменьшилось и его пополнение происходило за счет жителей горной местности. Покинутыми ими жилищами в свою очередь завладевали осетины. Такой процесс наблюдался и в ХХ в. Известно, что в результате массового переселения грузин в долины из горного региона Восточного Кавкасиони начались самовольные переселения сюда населения из регионов Северного Кавказа, приводившие к попыткам захвата грузинской территории.

Указанный процесс подтверждается и соответствующими источниками. В частности, согласно одной купчей первой половины XVII в., население села Верхняя Джава по какой-то причине оказалось истребленным и впоследствии князья Мачабели заселили его осетинами. Этот процесс не остался вне поля зрения и Вахушти Багратиони. «В местностях этой горы сколько мы осетин записали, до них обитали здесь грузинские крестьяне. Затем владетелями мест этих переселены были сюда осетины, и грузины спустились на равнину, поелику от врагов на равнине человеки уменьшились» (1) (!)

Таким образом, в этот период в горных районах Картли в брошенных грузинами домах обосновываются осетины. Анализируя карты Вахушти Багратиони, доктор исторических наук Дж. Гвасалиа справедливо указывает, что «компактных поселений осетин в предгорных районах Внутренней Картли и долинах не существовало, такие поселения были только в начале ущелий». Территория, заселенная осетинами, в тот период охватывала только горный северный регион так называемой Юго-Осетинской автономной области.

Поселение осетин на внутренних равнинах Шида Картли началось с конца XVIII в., и процесс этот продолжался вплоть до последнего времени. Этому способствовали, кроме стремления осетин поселиться на плодородных равнинах Картли, интересы грузинских феодалов: им необходимо было пополнять в своих владениях поредевшее в результате вражеских вторжений и межфеодальных войн крестьянское население. На это указывает и свидетельство, приведенное в «Жизни-завещании» секретаря царя Ираклия II Иэсе Бараташвили: «Отправил я человека к осетинам, дабы сыскать осетин. Много истратился, обещают, да не видать пока что ничего, - может, умножатся работники».

Неподкупные цифры

Осетины в XVII–XVIII вв. и в первой половине XIX в. в Грузии проживали в незначительном количестве. Массовое их переселение из нынешней Северной Осетии – их исторической родины – началось с 1860 г. Достоверные сведения об этом приведены в энциклопедии Брокгауза и Ефрона. В частности, в 1860 г. число осетин в Северной Осетии равнялось 47 тысячам, в Грузии же, в горной Картли, проживало 19 тыс. осетин. Следовательно, в Северной Осетии в тот период насчитывалось более чем в 2,5 раза больше осетин, чем в Грузии.Известно также, что в 1833 г. в Российской империи проживало 36 тыс. осетин, и, если принять во внимание приведенную пропорцию, в 1833 г. в Грузии численность осетин составляла 14 тыс. человек. По другим источникам того же периода, в Грузии проживали 14 тыс. осетин (2).

В связи с переселением в Грузию осетин интересно также сведение, приведенное в той же энциклопедии о числе осетин 1880 г. Так, численность осетин в Северной Осетии достигала 59 тыс. человек, в Грузии – уже 52 тысяч. Таким образом, за 20 лет – с 1860 по 1880 г. – число осетин в Северной Осетии возросло на 12 тысяч, т.е. в 1,2 раза, в Грузии же – на 33 тысячи, или в 2,7 раза.

Заслуживает внимания то, что проживающие в Северной Осетии 47 тысяч осетин за 20 лет увеличились на 12 тысяч, проживающие же в Грузии 19 тысяч осетин – на 33 тысячи. За всю историю человечества ни в одну эпоху и ни в одной стране такой естественный прирост населения за столь короткий период не имел места. Это указывает лишь на то, что именно в этот период из Северной Осетии в Грузию осетины переселяются на жительство в большом количестве. Можем точно определить их число. В частности, известно, что в конце 70-х годов XIX в. в Грузии на каждую тысячу осетин в среднем в год рождалось 35,7 ребенка и умирало 14,3 человека (3). Следовательно, естественный прирост среди осетин на каждую тысячу населения составлял 21,4 человека. Если в 1860 году в Грузии численность осетин равнялась 19 тыс., а в 1880 – 52 тыс., то в этот период в Грузии в среднем ежегодно проживало приблизительно 35 тыс. осетин. Следовательно, естественный пророст осетин за год составлял 749 человек (35…21,4), а за 20 лет – 14 980 чел. Таким образом, если в 1860–1880 гг. число осетин в Грузии возросло на 33 тыс. человек, при этом естественный прирост равнялся 14 980 чел., то ясно, что остальные 18 020 осетин переселились сюда из Северной Осетии, т.е. почти столько же, сколько проживало в Грузии в 1860 г. Вместе с тем необходимо принять во внимание одно существенное обстоятельство. Уже отмечалось, что в 1870-е годы на каждую тысячу осетин, проживающих в Грузии, в год умирало 14,3 чел. Для того периода это очень низкий показатель смертности, поскольку на каждую тысячу представителей других национальностей умирало почти вдвое больше. Для объяснения этого явления надо учесть, что из Северной Осетии в Грузию переселялись в основном люди молодые и среднего возраста, среди которых смертность низкая.

Следовательно, в 60-е годы XIX .в. осетины массово переселяются из Северной Осетии в Грузию. Они селятся на равнинах Картли, не испытывая при этом никаких притеснений. Компактные поселения осетин появляются на правом берегу Куры (Мтквари) в нынешнем Карельском р-не, в Боржомском р-не (например, в Бакуриани в 1885 г. проживал 71 осетин) и др.

Интенсивное заселение осетинами картлийских и кахетинских равнин продолжается и в XX в. Если в 1926 г. число осетин в Грузии равнялось 113 тысячам, из которых 60 тыс. проживали на территории так называемой Юго-Осетинской АО, а 53 тыс. – за ее пределами, то в 1989 г. их число возрастает до 164 тыс., из них 65 тыс. проживали на территории области, почти 100 тыс. – за ее пределами, в основном в городах и районах Восточной Грузии.

Анализ приведенных выше данных показывает, что за 1926–1989 гг. численность осетин в так называемой Юго-Осетинской АО повысилась незначительно – на 4,8 тыс., или на 8%, осетин же, проживающих за ее пределами, – на 47 тыс., т.е. на 87%. Это результат того, что осетины из Северной Осетии и так называемой Юго-Осетинской АО переселились в города и районы Грузии. Следовательно, этническое освоение осетинами территории Грузии на протяжении XX в.происходит весьма интенсивно. Возросло число осетин и в Тбилиси. Если в 1886 г. в Тбилиси проживало 314 осетин, в 1922 г. – 1446, то в настоящее время – уже 33 тыс., т.е. за столетие их численность столице республики увеличилась в 105 раз, а за последние 60 лет – в 23 раза. Действительно, как показали материалы переписи населения 1989 г., половина проживающих в Тбилиси осетин (16 тыс.) родилась в Тбилиси. В самом Цхинвали, столице так называемой АО, в прошлых веках осетины никогда не проживали. Цхинвали всегда был грузинским городом.

Из истории Цхинвали

Археологические раскопки в Цхинвали и его окрестностях свидетельствуют о том, что это был один из древнейших населенных пунктов Грузии. По мнению профессора Ш. Месхиа, известного исследователя истории городов и городского уклада феодальной Грузии, Цхинвали являлся важным населенным пунктом и в дохристианскую эпоху.

Название Цхинвали происходит от грузинского названия граба – «рцхила». В древнегрузинском это дерево именовалось «крцхила», поэтому в древних грузинских источниках Цхинвали упоминается как Крцхинвали. В одной грамоте 1344 г. он назван пунктом, населенным купцами, чему, несомненно, способствовало его расположение. Как город Цхинвали впервые упоминается в Мцхетской грамоте 1392 г. По сведениям исторических источников, в XIV–XVI вв. в Цхинвали проживали крепостные монастыря Светицховели. Еще в XVIII в. мцхетскии католикос имел в Цхинвали крепостных купцов.

Согласно Вахушти Багратиони, в первой половине XVIII в. в Картли было 14 значительных торговых пунктов, главнейшими из которых были два города – Тбилиси и Гори. Остальные двенадцать были “малыми городами”, из них особо выделялся Цхинвали. Грузинский политический деятель второй половины XVII в. А. Амилахвари в своей “Истории Грузии” упоминает о Цхинвали как о “всегда картлийском городе” и ставит его на второе после Гори место по своему значению. В тот период Цхинвали считался царским городом.

Цхинвали как город имел крепостные сооружения. В соответствующих документах упоминается Цхинвальская крепость и “крцхинвальская крепостная стена”, укрепленная специальным рвом. Как отмечает проф. Ш. Месхиа, к городам позднефеодальной Грузии, защищенным, кроме крепости, городскими стенами и другими крепостными сооружениями (рвы, башни), относились Тбилиси, Гори, Ахалцихе, Кутаиси, Цхинвали.

Интересно, что, согласно Вахушти Багратиони, известный грузинский полководец Георгий Саакадзе являлся “моурави Тбилиси, Цхинвали и Двалети”. Вместе с тем цхинвальское моуравство в течение довольно долгого времени было даровано царем членам княжеского рода Амилахвари, однако иногда Цхинвали обходился без моурави, обязанности которого выполнял какой-нибудь чиновник.

С учетом вышеуказанного и множества других исторических документов можно с уверенностью утверждать, что Цхинвали наряду с другими городами активно участвовал в экономической жизни Грузии.

Сведений о численности населения Цхинвали в XVIII в. и более ранние периоды почти не сохранилось. Известно лишь, что по переписи 1770 г. в Цхинвали было 700 дымов. Однако из литературных источников и документов различного периода нам точно известен этнический состав населения города. В частности, здесь с древнейших времен проживали грузины, евреи, позднее появляются армяне. Представители других народов никогда не проживали в Цхинвали. Как отмечал Вахушти Багратиони, «на берегу Большой Лиахви есть небольшой город Крцхинвали, с благодатным климатом, живут в нем грузины, армяне, евреи» (4). Аналогичные сведения о национальном составе населения Цхинвали встречаются и в «Дастурламали» царя Вахтанга VI. В частности, цхинвальское население обязано было ежегодно поставлять царю 28 кувшинов вина, обрабатывать виноградники помещика и др. Вместе с тем они «иногда должны были поставлять куницу, и грузин, и армянин, и еврей; и урожай, который они получают, привозить» (5). Цхинвали и в целом Шида Картли во всех грузинских источниках рассматриваются как неотъемлемая часть Картли. Например, у Вахушти Багратиони читаем: «И стоял царь Луарсаб (речь идет о царе Картли Луарсабе II, царствовавшем в 1606–1614 гг. – А.Т.) в Крцхинвали, твисни (6) всех стран придут молиться (7).

Несколько слов о том, что обусловило проживание в Цхинвали еврейского и армянского населения.Цхинвали, как и Они (8), где также в большом количестве проживали евреи, находился на перекрестке дорог, ведущих из Северного Кавказа в Картли, Верхнюю Рачу и потому с самого начала являлся значительным торговым пунктом. В грузинских же городах, как известно, торговля находилась в основном в руках армян и евреев.

Национальный состав населения Цхинвали не изменился на протяжении всего XIX в. Как подтверждают переписи населения и другие документы, в Цхинвали проживали опять же только грузины, евреи и армяне. В этот период он уже не именуется городом, его всюду упоминают как грузинское село. В частности, об этом сообщают русские чиновники, проживающие в Грузии в XIX в.

Еще в первой половине XIX в. русские генералы неоднократно упоминают в официальных документах о разорении грузинских сел осетинами, грабежах, насилиях и убийствах грузин со стороны осетин Для искоренения этого зла они считали необходимым проведение соответствующих мер. Так, генерал Тормосов в 1809 г. приговаривает к смертной казни через повешение пятерых осетин-разбойников. Позднее, в 1824 г., генерал Хонев докладывает генералу Ермолову: «Для того, чтоб прекратить беспрестанные нападения и грабежи со стороны осетин, предоставить жителям Карталинии защищать себя от хищников, подобно как жители Кахетии защищаются от лезгин, т.е. силою оружия; а за убийство ими хищника не подвергать преследованию законом, а посему и внушить как помещикам, так и жителям Карталинии, чтобы они безбоязненно преследовали злодеев, не страшась за то ответственности, но с тем, чтобы о каждом случившемся происшествии немедленно сами доносили местному начальству для произведения только дознания, что такой-то осетин точно убит при нападении и во время грабежа. Мщения же за кровь со стороны осетин жители Карталинии не должны страшиться, ибо ручаться можно, что осетины, видя их неустрашимость и всегдашнюю готовность отразить силу силою, никогда не посмеют и посягать на их жизнь»(9).

Как видно, убийства, грабежи, пленение людей со стороны осетин совершались в Горийском уезде столь часто, что генерал Ахвердов в рапорте, посланном генералу Тормосову, считает необходимым, «чтобы осетины, имеющие надобность быть в селениях грузинских, а особливо в селе Цхинвали, где они производят торговлю их изделиями, впускаемы были по билетам кн. Реваза Мачабели, а казенные кн. Эристова» (10).

Таким образом, русские генералы называют Цхинвали грузинским селом, в которое доступ осетинам был запрещен без специального разрешения.

Конкретные данные переписи населения отражают количество и национальный состав населения Цхинвали. В частности, согласно посемейным спискам в 1886 г., в Цхинвали проживало 3832 человека, из них 1135 грузин, 1953 еврея и 744 армянина (11).

Национальный состав населения Цхинвали изменился лишь в начале 1920-х годов, особенно после 1922 г., когда была создана Юго-Осетинская автономная область, столицей которой объявили Цхинвали. По переписи населения городов Грузии, проведенной в 1922 г., в Цхинвали проживало уже 613 осетин, прибывших в основном из горных сел. Это видно и из того, что, согласно переписи, большая часть осетинского населения пришлая и треть его не проживала в Цхинвали и одного года (12). Все население Цхинвали равнялось 4543 человекам, большинство из них опять же составляли грузины (1436), евреи (1651) и армяне (765). После этого начинается активное заселение Цхинвали осетинами. Это уже было обусловлено необходимостью комплектования национальными кадрами органов управления автономной области, разместившихся в столице Цхинвали, и ее преобразованием в политический, экономический и культурный центр. Уже в 1926 г. население Цхинвали составляло 5818 человек, из них 1920 грузин, 1152 осетина, 1772 еврея и 827 армян. Согласно данным этой переписи, число грузин, проживающих в Цхинвали, намного превышало численность осетин, однако в последующие годы количественное соотношение между ними быстро изменялось в пользу осетин.

В 1959 г. в Цхинвали проживали 4652 грузина и 12 432 осетина, а в 1989 году – лишь 6905 грузин и 31 537 осетин. Таким образом, раскинувшийся «на берегу Большой Лиахви» древнейший грузинский город искусственно почти полностью стал осетинским.В нем, помимо резкого нарушения количественного соотношения, следует принять во внимание и тот факт, что Цхинвали как столица автономной области превратился в центр только осетинской культуры.

Чего хотят грузины?

В настоящее время в результате «деятельности» осетинских экстремистов и искусственно созданного этноконфликта Цхинвали совершенно изменился. Неизвестно точное число покинувших город жителей, известно только, что на сегодняшний день грузин в Цхинвали почти нет.

Грузины требуют от осетин лишь мирного сосуществования, и это, естественно, вполне справедливое требование. Они верят, что разрешение всех противоречий вполне возможно в условиях взаимного доверия и доброй воли. Приведенные выше данные о населении Цхинвали ясно показывают, что грузины радушно приняли осетин в Цхинвали и были им добрыми соседями. По словам Якова Гогебашвили, «и сегодня грузины … ничего, кроме добра, другим не желают и просят только, чтобы им воздавали той же мерою, какою они отдавали другим».

Естественно, возникает вопрос, чем обусловлено создавшееся ныне положение в так называемой Юго-Осетинской автономной области? Прежде всего это результат того, что на протяжении десятилетий не уделялось должного внимания накопившимся острым проблемам в национальной и межнациональной сфере, явно игнорировались исторические факты. Наглядный пример тому – искусственное создание Юго-Осетинской автономной области и столь же искусственное определение ее границ. Осуждалось все, что было сделано в годы существования независимой Грузии для укрепления грузинской государственности. Обвинялись грузинские меньшевики за предпринимавшиеся ими меры против выступлений осетинских экстремистов, направленных против независимости Грузии.

Деформацию претерпел и осетинский национальный патриотизм. В течение десятилетия осетинская пресса заполнилась статьями, пронизанными национальным высокомерием и сознанием собственного преимущества. Почти все грузинские фамилии окрестили осетинскими. Многие видающиеся деятели Грузии было объявлены осетинами. Даже Георгия Саакадзе сочли осетином по происхождению. Правда, и «дым Отечества приятен», но всему есть предел.

Ложно понятый патриотизм привел к тому, что сегодня осетинские сепаратистские силы и осетинские экстремисты делают все, чтобы нарушить территориальную целостность Грузии, пытаются натравить друг на друга грузинский и осетинский народы. Это – и результат того, что на протяжении десятилетий на научном уровне мы не решали национальные проблемы, не говорили правды об объективных причинах расселения других народов на нашей территории, все рассматривали лишь с позиций «интернационализма». Это было почти равносильно преступлению и, как сказал один философ, одно преступление повлекло за собой другое. Из-за осетинских экстремистов грузины Самачабло на своей родной земле стали беженцами. Тысячи грузин были вынуждены покинуть землю своих предков и искать убежище в районах Картли и Тбилиси. Их дома были или полностью разрушены, или сожжены дотла. Так были вознаграждены грузины за свою историческую терпимость по отношению к осетинам, за предоставленную тем возможность селиться и обустраиваться на грузинской земле, за то, что на протяжении многих лет замалчивались необоснованные претензии осетин. Против нас же и обернулся завет нашего предка: «Вражде со своими соседями я опять же предпочел терпение». Эти терпение и уступчивость и то, что в свое время не была сказана правда, привели к тому, что мы имеем на сегодняшний день.

К сожалению, именно в это время российские средства массовой информации вещали, и по сей день вещают только о том, как грузины притесняют, истребляют осетин, уничтожают население Цхинвали, грабят общественные здании и др. Они в свое время не хотели называть явления своими именами и замалчивали факты зверского убийства первобытными методами грузинского населения и грузинских милиционеров., в частности, то, как хватают живущих там безвинных грузин, обливают бензином и заживо сжигают, как продевают веревку через пятку и, привязав к лошади, пускают ее вскачь (1990–1992 гг.).

Умалчивание, поощрение крайне опасного деяния экстремистов и выворачивание фактов наизнанку продолжаются по сей день.


Маленький экскурс к «берегам Дона»

Как известно, дон – "осетинское" слово и означает воду. Говорят, отсюда произошло и название реки Дон, а также названия протекающих по исторической родине осетин рек Гизельдон, Фиагдон и Ардон и соответственно Ардонского ущелья.Также "осетинскими" по происхождению считают названия рек Днестр и Днепр. Фантазия некоторых «ученых» простирается еще дальше: они и название Лондона объявляют осетинским по происхождению. Это их дело. Дон, Ардон, Фиагдон, Лондон… Пусть все на свете «доны» и все на свете слова, включающие в себя частицу «дон», будут осетинскими. Нас это не касается. Тем более, что в Грузии нет ни Дона, ни Ардона, ни Гизельдона, Фиагдона и вообще топонимов с этой частицей. Да и не может быть, потому что они распространены только на территории исторической родины осетин в Северной Осетии.

Это еще одно свидетельство того, что исторически осетины никогда не проживали в Грузии. На главном водоразделе Кавказского хребта сохранились осетинские топонимы лишь у рек, которые берут начало на северной его стороне. К югу, на территории Грузии, нет ни одного названия реки, включающего частицу «дон», и все названия суши и рек обозначены грузинскими словами.

Надо отметить, что до XIX в. не существовало ни одного исторического документа, где горные районы Шида Картли назывались бы Юго-Осетией. Проживающим тогда в горной Картли осетинам и в голову бы не пришло утверждать, что они живут в Осетии, ибо им было хорошо известно, что они пришли на грузинскую землю «хизанами», т.е. крестьянами, добровольно обязавшимися выплачивать помещику барщину. Шида Картли всегда была неотъемлемой частью Грузии. В одном из документов Ираклий II предупреждает вероломных осетин, что если они не подчинятся его приказу, «на вас обрушится такой мой гнев, какой еще не испытывал человек, и в наше отечество ваш род впускать не будем». Да, Шида Картли всегда была «нашим отечеством», но чиновники существовали во все времена, и в 1860-е годы они преднамеренно придумали два термина –«Северная Осетия» и «Южная Осетия», которые и пустили в обращение. Таким образом, определенные силы всегда были заинтересованы в таком разделении Осетии для проведения колониальной политики. Именно эти силы вызвали нынешний конфликт в Самачабло. Как справедливо отмечают, если следовать этой логике, то районы Грузии, населенные армянами, надо называть Северной Арменией, населенные азербайджанцами – Западным Азербайджаном, а населенные греками – Восточной Грецией. Существует лишь одна Осетия, она находится на Северном Кавказе и ей необходимо вернуть историческое название без всякого определения.

Представители СМИ обязаны учесть все, о чем мы говорим и документально убедиться (к счастью, это нетрудно, поскольку мы указываем источники) в нашей правоте и не способствовать обострению межнациональных отношении в нашей республике, объявляя нам настоящую информационную войну. Крайне обидно, что средства массовой информации России, скорее, ее экстремистские силы, до сих пор продолжают эту войну. Они выступают в роли защитников якобы законных интересов осетин, дестабилизируя ситуацию, обостряя положение не только в Грузии, но и на южных рубежах собственной страны.

Часто недобросовестным журналистам совершенно безразлично, кто исторически проживал на той или иной территории, каковы перспективы развития коренных народов на их родине, какова их дальнейшая судьба. Однако, согласно известному изречению, если выстрелить в прошлое из ружья, будущее ответит пушечным выстрелом.


Чем мы обидели осетин?

В Грузии всегда уделяли внимание развитию осетинского языка и литературы, преподаванию в школах на осетинском языке. Еще в XVIII в. грузинские миссионеры проявляли заботу о просвещении осетинского народа. Именно в результате их усилий в 1764 г. во вновь возведенной крепости Моздок открылась первая в истории осетинского народа школа. Эта школа была единственной не только во всей Осетии, но и на всем Северном Кавказе. Как отмечает осетинский историк Г. Тогошвили, «авторами прогрессивной идей открытия школы были грузинские деятели. Она имела прогрессивное значение в культурной жизни осетинского народа. Осетины, воспитанные в этой школе, сыграли положительную роль в деле развития культуры осетинского народа» (13).

Забота грузинского народа о развитии осетинского языка и литературы, об обучении в школах на родном осетинском языке не прекращалась и в ХХ в.Нельзя забивать и о том, что в ХIХ в. в Горийском и Тбилисском духовных училищах и семинариях обучалось большое количество осетинской молодежи. Впоследствии многие из них стали видными общественными деятелями и внесли значительный вклад в школьное образование и в культурную жизнь народа на своей исторической родине.

Известно и то, что в первой половине XIX в. по приказу Ираклия II Иоанн Иалгузидзе, впоследствии наиболее известный осетинский деятель того времени, получил образование в Грузии. Он вначале изучил грузинскую грамоту у архимандрита монастыря Иоанна Крестителя, затем в монастыре Давид-Гареджи овладевал грузинской грамматикой, риторикой, физикой, метафизикой, литературой. Можно привести много подобных фактов, однако достаточно отметить, что грузинский писатель Даниэл Чонкадзе, будучи знатоком осетинского языка, преподавал его в Тбилисской духовной семинарии. Ему принадлежит большая заслуга в деле собирания осетинского устного народного творчества. Записанные им образцы были изданы в Петербурге в 1868 г. Кроме того, он перевел на осетинский язык несколько произведений грузинской художественной литературы.

Неоценимый вклад в изучение и развитие осетинского языка внес грузинский ученный, академик Георгий Ахвледиани, большинство научных кадров осетин подготавливались в тбилисских научных учреждениях. Следует отметить и то, что основанное в 1906 г. в Тбилиси «Общество осетинского издательства» в 1907 г. выпустило в Тбилиси осетинскую газету «Ног цард» («Новая жизнь»). Для проживающей в Тбилиси осетинской молодежи им была создана школа, в которой обучение велось на осетинском языке. Этим же обществом был организован драматический кружок, в 1906 г. показавший зрителю первый спектакль. Примечательно и то, что первый осетинский государственный драматический театр был создан в Грузии в 1931 г. при содействии грузинской общественности. В 1932 г. в Сталинири (нынешний Цхинвали) был открыт педагогический институт, что было значительным событием в культурной жизни осетинского народа.

Несмотря на такое внимание и заботу грузинской общественности о развитии осетинского языка и осетинской культуры в целом, с первых дней создания Юго-Осетинской АО осетинский ЦИК принимает множество незаконных решений, направленных против Грузии. Например, в 1923 г. было принято постановление ЦИК «О принятии осетинского языка как государственного в пределах автономной области». В постановлении было указано: «Постепенно ввести внутри Юго-Осетинской автономной области родной осетинский язык во всех государственных и партийных учреждениях. Языком межреспубликанского общения оставить русский язык и потребовать от республики вести взаимоотношения с Юго-Осетией на упомянутом русском языке». Таким образом, на исторической территории Грузии был отвергнут грузинский язык. Многие аналогичные факты «не замечали», что создавало благотворную почву для деятельности сепаратистских сил. Именно поэтому вопросы, возникавшие в сфере межнациональных отношений, лишь накапливались, но не решались, что впоследствии проявилось со всей силой.

В настоящее время имеется возможность восстановить истину. Как отмечает осетинский историк Т. Тогошвили, в XVIII в. грузинский язык и грузинская письменность были широко распространены среди осетин, особенно в высших социальных кругах. Если в наше время раздался призыв «вести отношения с Юго-Осетией на русском языке», то в XVIII в. письма осетин к русской администрации зачастую писались на грузинском языке. Осетины знали грузинский язык, писали по-грузински и употребляли грузинскую графику не только в Грузии, но и на своей родине – в Северной Осетии. Небезынтересно, что в 1747–1753 гг. при переводе грузинских духовных книг на осетинский язык была использована грузинская церковная графика. Грузинский историк М. Джанашвили указывал, что при царе Ираклии II грузинским церковным шрифтом на осетинском языке были изданы духовные книги и он лично видел изданную таким образом в 1753 г. осетинскую книгу.

Следует отметит,ь что влияние грузинской культуры и грузинского языка на осетинскую культуру многосторонне и значительно. Об этом свидетельствует и тот факт, что терминология, связанная с христианством, в осетинском языке практически вся грузинская: дзуар (осет.) – джвари (груз.), куири – квира, Таранджелос – Мтаварангелози, мархо – мархва, Микалгабирта – Микел-Габриэл, Чиристи – Христэ, Мариам – Мариами, деканози – деканози и множество других слов.

Население Грузии многонационально. Естественно, развитие языков всех проживающих в ней народов не может стать предметом равной заботы грузинского государства. Оно должно уделять внимание всестороннему развитию лишь грузинского и абхазского языков. Заботы об этих двух языках мы не можем потребовать ни у одной другой страны, несмотря на то, живут ли в ней грузины и абхазы или нет. Что же касается языков остальных проживающих в нашей республике народов, должно быть обеспечено их свободное употребление. Это значит, что те представители других народов, которые не владеют свободно грузинским языком, имеют право на ознакомление с необходимыми документами на их родном языке с тем, чтобы они могли выступать на этом языке на различных собраниях, по радио, телевидению и в прессе. Все это обеспечено.

В частности, на языках других народов, проживающих в Грузии, в республике выходят журналы, газеты, на этих языках работают театры и т.д. Аналогичное можно отметить относительно осетинского языка, основным очагом развития которого должна быть Северо-Осетинская республика.

Ввиду вышесказанного моральным и юридическим долгом проживающих в Грузии «близких нам горных осетин», как говорится о них в одном из источников XVII в., является отстаивание интересов нашей республики, борьба вместе с грузинским народом за укрепление ее независимости и за благополучие нашей страны.

***

Замечательный осетино-абхазский нартский эпос заканчивается тем, что каждый из нартов сам роет себе могилу. Таков трагический конец, который предопределила им судьба. То, что происходит сегодня в так называемой Южной Осетиии, как раз и есть рытье могилы себе осетинскими экстремистами, только с той разницей, что они не щадят ни грузин, ни осетин, не хотят видеть историческую истину, пытаются направить нации по пути агрессии. Они напоминают одного из персонажей эпоса – Сырдона, погубившего нартов. Народ должен пресечь всякую подобную попытку.

Трудно забыть все, что происходит сегодня, но главное – грузинский народ не связывает деяния абхазских и осетинских экстремистов с абхазским и осетинским народами и хочет верить, что происшедшее не выражает общего настроения всех абхазов и осетин.

В критические моменты истории могущество грузинского, абхазского и осетинского народов всегда определялось в первую очередь преданностью друг другу. Если мы хотим заботиться о своем народе и своей стране, то должны быть по-прежнему верны этой идее. Каждый из нас всегда должен помнить, что рознь и упрямство никогда не принесут счастья нашим нациям.

В заключение следует отметить: если бы абхазов (так же, как и осетин), среди которых число мужчин в возрасте от 16 до 50 лет составляет приблизительно 18 тысяч, не поддержали реакционные силы извне, невозможно представить, чтобы они начали такую несправедливую войну против грузин, ведь у абхазов не только армии и вооружения, но и ни одного танка никогда не было . Наивно утверждать, что войну вызвало передвижение в Абхазии, т.е. в пределах своего же государства, грузинских вооруженных сил, скорее, экстремистские силы России поддерживали абхазов военной техникой, живой силой и материальными ресурсами. Однако в приведенных выше цитатах царских генералов больше сочувствия к грузинам, чем у телевидения России и некоторых средств массовой информации, причем мотивы этого совершенно очевидны.

Но все это не должно помешать вечной дружбе русского и грузинского народов, которую бережно поддерживают представители русской и грузинской интеллигенции. Вот что писал, например, в своей книге, изданной в 1902 г. в Санкт-Петербурге, И.К. Канадпев, проживший двадцать лет на Кавказе: «Должно ли правительство допустить, чтобы погибло грузинское дворянство, оказавшее так много важных услуг России со времени присоединения к ней Грузии?…Присоединение Грузии… принесло ей огромную пользу в том отношении, что границы ея пришли в соприкосновение с Турцией и Персией, дав возможность русскому правительству оказывать непосредственное влияние на оба государства. Кроме того, с присоединением Грузии Кавказские горцы оказались окруженными со всех сторон, что неминуемо должно было вести к покорению их, а следовательно, и к прекращению условий, препятствовавших мирному, культурному развитию Северного Кавказа» (15).

Можно в чем-то не согласиться с автором этих строк, однако в них звучит доброе отношение к грузинам. Вообще лучшие представители русской интеллигенции всегда с сочувствием относились к справедливой борьбе нашего народа против колониальной политики царизма. В опубликованных в 1887 г. в Петербурге «Кавказских очерках» читаем: «Мы, русские, никогда не должны забывать, что не завоевывали Грузию мечом, что мы равноправные братья грузин, а не могущественные властители. Мы не должны забывать, что грузины вошли в нашу семью для того, чтобы остаться грузинами, поэтому мы должны уважать все грузинское, достигнутое историей, каждым грузином, любую национальную святыню, любые обычаи ихние, ровно как уважаем и поддерживаем все свое. Союз между братьями заключается в том, чтобы братски помогать, сочувствовать друг другу, а не в том, чтобы уничтожать друг друга».

Именно такое сочувствие к национальным проблема, взаимное уважение и общие горести заложили основу замечательной дружбы русской и грузинской интеллигенции, сплачивая ее как в прошлом, так и на протяжении 70 советских лет. Сохранение, дальнейшее развитие и расширение этой дружбы – обязанность нашего поколения.



Примечания

1. Вахушти. История царства Грузинского. Тбилиси, 1973. С. 363–364.

2. Тифлисские ведомости. 1830. № 72.

3. Сборник сведений о Кавказе. Т. IX. Тифлис, 1885. С. 238, 267.

4. Вахушти. Указ. соч. С. 37.

5. «Дастурламали» царя Вахтанга VI. Тбилиси, 1888. С. 122.

6. Твисни – груз. сородичи, свои.

7. Вахушти. Указ. соч. С.421.

8. Они – небольшой город в грузинской провинции Рача.

9. Акты Кавказской археографической комиссии. Т. VI. Тифлис, 1870. С. 690.

10. Акты Кавказской археографической комиссии. Т. IV. Тифлис, 1870. С. 460.

11. Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 года. Тифлис, 1893.

12. Итоги переписи населения городов Грузии от 30 ноября 1922 г. Ч. I. Вып. 2. Тбилиси, 1923. С. 36.

13. Статистические материалы об экономическом и социальном развитии союзных и автономных республик, автономных областей и округов. М., 1989; Народное хозяйство СССР в 1989г. М., 1990.

14. Тогошвили Г. Грузино-осетинские взаимоотношения в XV–XVIII вв. Тбилиси, 1969. С. 241 (на груз. яз.).

15. Канадпев И.К. Очерки закавказской жизни. Баку, 1990. С. 80.
Последнее обновление ( 19.09.2008 г. )



Статья опубликована в 2002 г.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия