Памятники материальной культуры современной Абхазии

Дата: 19/01/2011
Автор: Лия Ахаладзе, Доктор исторических наук, профессор

На территории современной Абхазии, так же как и в других исторических регионах Грузии, сохранилось богатое культурно-историческое наследие, которое выдержало круговорот времени и по сегодняшний день является символом культурно-исторического единства нашей страны и духовной стойкости нашего народа. Среди исторических регионов Грузии Абхазия представляла собой северо-западные врата нашей страны - зоркий страж грузинской государственности и духовности. Именно отсюда началась борьба за объединение Грузинской церкви, что в итоге завершилось объединением Грузинского государства. Особый вклад в этот исторический процесс внесли абхазский царь Георгий I (861-868), Константин III (893-922), Георгий II (922-957), Леон III (957-967) и др. Идею объединения Грузии, которая принадлежала феодалу родом из Дали-Цебельдинского ущелья Иоанну Марушисдзе (Марушиани), успешно осуществили грузинские цари и правители. Здесь, на этой земле на протяжении веков существовали прекрасные очаги грузинской культуры, которые оставили глубокий след в духовной жизни нашей страны. В Бедийском, Моквском, Лыхненском, Илорском, Царчинском монастырских комплексах на протяжении веков создавались новые рукописи, обновлялись старые – их реставрировали, переводили с греческого языка на грузинский, или наоборот. В духовной жизни нашей страны значительное место занимали церкви: Хопская (Хуапская) Св. Николая, Святых архангелов Михаила и Гавриила в Мсигхуа, Драндская, Гагрская, Новоафонская им. Св. Симона Кананита, Члоуская, Цкеликарская Св. Георгия, Гумуришская, Гудавская, Лашкендарская, Мюссерская и Дихазургская. Некоторые из них уже превратились в развалины, но они и сегодня украшают этот край Грузии.

В Абхазии вели свою деятельность выдающиеся грузинские государственные и церковные личности: царь абхазов Баграт, Отаго Шарвашидзе, архиеписком Иоанн Бедиели, Гиоргий Чкондидели, Свимеон Бедиел-Алавердели, Даниел Моквели, Николоз, Софрон и Микаел Гонглибаисдзе, владелец Анухви и его окрестностей Гиоргий Басилисдзе, архиепископы Бедийские Антон Жуанисдзе и Герман Чхетидзе, Эквтиме Сакварелидзе, Никифорэ Ирубакидзе-Чолокашвили, ктитор Илорской церкви Гиоргий Гургенисдзе и др. Их имена сохранила та материальная культура, которая встречается на территории современной Абхазии.

Этот регион Грузии дал импульс множеству культурных начинаний, которые впоследствии получили свое развитие в других регионах нашей Родины. В культурном наследии Абхазии особое место занимает Моквское евангелие, созданное под руководством Даниела Моквели, Бедийский Гулани (минея – богослужебная книга, содержащая службы годового круга), обновленная по инициативе Антона Жуанисдзе, Пицундское евангелие и др. рукописи.

Абхазия пополнила грузинское чеканное искусство прекрасными образцами: иконами св. Андрея Первозванного, Иоанна Крестителя и Святой Екатерины, Бедийской и Илорской чашей, прекрасными образцами чеканки, выполненными по заказу Андриа и Эквтиме Сакварелидзе, иконами, принесенными в дар Илорской церкви Св. Георгия правителями Самегрело, и т.д.

Исследование материальной культуры Абхазии встречается еще в XIX веке, в деятельности французского грузиноведа Мари-Фелисите Броссе, который один из рапортов (VIII Rapport) путешествия по Грузии посвятил памятникам материальной культуры Абхазии и эпиграфике. После Мари Броссе этой темы коснулись многие исследователи, труды которых в основном носят обзорный и описательный характер, так как в этот период это было первой фиксацией памятников материальной культуры Абхазии в научной литературе. В этом плане важное значение имеет путешествие в Абхазию русского археолога графини П. Уваровой и А. Павлинова. Первым грузинским ученым, собравшим информацию о памятниках грузинской культуры в Абхазии, был основоположник грузинской историографии Вахушти Багратиони. В XIX веке в этом направлении немало исследований провели Дмитрий Бакрадзе, Эквтиме Такаишвили, Тедо Жордания и др.

В XX веке исследование памятников материальной культуры Абхазии более расширилось. Хотя следует отметить тот факт, его результаты, в основном, все-таки имели описательный характер. К такого типа трудам относятся книги абхазских краеведов А. Авидзба, М. Берулава и В. Пачулия. В советский период древнее церковное зодчество изучал абхазский ученый А. Кация. Ему принадлежит первое научное исследование одного из значительнейших христианских храмов Западной Грузии – Илорской церкви Святого Георгия, изданное под названием «Илори (памятник XI века)».

В отмеченной монографии изучен зодческий стиль Илорского храма. В то же время опубликованы грузинские надписи на асомтаврули и нусха-хуцури со своими транскрипциями. В окрестностях (у побережья) села Приморское Гудаутского района на горе Мсигхуа А.Кация обнаружил развалины старой церкви, при очистке которых были обнаружены множество калиптеров с грузинскими надписями на антефиксах (в количестве 46 единиц). Церковь Мсигхуа и надписи исследователь датировал IX-X вв.
Этого вопроса в общих чертах коснулся Зураб Анчабадзе в своей монографии «Из истории средневековой Абхазии (V-XVII вв.)». Разбирая вопросы истории культуры средневековой Абхазии и государственного языка, ученый, опираясь на материальную культуру Абхазии, делает следующее заключение: “Культурная близость Абхазии с Грузией находила свое выражение, прежде всего в том, что в этот период на территории Абхазии грузинский язык является языком письменности, государственного делопроизводства и церковного богослужения. Почти все лапидарные и иные надписи из Абхазии, дошедшие до нас c того времени, высечены на грузинском языке”. Тем самым З. Анчабадзе полностью разделяет аналогичное заключение академика С. Джанашия по этому вопросу.

Огромная роль в деле исследования материальной культуры Абхазии принадлежит абхазскому искусствоведу Леониду Шервашидзе. Ему принадлежит монография о монументальном фресковом искусстве этого региона «Средневековая монументальная живопись в Абхазии». Л. Шервашидзе первым раскопал и изучил церковные памятники Хуапи, Одиши, Цкеликари и другие церковные памятники, определил их зодческие формы, роль и место в грузинской архитектуре.

Событием особого значения в вопросе исследования материальной культуры Абхазии стала монография Л. Рчеулишвили «Купольная архитектура VIII-XX веков Абхазии», вышедшая в 1988 году.

В 80-90 годы XX века материальная культура Абхазии была плодотворно исследована в трудах Х. Бгажба, Д. Туманишвили, Т. Барнавели, В. Силогава, В. Цискаришвили, Л. Ахаладзе, Р. Хвистани. Несмотря на это, в XX веке не удалось осуществить единого комплексного исследования материальной культуры этого региона, в котором бы отобразилось церковное зодчество, а также была показана роль и значение исторических памятников другого рода в истории развития культуры. В начале XXI века были изданы монографии В. Силогава и Л. Ахаладзе, посвященные одной из значительнейших групп эпиграфических памятников материальной культуры Абхазии, в которую в основном вошли лапидарные и фресковые надписи Абхазии. Что касается памятников чеканного искусства, то они пока еще ждут своего исследователя.

В 2007 году был издан цветной иллюстрированный альбом «Культурное наследие Грузии – Абхазия», в котором впервые была собрана значительнейшая часть памятников материальной культуры Абхазии: памятники церковного зодчества, фортификационные сооружения, памятники эпиграфического и чеканного искусства. Автор проекта – С. Капанадзе, а информация о материальной культуре принадлежит Л. Ахаладзе, Б. Хорава, Е. Мачавариани и Е. Кавлелашвили.

Подобное издание было подготовлено и абхазским фотографом Д. Дзяпшба. Оно вышло в 2006 году в Москве под названием «Православные храмы Абхазии». Но в нем нашли отображение только несколько памятников христианского зодчества и, кроме того, книга написана с учетом абхазской сепаратистской конъюнктуры. Молодой автор старается сохранить в текстах академический научный стиль, но целенаправленно игнорирует и нигде не упоминает о том, что эти памятники являются неотъемлемой частью грузинского зодчества, что на этих памятниках выявлены многочисленные грузинские надписи, которые повествуют об этнической принадлежности их ктиторов и строителей-реставраторов. Естественно, по-другому не могло и быть, так как книга профинансирована т.н. президентом сепаратистской Абхазии С. Багапшем.

Думаю, из этого краткого обзора хорошо видно, что единого комплексного исследования материальной культуры Абхазии пока еще не проводилось. Особенно актуально проведение современного, свободного от влияния советской идеологии исследования архитектурных памятников Абхазии, что, по-нашему мнению, является обязательным делом, не терпящим отлагательства.

I. Архитектурные строения

а. Памятники церковного зодчества

На сегодня на территории Абхазии взяты на учет примерно 80 строений церковного зодчества. Их большая часть сохранилась в виде развалин, но в исторических источниках и научной литературе о них содержатся различного рода сведения. Кроме того, информация о некоторых памятниках опирается на данные информаторов на местах.

1. Церковь Алахадзе

Село Ахаладзе, Гагрский район. Раннее средневековье
Церковь Алахадзе возведена в раннем средневековье. В 1970-71 годы здесь производились археологические раскопки, на основании которых была выявлена трехнефная базилика, которая характерна для христианской архитектуры других исторических регионов Грузии.На сегодня сохранены лишь развалины южной и западной стены церкви. В селе Алахадзе стоит церковь более малого размера, которая также датирована ранним средневековьем.
Нынешнее состояние храма неизвестно.

2. Анухвская церковь архангелов Михаила и Гавриила
Село Анухва, Гудаутский район. XI в.

Еще в XIX веке в селе Анухва Гудаутского района русским археологом графиней Прасковьей Уваровой были обнаружены развалины церкви большого размера, величина которой, утонченная гармония и пропорциональность орнамента по сегодняшний день изумляет посетителей. Храм представляет собой один из прекраснейших образцов грузинского зодчества, который по характеру архитектуры и высокохудожественной резьбы родственен грузинскому зодчеству Южной Грузии. Церковь датирована XI веком.
Надписи XI-XIV вв. на грузинской асомтаврули, обнаруженные на развалинах Анухвской церкви, повествуют об истории строительства храма, ктиторах и его реставрации в последующие эпохи. Согласно одной из надписей, Анухвская церковь была возведена во имя архангелов Михаила и Гавриила. В красивейшей грузинской конечнострелочной надписи, высеченной на колонне церкви, зафиксированы представители крупного феодального дома Абхазии той эпохи, строитель Анухвской церкви и ктиторы: Георгий Басилисдзе, его отец Басили, братья Теодорэ, Деметрэ и Меркиле, которые возвели Анухвскую церковь и водрузили крест в поминание душ членов их семьи.

Прекрасный зодческий стиль Анухвской церкви, орнаменты и резьба повторяются в архитектуре других регионов Грузии. Особое значение имеет надпись Георгия Басилисдзе, выполненная красивейшим художественным конечнострелочным письмом, аналоги которого имеются на лапидарных надписях Светицховели, Самтависи, Алаверди, Никорцминда и Шиомгвиме.

Нынешнее состояние Анухвской церкви нам неизвестно.

1. Анакопийская церковь
Гора Ивер. Сухумский район. VII-VIII вв.
Анакопская церковь возведена внутри крепости Анакопия на Иверской горе. Храм полностью разрушен и с трудом рассматривается среди развалин Анакопской крепости. Церковь датирована VII-VIII веком.

2. Храм Симона Кананита в Новом Афоне
Новый Афон, Гудаутский район. IX-X вв.

На территории современного Нового Афона, близ Сухуми, на Иверской горе, расположен храм имени Симона Кананита, первоначальное строительство которого датировано VII-VIII веками, а нынешнее строение представляет собой образец зодчества IX-X вв.

По сведениям древних грузинских и зарубежных летописцев, апостолы Христа Симон Кананит (родом из Каны Галилейской) вместе с апостолом Андреем первыми проповедовали христианство в Южной и Западной Грузии, в том числе и в Абхазии.
По преданию святых отцов, в 55 году нового летоисчисления апостол Симон подобно Христу был распят на кресте язычниками. Он похоронен в Новом Афоне, на берегу реки Псырцха. Существует мнение, что апостол Симон погребен в Никопсии – северной границе исторической Грузии. «Могила Симона Кананита находится в городе Никопсии, который есть Абхазия»,- пишет «Картлис Цховреба».

В VI веке в Новом Афоне у могилы апостола была возведена маленькая церковь, которая, предположительно, была деревянной, но в последующие века здесь был возведен храм из белого тесаного камня, который несколько раз реставрировался, в том числе, и в XIX веке.

Фресковая живопись храма не сохранилась. Из архитектурного декора привлекают внимание рельефные изображения христианских символов рыбы, льва и креста.
Новоафонский храм Святого Пантелеймона

Новый Афон. Гудаутский район. 1875 г.
Храм Святого Пантелеймона построен в XIX веке. Он основан в 1875 году на Иверской горе монахами, пришедшими с Афонской горы, что находится на полуострове Калкедон (Греция). Строительство храма шло и в 1883-1896 годы. В центре западного корпуса воздвигнуты 50-метровые часы. Под часовней расположена трапезная монастыря, стены которой расписаны. В центре монастырского комплекса воздвигнут храм Св. Пантелеймона, увенчанный пятью куполами, который построен в т.н. византийском стиле и полностью расписан изнутри.

Храм Святого Пантелеймона - самый сохранившийся сегодня храм на территории Абхазии.

Бедийский монастырский комплекс
Село Бедия, Очамчирский район. X-XI вв.


В 25-километрах от Очамчиры в центре села Бедия возвышается красивейший образец грузинского зодчества - Бедийский монастырский комплекс, в который ныне входит храм имени Богородицы, епископский дворец и колокольня.

Согласно историческим сведениям, Бедийский комплекс основан в конце X века, примерно в 999 году, первым царем объединенной Грузии Багратом III Багратионом, который, согласно древнему грузинскому летописцу, «создал престол епископский».
Главным строением монастырского комплекса является храм имени Бедийской Богородицы, возведенный в центре двора. Западнее, в 40 метрах, расположены врата, где находится колокольня храма, а южнее храма к вратам прилегает дворец бедийских митрополитов, представляющий собой двухэтажное строение.

Храм был значительно переделан на рубеже XIII-XIV веков и в XV веке. Колокольня является строением XIII-XIV века, а епископский дворец был построен в XVI веке бедийским митрополитом Антоном Жуанисдзе. В интерьере храма сохранились три слоя фресковой живописи, датированные X-XI, XIII-XIV и XVI веком.

На фасаде храма, фресках интерьера и церковных предметах сохранились лапидарные, фресковые и чеканные надписи, которые выполнены на древнегрузинском письме «асомтаврули» и повествуют об истории строительства храма, обновлении и реставрации. Среди них сегодня полностью прочитываются 11 надписей. Остальные сохранились только в виде фрагментов.

В надписях упомянуты зодчий Бедийского храма Симеон Галатозтухуцеси (грузинский чиновничий термин «глава строителей»), каталикос Николоз Гонглибаисдзе, бедийские митрополиты: Софрон Гонглибаисдзе, Антон Бедиели (Жуанисдзе), Кирилэ Жуанисдзе, Германэ Чхетидзе, ктиторы Бедийского храма периода его строительства и впоследствии - его реставрации: первый царь объединенной Грузии Баграт III Багратиони, царь Западной Грузии (Лихтимерети) Константин-сын царя Давида Нарина, царица (диопалт-диопали) Одиши Марихи и ее сын, эристав эриставов и мандатуртхуцеси Гиоргий Дадиани, царица Родаби, ее сын Кахабер и другие. На фресковых изображениях святых сохранились грузинские надписи на «асомтаврули»: Св. Константин, Св. Елена, Св. Василий, Св. Григорий Богослов, Св. Стефан, Св. Захарий, Св. Николай и т.д.

Бедийское епископство на протяжении веков было одним из важнейших церковных и культурно-просветительских центров средневековой Грузии. Давид Агмашенебели в качестве символа единства Грузии и Грузинской Церкви присвоил бедийскому архиепископу Свимеону почетное звание Бедиел-Алавердели, тем самым подчеркнув единство восточногрузинских и западногрузинских святых храмов.

Архиепископ Антон Жуанисдзе в Бедийском монастырском комплексе создал прекрасное книгохранилище, где шла работа по обновлению-реставрации древнейших рукописей, переводу богословских книг и пополнению книгохранилища новыми рукописями. Митрополит Германэ Чхетидзе специально пригласил в Бедийское книгохранилище опытных каллиграфов из Южной Грузии. С Бедийским книгохранилищем связана деятельность известных грузинских каллиграфов Габриле Ломсанидзе, Амбросэ Каргаретели и Свимеона Евфратели, он же Гиоргисдзе, одна часть рукописей которых дошла до наших дней.

Бедийский монастырский комплекс представляет собой символ единства и неделимости Грузии. Здесь похоронены первый царь объединенной Грузии Баграт III и его мать царица Гурандухт.

Нынешнее состояние монастыря: сегодня Бедийский храм стоит без купола. Он перекрыт, но не защищен от дождя и снега, так как крыша протекает, и осадки проникают внутрь строения.

Очамчирский район. Надписи Бедийского храма

В научной литературе зафиксированы многочисленные грузинские надписи на стенах Бедийского монастырского комплекса. По классификации их можно разделить на три основные группы: лапидарные, фресковые и чеканные надписи.

I. Лапидарные надписи: 1. Надпись Свимеона Галатозтухуцеси. 2. Надпись Николоза Католикоса и Софрона Бедиели. 3. Надпись царя царей Констинтина 4. Надпись Антона Бедиели.

II. Фресковые надписи: 5. Фрагмент надписи на фреске царя Баграта. 6. Фрагменты надписи на фресковом изображении грузинских «дидебулов». 7. Надпись «царицы цариц Марихи и Гиоргия Дадиани.8. Многочисленные пояснительные надписи к изображениям святых.

III. Чеканные надписи: 9. Надпись царя абхазов Баграта и царицы Гурандухт. 10. Пояснительные надписи к изображениям святых на золотой чаше (бардзими). 11. Надпись Германэ Чхетидзе на ножке Бедийской чаши.

Надпись Свимеона Галатозтухуцеси (888-999 гг.)

Самой древней среди надписей Бедийского храма Пресвятой Богородицы считается надпись на асомтаврули, сделанная на одном из камней западной стены храма. Эта надпись сегодня утеряна и в научной литературе известна под именем надписи Свимеона Галатозтухуцеси. Ее существование зафиксировано в VIII Rapporte Мари Броссе.

Согласно публикации Броссе, грузинская надпись была четырехстрочной и сообщала о строительстве Свимеоном Галатозтухуцеси Бедийского храма: «Святая Богородица, вспомоществуй Свимеону Галатозтухуцесу, строителю сего святого храма».

В надписи упомянут зодчий царского двора объединенной Грузии Свимеон, который носил титул «главы строителей».Надпись датирована 888-999гг. – периодом строительства Бедийского храма.

Надпись Николоза Каталикоса и Софрона Бедиели (рубеж XIII-XIV вв.)

Над восточным входом колокольни Бедийского монастырского комплекса была помещена плита с грузинской надписью, которую первым прочитал и опубликовал Мари Броссе. Надпись гласит: «Боже, помилуй душу строителя сего Николоза Каталикоса и Софрона Бедиели - Гонглибаисдзе; Господи, помилуй!».

Упомянутые в надписи исторические лица известны и из других источников. Николоз Каталикос и Софрон Бедиели Гонглибаисдзе принадлежали к феодальному дому. Надпись датируется периодом их деятельности – XIII-XIV вв.

Надпись царя царей Константина (1293-1327 гг.)

На каменной плите западной стены колокольни Бедийского храма высечена трехстрочная грузинская надпись, которая по сведению свидетелей, сохранилась по сегодняшний день и прочитывается. Первая публикация о ней и датирование принадлежит М. Броссе: «Да возвеличит бог царя царей Константина, сына Давида, аминь».

“Константин, сын Давида” приходится сыном грузинскому царю (с 1259 года царя Лихтимерети) Давиду Нарину (1247-1293 гг.). Поэтому надпись датируется 1293-1327 годом.

Царь Константин, по-видимому, в Бедийском храме провел крупные строительно-реставрационные работы. Возобновление строительства Бедийского храма или его основательная реконструкция, как видно, относится к периоду рубежа XIII-XIV веков, что подтверждают археологические раскопки 60-х годов XX века. Строительство было осуществлено по инициативе царя Константина.

Историко-источниковедческий анализ надписи Николоза Каталикоса и Софрона Бедиели на стене колокольни Бедийского храма свидетельствует, что они творили на рубеже XIII-XIV веков, т.е. в период расцвета правления царя Константина.
По-видимому, новое строительство или реставрация Бедийского храма связана именно с именами царя Константина, Николоза Каталикоса и Софрона Бедиели.
Надпись Антона Бедиели (XVI в.)

На каменной плите красноватого цвета, размещенной над верхней частью восточного правого входа во дворец епископов Бедийского монастыря, высечена трехстрочная надпись на асомтаврули.

Текст на древнегрузинском письме асомтаврули впервые опубликовал Мари Броссе, он же сохранил для нас графическое изображение надписи – надпись читалась следующим образом: «Строитель этого дворца - Бедийский митрополит Антон Жуанисдзе, да помилуй его Господь».

Упомянутое в надписи историческое лицо - Антон Жуанисдзе является известным церковным деятелем средневековой Грузии. Под руководством Антона Бедиели был построен Бедийский епископский дворец, в котором находилось известное книгохранилище и помещение для хранения сокровищ монастыря. По указанию и под присмотром Антона Бедиели в книгохранилище шли работы по обновлению и реставрации грузинских рукописей, создавались новые оригинальные сочинения и переводы с греческого на грузинский и т.д.

Надпись Антона Бедиели датируется 40-50 гг. XVI в.

Фрагменты надписи на фреске царя Баграта (X в.)

Фресковую роспись Бедийского храма искусствоведы разделяют на три периода: 1. X-XI вв.; 2. XIII-XIV вв. и 3. XVI-XVII вв. Самой древней из них является фреска Баграта III, которая находится на южной стене храма. На ней царь изображен во весь рост в богатом царском одеянии с короной и макетом храма в руке. Фреска сопровождена пояснительной грузинской надписью: «Баграт». Фреску Баграта и его надпись известный искусствовед Р. Шмерлинг датировал X-XI вв.

По сведениям грузинского летописца XI века, Бедийский храм возведен первым царем объединенной Грузии Багратом III Багратионом (978-1014 гг.), что подтверждает пожертвованная Багратом III Бедийскому храму золотая чаша (бардзими) с надписью: “Святая матерь Божия, будь ходатайцей перед сыном твоим за абхазского царя Баграта и матерь его царицу Гурандухт, пожертвовавших сию чашу, украсивших сей алтарь и построивших сию святую церковь. Аминь”.

Согласно неизвестному автору «Летописи Картли» («Матиане Картлисаи»), Баграт III погребен в Бедийском храме.

Фрагменты надписей фресковых изображений семьи «дидебулов»
На одной из фресок храма изображена грузинская семья «дидебулов». На фреске перед фигурами женщины и мужчины, облаченных в богатое одеяние, стоят двое молодых юношей; фрагменты надписи на асомтаврули сохранились у изображения женщины и одного из юношей. Справа от изображения женской фигуры, сверху вниз прочитывается надпись на асомтаврули «Родаб». Во фрагменте надписи, сохранившейся у изображения юноши, прочитывается: «…дзе Кахабери» (сын Кахабери).

Фреска и надпись датированы XIV в. Изображенная на фреске знатная семья была ктитором Бедийского храма и, предположительно, принадлежала к феодальной семье Дадиани.

Надпись «царицы цариц» Марихи и Гиоргия Дадиани (рубеж XIV-XV вв.)

На одной из стен Бедийского храма, среди фресок с изображениями ктиторов, сохранилась грузинская надпись на асомтаврули с упоминанием «царицы» Марихи и Гиоргия Дадиани. Первая публикация фрагментального перевода надписи принадлежит Мари Броссе. «Царица цариц Марих, сын их Эристав Эриставов и мандатуртухуцеси Дадиани Гиоргий».

Указанные в надписи исторические лица являются женой Одишского эриставт-эристава Вамека I Дадиани (1384-1396) Марихи и его старший сын эриставт-эристави и мандатуртухуцеси Гиоргий Дадиани, по инициативе которых на рубеже XIV-XV вв. в Бедийском храме были проведены реставрационные работы.

Пояснительные надписи к изображениям святых

Как было сказано, искусствоведы разделили фресковые изображения Бедийского храма по хронологическому принципу, на три этапа. Во время каждой новой реставрации в храме происходило обновление отдельных фресок, к ним добавлялись новые изображения – ктиторов и святых. Из фресковых росписей святых сохранились многочисленные пояснительные надписи, выполненные грузинским письмом асомтаврули к изображениям Св. Константина, Св. Елены, Св. Василия, Св. Григорий Богослов, Св. Стефана, Св. Николоза, Св. Захария и т.д.

Предметы церковного назначения и их описание

Илорская Икона Святого Гиоргия (1572-1582)


Прекраснейшим образцом грузинского искусства позднего средневековья является Илорская икона Святого Гиоргия, которую по заказу Бедийского архиепископа Кирилле Жуанисдзе распорядился изготовить правитель Одиши Гиоргий Дадиани (1572-1582).
На иконе изображена сцена первого чудодейства Св. Гиоргия.

Сначала икона была помещена в Бедийском монастыре, но вскоре она была перенесена в Илорскую церковь Св. Гиоргия. Именно с этого и начинается история чудодействия иконы, которая связана с излечением калеки, возвращения зрения слепому и слуха глухому и т.д.

В 1925 году Илорская икона Св. Гиоргия была похищена, но вскоре была возвращена. В 1936 году икона окончательно исчезла. Но сохранилось ее изображение на фотографии. Именно на основании этой фотографии в 2002 году по инициативе Т. Надарейшвили творческой группой была воссоздана копия Илорской иконы.

Илорская икона Св. Гиоргия (1672-1682гг.)

Илорская икона Св. Гиоргия, изготовленная в 1672-1682 годы, представляет собой трехстворчатый серебряный складень, украшенный цепочкой, в ее передней части изображены Св. Феодор и Св. Дмитрий в сопровождении пояснительной надписи. Икона открывается, внутри находится изображение Святого Гиоргия во весь рост, в боевых доспехах. Справа от Св. Гиоргия расположено чеканное изображение Бедийского митрополита Кирилле Жуанисдзе. Все изображения сопровождены пояснительными надписями. Кроме того в окладе иконы находится древнегрузинская 15-строчная надпись на асомтаврули, которая повествует о передаче в дар Илорской церкви иконы Св. Гиоргия Бедийским митрополитом Кирилле Жуарисдзе.

В надписи вместе с Кирилле Жуанисдзе названы правитель Одиши Гиоргий IV Дадиани и его супруга Тамар. Хранится в Зугдидском музее.

Илорская чаша (X в)

Илорская серебряная чаша была найдена в конце XIX века в одноименной церкви Св. Гиоргия. Илорская чаша внешне очень похожа на Бедийскую. Ее поверхность, подобно золотой Бедийской чаше, разделена на восемь частей арками. В каждой отдельной арке помещена фигура. В средней арке изображен воскресший Спаситель с воздетой правой рукой, благославляющий людей, а в левой руке он держит Евангелие. В соседней арке изображены наклоненные к Христу архангелы Михаил и Гавриил, с чашей и сосудом в руке. Ободок серебряной чаши украшает древнегрузинская надпись на асомтаврули.

Местонахождение Илорской чаши неизвестно.

Бедийская чаша (999 г.)

Среди церковных предметов, принадлежащих Бедийскому храму, наиважнейшим памятником является прекрасный образец грузинского златокузнечества - Бедийская чаша. Это сосуд круглой формы, изготовленный из червонного золота, высотой 12,5 см. и диаметром 14 см. Поверхность чаши разделена на 12 частей в виде арок, под каждой из них изображены святые, посреди которых с одной стороны виден сидящий на престоле Христос, а с другой – Богоматерь с младенцем.История создания и реставрации чаши передана в ее надписях, относящихся к двум различным эпохам. Все вычеканенные изображения святых и Спасителя сопровождены пояснительными надписями. В верхней части чаши высечена однострочная древнегрузинская надпись на асомтаврули, которая повествует о том, что первый царь объединенной Грузии Баграт III и его мать царица Гурандухт жертвуют чашу построенному ими же Бедийскому храму.

С чашей связана еще одна надпись. В XIX веке чаша имела ножку – тоже из червонного золота, которая была утеряна. Древнегрузинская надпись на асомтаврули, высеченная на ножке чаши, сообщала о том, что ножка была изготовлена в XVII веке по заказу Бедийского митрополита Германэ Чхетидзе. По-видимому, ножка Бедийской чаши была дважды похищена – первый раз в XVII веке, а второй – в XIX веке. Верхняя круглая часть чаши в настоящее время хранится в Музее искусств Грузии.

Цебельдинская икона св. Екатерины XI в.

В 80-е годы XIX года в Цебельде графиней П. Уваровой была обнаружена икона, в центральной части которой изображена св. Екатерина в полный рост. До нас дошла лишь фотография иконы. На фотографии, из-за повреждения иконы, видна лишь одна рука святой.

По обе стороны нимба св. Екатерины высечена пояснительная надпись к изображению: «С(вятая) Ек(а)т(е)рина». На краю нижней стороны рамки иконы высечена двухстрочная древнегрузинская надпись на асомтаврули, исполненная конечнострелочной письменностью, которая сообщает о неизвестном ктиторе иконы – знатной госпоже Мариам.

По своим искусствоведческим и палеографическим показателям икона св. Екатерины представляет собой прекрасный образец грузинского искусства XI века.
Хранится в Национальном музее Грузии.

Цебельдинская икона Иоанна Крестителя XI в.

На развалинах древней Цебельдинской церкви в 80-е годы XIX в. была обнаружена икона, рамка которой была из позолоченного серебра. В центральной части иконы изображен Иоанн Креститель, лик которого на фотографии сегодня уже не виден. Фигура святого обращена вправо, руки молитвенно воздеты к верху. В верхнем правом и левом углу нимба находится пояснительная грузинская надпись к изображению: «Святой Иоанн», а в нижней стороне рамки размещена надпись, которая сообщает о ктиторе Сабе Малелис дзе, который и украсил икону. По искусствоведческим и палеографическим признакам Цебельдинская икона Иоанна Крестителя является шедевром грузинского искусства XIвека.

Хранится в Национальном музее Грузии.

Цебельдинская икона св. Андрея Первозванного XIIв.


Прекрасным образцом грузинского чеканного искусства является икона св. Андрея Первозванного, полностью изготовленная из серебра. До нас дошли лишь несколько фрагментов иконы, на которой высечена древнегрузинская надпись на асомтаврули. Она сообщает об известном общественном деятеле эпохи царицы Тамар Эриставт Эристави и казначее Абуласане Иобис Дзе. Предки Абуласана Дзе по происхождению были выходцами из Дали-Цебельдинского ущелья, поэтому Абуласан храму св. Андрея Первозванного в Цебельде пожертвовал икону св. Андрея.

Цебельдинский иконостас VIII-IX вв.


Среди грузинских архитектурных образцов малой формы средневековья одно из значительнейших мест занимают две цебельдинские пластины, которые в прошлом веке оказались в одной из Цебельдинских церквей. Одну из пластин украшает сложный растительный орнамент, а вторую – многочисленные библейские сюжеты, в частности из Нового Завета: Рождество, Вербное воскресенье, вхождение в Иерусалим. Вторая пластина представляет собой алтарную перегородку – иконостас. Христианскому искусству неизвестно такое количество библейских сюжетов на иконостасе, но эти пластины по своему растительному орнаменту и традиции изображения сюжетов, а также по технике ближе стоят к архитектурным памятникам малой формы остальных регионов Грузии. Схожесть Цебельдинских пластин с архитектурными памятниками малых форм Восточной и Южной Грузии явно указывает на переходный этап развития грузинского зодчества, в частности на VIII-IX веках.

Моквская Икона Богородицы с надписью, выполненной Андриа Сакварелидзе
Моквский серебряный триптих, датированный 50-60 годами XVII века, в который помещена золотая икона Богородицы, представляет прекрасный образец грузинского чеканного искусства позднего средневековья. В средней части иконы изображена стоящая на ногах Богородица, справа от нее – Иоанн Предтече, слева – архидьякон Степан. Икона покоится в серебряном чеканном окладе, который сопровождают многочисленные грузинские надписи.Самая важная среди них – молитвенная надпись Моквского архиепископа – ктитора иконы Андриа Сакварелидзе, в которой он повествует о истории подношения иконы Богородицы Моквскому святому храму.
Хранится в музее Зугдиди.

Пицундская икона Богородицы с надписью, выполненной Евдемоном Чхетидзе (1568)
В 1568 году «католикос всего севера и Абхазии» Евдемон Чхетидзе распорядился оправить Пицундскую икону Богородицы триптиха, «главная икона» которой была сделана из золота, а кивот – из серебра, и была помещена в Пицундском храме св. Богородицы. После переноса резиденции Пицундского Католикосата в Гелати икона вместе с другими церковными предметами оказалась в Гелати. На задней стороне иконы размещена древнегрузинская надпись, которая повествует об истории ее создания. В надписи указаны католикос Абхазии Евдемон Чхетидзе, Одишские князья Мамиа и Леван Дадиани. От иконы – складня сегодня сохранилась только лишь «главная икона», а кивот не существует.

Икона хранится в Национальном музее Грузии.

Икона Богородицы с надписью царя абхазов Леона III (957-987)

Икона св. Богородицы выполнена по приказу царя абхазов Леона III, на которой Матерь Божия изображена в молитвенной позе. Ее мольба направлена к Спасителю, который изображен в правом углу иконы. В левом углу изображены архангелы Михаил и Гавриил. Живописное лицо Богородицы реставрировано в XIX веке. Орнамент рамки иконы украшен эмалевыми медальонами святых. На нижней кайме иконы имеется древнегрузинская надпись на асомтаврули, на которой упомянут царь абхазов Леон III (957-967).

Икона хранится в национальном музее Грузии.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия