Зураб Папаскири: "Абхазы слишком осмелели в отношениях с Кремлем"

Дата: 05/01/2012
Автор: Ирина Ардашелия, ИА "Пирвели"

Прошедший год отличался разнообразием значительных событий в жизни Абхазии. Перемены коснулись почти всех сфер общественной жизни. В особенности следует отметить углубление трещины в русско-абхазских отношениях, которое уже довольно ясно вырисовывается. С целью краткого обзора развитых в течение года в Абхазии событий "Пирвели" беседовал с доктором исторических наук, профессором Сухумского государственного университета, председателем Абхазской организации Всегрузинского исторического общества Грузии имени Еквтимэ Такаишвили, лауреатом государственной премии Георгия Шарвашидзе Зурабом Папаскири.

Прошлый год был обильным с точки зрения значительных для Абхазии событий и отличался важными явлениями. Какое из них Вы бы особо выделили?

2011 год с точки зрения новшеств на самом деле был плодовитым для Абхазии и в первую очередь, в политическом плане. Вместе с тем, каждое из событий, за которым последовали накал страстей в Абхазии, развивалось на фоне достаточно острого российско-абхазского противостояния. Как известно, после того, как российская империя в 70-х годах XIX века окончательно сломила почти семидесятилетнее "абхазское сопротивление", часть отправила в "мохаджирство", а оставшимся "присвоила" ярлык "виновного населения" у России со стороны абхазов не создавалось никаких проблем. Более того, начиная с 1906 года, когда Николай II снял с абхазов статус "виновного населения", они превратились в безмолвных рабов империи и в течение всего XX века стояли на страже государственных интересов России (как царской, так и большевистской). И вот в нынешнем году (спустя сто лет) впервые появилась серьезная трещина в российско-абхазских "налаженных" отношениях. Но полной гармонии, пожалуй, не было и до того. Несмотря на то, что сепаратисты после "победы" в "отечественной войне" 1992-93 годов были весьма благодарны истинным «творцам» этой "победы" – "братской" России, временами в них все же проявлялась определенная обида. В частности они не могли простить правительству Бориса Ельцина то, что оно подписало известное решение стран СНГ от 19 января 1996 года, согласно которому Абхазии официально было установлено эмбарго. Этим, по утверждению сепаратистов, абхазский народ обрекли на гуманитарную катастрофу. Правда, это решение Кремль никогда реально не выполнял, однако абхазы до сих пор помнят тогдашнюю обиду.

Со временем Москва все же сумела разными методами "реабилитироваться" в глазах абхазов. В этом направлении серьезным "прорывом" являлось присвоение гражданства России подавляющему большинству населения Абхазии, за которыми последовали также и определенные социальные привилегии (российские пенсии и т.д.), однако после того были т.н. "президентские" выборы 2004 года, в которые российские власти грубо вмешались. Тогда, как известно, Рауль Хаджимба, которого Владимир Путин откровенно поддержал, потерпел поражение. Однако проигравший кандидат не уступал позиции, что и вызвало раздражение в отношении России сторонников победившего кандидата Сергея Багапша и крайнее обострение обстановки. Фактически, Абхазия оказалась на грани гражданской войны. Чего стоит хотя бы тот факт, что сторонники Сергея Багапша штурмовали "резиденцию" президента. Во время перестрелки от слепой пули погибла признанный лидер абхазского "национально-освободительного" движения 60-х годов XX века, 80-летняя Тамара Шакрыл. Создалась реальная угроза потери контроля над Абхазией со стороны России. В такой обстановке Кремль решил пойти на уступки и свыкся с первенством Багапша, а этот последний ответил полной лояльностью. Более того, после августовской авантюры 2008 года и т.н. «признания» Россией "независимыми" государствами сепаратистских регионов Грузии "благодарный" Багапш вообще стал покорным рабом Путина-Медведева, и часто с завидным усердием озвучивал кремлевские имперские внешнеполитические "доктрины". И вот, на фоне этой показной дружбы появились первые симптомы противостояния, достигшие критического предела как раз в 2011 году.

И все же, с чего все началось?

Первой проблемой, возникшей еще в 2009 году и вызвавшей серьезные волнения уже в 2010 году, был вопрос собственности. Как известно, после братоубийственной войны 1992-93 годов "победившие" сепаратисты захватили не только квартиры и дома изгнанных грузин, но также совершенно незаконно овладели и недвижимостью русских, армян и т.д. В течение всех пятнадцати лет после завершения военного противостояния пострадавшие не смели приехать в Абхазию (по причине существующего там произвола), и вернуть принадлежащую им собственность.Однако после того как в 2008 году Москва "признала" Абхазию "суверенным государством", эти люди в надежде что "Матушка" Россия на этот раз защитит их интересы, отправились в Абхазию и потребовали свои квартиры и дома. Вот тут-то и начались споры. Были безрезультатные судебные процессы. За всем этим последовали острые публикации в ведущих российских газетах (Марины Перевозкиной в "Московском комсомольце" № 25434, 27.09.2010, Владимира Ворсобина в "Комсомольской Правде", 7.09.2010 и т.д.). На этом фоне отдельные русские "эксперты" (между прочим, весьма враждебно настроенные против Грузии) Андрей Епифанцев, Модест Колеров, Дмитрий Родионов, Александр Росляков и другие, пошли дальше и опубликовали новые "изобличающие материалы" о существующем в Абхазии положении. Они откровенно обвинили сепаратистский режим и абхазскую общественность в установлении этнократии, и в пренебрежительном отношении к русским и российскому государству. За этим последовала моментальная реакция националистически настроенных абхазских политиков (Рауль Хаджимба) и экспертов (Тимур Ачугба, Анатолий Отырба и др.). В дело вмешался "чрезвычайный и полномочный посол" России в Абхазии Сергей Григорьев, который даже с "нотами" обратился к "президенту" Абхазии Сергею Багапшу и "премьер-министру" Анквабу. Более того, была создана специальная "Совместная российско-абхазская комиссия по вопросам восстановления имущественных прав граждан Российской Федерации в Республике Абхазия", но проблему все равно не смогли решить. Не помогло делу и непосредственное вмешательство Сергея Лаврова. "Баталии" по квартирным вопросам продолжались на протяжении всего 2011 года. Эти баталии отчетливо показали, что наши абхазские собраться, к сожалению не готовы жить по принципам справедливости и верховенства закона. Очевидно, именно это вынудило одного из достойных абхазов, Артура Миквабия (в свое время главный идеолог "президентской" кампании Сергея Багапша в 2004 году) с сожалением признать, что в массовом сознании значительной части абхазской общественности сложилась «мародерски-трофейная психология…концентрированным продолжением» которой является «иждивенческая политика власти».

Споры касались только частной собственности или охватили и другие объекты?

Причиной противостояния изначально же стали т.н. "правительственные объекты отдыха союзного подчинения". Премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин 24 сентября 2010 года издал распоряжение, которое обязывало Министерство иностранных дел и Федеральную службу государственной охраны оформить с абхазскими властями соглашение о передаче в собственность Российской Федерации размещенных там трех объектов: курортного комплекса "Мюссера" (т.н. "дачи Иосифа Сталина", "дачи Михаила Горбачова", бывшего дома отдыха 4-го управления Минздрава СССР", т.н. "Кремлевки") в заповеднике Мюссера (Гудаутский район); Курортного комплекса "Пицунда" (т.н. "дачи Никиты Хрущева") и т.н. "дачного комплекса Лаврентия Берия" в Гаграх. За этим фактом последовала острейшая реакция не только националистически настроенных политиков и экспертов, но и лиц, приближенных к властным кругам. Затем конфликт вокруг размещенного в Сухуми военного санатория Минобороны России "Сухуми" вызвал настоящий "бунт" в апреле 2011 года. Российская сторона, полностью игнорируя местные власти, решила продать санаторий и для отвода глаз "закрыла его на ремонт". На это обслуживающий персонал ответил акциями. Вновь на передний план выдвинулся вопрос собственности, что и придало проблеме политический контекст. Для урегулирования кризиса понадобился специальный приезд самого министра обороны России Анатолия Сердюкова в Сухуми. Правда, ситуация несколько разрядилась, однако главный вопрос, вопрос собственности пока еще до конца не урегулирован.

Вообще, абхазы весьма опасаются (и этот их страх вовсе не лишен основания), что русский капитал захватит "их" природные богатства и тем самым просто "проглотит" Абхазию. Поэтому они в "штыки" встречают любые попытки русских бизнеструктур приобрести в собственность отдельные объекты. Именно это не укладывается в нормы современной цивилизованной жизни. Как раз это привело в ярость русских "экспертов", известных покровителей сепаратистов, и заставило сказать, что "Россия, содержащая с пот¬ро¬хами Абхазию, вправе рас¬считывать на некие возвратные шବги, некие реверансы в свою сторону…». А «…если в какой-то момент станет понятно, что это можно будет сделать только при прекращении государственности Абхазии, то на это тоже надо будет идти". Как говорится, комментарии излишни. И ничего удивительного, в том, что автора этих слов, грузиноненавистника Андрея Епифанцева сепаратисты объявили врагом №1 абхазского народа.Именно такие публикации, их было немало и в 2011 году, и вызвали ярко выраженную антироссийскую риторику националистически настроенных абхазских деятелей (и не только со стороны оппозиции). Да, пожалуй, фактически впервые (за последние сто лет) в Абхазии появилась антироссийская риторика, которая можно сказать, достигла критического предела именно в 2011 году.

Помимо проблемы собственности, какие еще события внесли напряжение в российско-абхазских отношениях в 2011 году?

Не меньший шум вызвала "инспекция", проведенная председателем Счетной палаты Российской Федерации Сергеем Степашиным. Группа главного российского "ревизора" официально зафиксировала в Абхазии расхищение средств, выделенных российским правительством Абхазии – 347 миллионов рублей. Правда, Степашин пожурил абхазские власти, но не стал ставить вопрос ответственности, "великодушно" покрыл Багапша и его правительство и все свалил на неправильный учет и отсутствие надлежащего контроля со стороны уполномоченных органов государственной власти Республики Абхазия. Все это было сделано на фоне наглой и вызывающей критики оппозиционного спектра, что вызвало совершенно справедливое негодование абхазской общественности. По признанию комментаторов, "индульгенции" Степашина усилили антирусские настроения в Абхазии. Отдельные политики (Рауль Хаджимба и др.) обвинили его в неполиткорректности и в грубом вмешательстве во внутриполитическую жизнь Абхазии. Более того, русского высокопоставленного чиновника, некогда премьер-министра страны, украсили весьма нежелательными, оскорбительными эпитетами. Его откровенно обозвали ни больше, ни меньше "политическим интриганом", "шантажистом" и "пожарником" (это из-за того, что в свое время, в 1986 году, он защитил кандидатскую диссертацию на тему "Партийное руководство противопожарными формированиями Ленинграда в годы Великой Отечественной войны"). Автор этих оценок, лидер одной из националистических партий, юрист Якуб Лакоба (между прочим, мой давний друг из Абхазского государственного университета) вообще считает, что все эти "Епифанцевы, Кураевы и Степашины «играют … очень нежелательную, вредную и даже опасную … для Абхазии… игру». Из-за этого заявления "генеральная прокуратура Абхазии" даже возбудила уголовное дело против Якуба Лакоба и задержала его, однако поднявшийся народный протест вынудил власти отступить и освободить Лакоба.

Кто такой Андрей Кураев и почему абхазы считают эту личность неприемлемой?

Андрей Кураев один из известных деятелей Российской Православной Церкви. Правда у него всего лишь сан протодьякона, но считается образованным теологом (он профессор московской духовной академии, одновременно сотрудничает с Московским Государственным Университетом имени М. В. Ломоносова, был с большим почетом избран и профессором Абхазского Государственного Университета), и пользуется авторитетом в церковных кругах. Его связывала особая близость с покойным патриархом Алексием. Именно во времена патриарха Алексия, еще в 2008 году он выступил с предложением, чтобы Предстоятель Грузинской Православной Церкви, канонические права, которого на Абхазию признает Московская патриархия, временно (пока не урегулируется конфликт) передать Абхазию в управление Российской Церкви. Этот коварный план он обосновывал опасностью расшатывания христианской веры в Абхазии и последующего усиления исламского фактора. Разумеется, это предложение Грузинская Патриархия не восприняла серьезно, между тем, его и в Абхазии встретили с подозрением, и после этого невзлюбили столь "любившего" Абхазию русского теолога. Тот же Якуб Лакоба назвал его "епифанцевым в рясе" и " политическим провокатором от церковной мафии". Что главное, этот факт внес дополнительный заряд в разжигании антирусских настроений в абхазской общественности.

Между тем российско-абхазские церковные проблемы не исчерпались на этом. Одна группа абхазских священнослужителей, как известно, открыто противостояла самозваному "главе" абхазской церкви, Виссариону Аплия, пользующегося полной поддержкой Московской Патриархии, а это серьезно обострило российско-абхазские отношения в церковной сфере. Что Вы об этом скажете?

В 2011 году в российско-абхазских отношениях на первый взгляд внезапно открылась новая "линия фронта". Как известно, против отца Виссариона еще в 2005-2006 годах восстали вышедшие из лона Православной Российской Церкви молодые иеромонахи Дорофей Дбар и Андрей Ампар, однако тогда руководители российской церкви смогли разрядить обстановку. Весной 2011 года конфликт разразился с новой силой. Причиной того стал ярко выраженный антирусский демарш "мятежного" Андрея Ампара и его команды. Они выступили против направления настоятелем Афонского монастыря с санкции Московской Патриархии русского священнослужителя Ефрема Виноградова, который привез с собой группу русских монахов и вместе с ними демонстративно принялся устанавливать в монастыре русские правила.Группа Ампара приняла это за покушение на традиционные "абхазские" правила и будто бы по "патриотическим" мотивам начала говорить об имперских намерениях РПЦ.

Кризис достиг пика после того, как из Греции в Абхазию в ранге архимандрита приехал иеромонах Дорофей Дбар (данное звание ему 21 апреля 2011 года присвоил митрополит Гумениса, Архиуполеоса и Поликастра Элладской православной церкви Димитрий). С этих пор он, как имевший самый высокий духовный сан среди абхазов, объявил себя кандидатом в епископы и возглавил т.н. "автокефальное движение" в Абхазии. Под руководством иеромонаха Дорофея 15 мая 2011 года в Новом Афоне состоялось "Церковно-народное собрание", которое официально объявило о создании "Святой Митрополии Абхазии" с официальной резиденцией в Анакопии-Афоне (резиденцией т.н. "Независимой церкви Абхазии" Виссариона Аплия считается кафедральный собор в Сухуми). Был избран "Совет Митрополии Абхазии", в который помимо духовных лиц ввели и мирян, в том числе таких одиозных фигур абхазского сепаратистского движения, как историк Станислав Лакоба и писатель Денис Чачхалия. Примечательно, что активное участие в работе проведенного в Новом Афоне "церковно-народного собрания" приняли, и выразили полную поддержку принятым там решениям известные представители националистически настроенного абхазского политического спектра, как сторонников существующего режима (вице-спикер "парламента" Ирина Агрба, депутат Батал Кобахия и др.), так и оппозиционных сил (Рауль Хаджимба, Якуб Лакоба и др.).

Все это протекало на фоне острой конфронтации с Московской Патриархией и его креатуры в Абхазии, т.н. "предводителем независимой абхазской церкви" Виссарионом Аплия. Пророссийские силы под руководством Виссариона Аплия в дело подключили руководителей Российской Православной Церкви. В результате епископ Майкопский и Адыгский Тихон (именно в этой епархии в свое время были рукоположены Дорофей Дбар и Андрей Ампар) издал приказ, согласно которому Дбару и Ампару на год было запрещено священнослужение, а новоафонское "церковно-народное собрание" было объявлено ни больше, ни меньше, "сборищем". Обиженные этим иеромонахи обратились с письмом протеста к Патриарху Кириллу и Священному Синоду РПЦ. Более того, мятежные священнослужители поехали в Москву, где их принял председатель отдела внешних отношений Патриархии, митрополит Волоколамский Илларион. Конкретное содержание рассмотренных на этой встрече вопросов неизвестно, однако одно было чётко сказано, Московская Патриархия категорически осудила и назвала величайшим грехом произошедший в Абхазии церковный раскол, в чем фактически обвинила "мятежных" клириков. Такая позиция руководителей РПЦ разумеется, вызвала недовольство абхазских отколовшихся священнослужителей. Дорофей Дбар не исключил даже того, что в случае, если Московская Патриархия отстранить их и лишить духовного сана, он и его соратники вообще прервут связь с РПЦ.

Кончина Сергея Багапша и предвыборная кампания временно отодвинули церковные вопросы на задний план, и в настоящее время, после прихода к власти сепаратистского режима Александра Анкваба конфликт будто бы несколько спал, однако все это показное, и никто не знает, когда "бомба взорвется". Признаки этого уже проявились. На исходе 2011 года сначала Виссарион Аплия вроде бы смог нанести удар по группе "раскольников" – приехал из Греции и к нему лично явился представитель Синода "Элладской Православной Церкви" владыка Прокопий. Создается впечатление, что этот визит был своего рода ответным шагом со стороны самозваного руководителя "Абхазской епархии" Виссариона Аплия и пророссийски настроенных абхазских политиков (Сергея Шамба), и преследовал целью разрыв отношений, существующих между группировкой Дорофея Дбара и греческими церковными кругами. Тем временем, за всем этим, очевидно стоит Московская Патриархия (примечательно, что прибывший из Эллады гость духовное образование получил в России, и превосходно владеет русским языком). Группа Дбара-Ампара не оставила без ответа этот ход Аплия и в этот раз с помощью новоизбранного "президента" Александра Анкваба (который, видимо, уже откровенно покровительствует руководителям "Святой Митрополии Абхазии") взяла некоторый реванш. Анкваб привез в Новый Афон "правую руку" президента России, секретаря совета безопасности Николая Патрушева и устроил встречу с Ампар.Посмотрим, как будут развиваться события, однако совершенно ясно, что происшедшее в церковной сфере вызвало серьезное раздражение абхазской общественности и еще больше усилило антимосковские настроения в Абхазии.

Раз уж мы упомянули нового президента, несколькими словами затронем и проведенные там "президентские выборы". По вашему мнению, насколько эти "выборы" оправдали надежды России, и какие новшества привнесет Александр Анкваб в политическую жизнь Абхазии? Известно, что во время предвыборной кампании он пообещал населению Гальского района, что обуздает криминал в районе…

Смело можно утверждать, что досрочные "президентские выборы" 2011 года действительно не прошли по русскому сценарию. Трудно сказать, насколько была неожиданной для Кремля внезапная кончина Сергея Багапша, которая, как известно, вызвала достаточно много кривотолков. В абхазском обществе есть серьезные сомнения, что смерть Багапша была не случайной и что определенные силы в Москве "позаботились" об этом. Несмотря на обещания представителей российских властей, что Москва не вмешается в выборы, совершенно ясно, что Кремль явно однозначно сделал "ставку" на Сергея Шамба. Это четко проявилось и при встрече Путина с Шамба в день похорон Багапша. Действующий "премьер-министр» рассказал одному из российских телеканалов, как "национальный лидер" России в беседе затронул тему "президентских" выборов и поинтересовался, сможет ли он "договорится" с Анквабом (знаменательно, что при встрече Путина с Анквабом зондирование этой темы не было). Шамба тут же "успокоил" его и вполне самоуверенно сообщил российскому премьеру, что Анкваб является его другом и что между ними какое-либо противостояние исключается, однако как показали последующие события, это было ложью со стороны Шамба. Он вскоре забыл свое заявление и, несмотря на "джентльменскую договорённость" между "президентскими" кандидатами явно с подачи и "информационному обеспечению" Москвы принялся за грязную PR-кампанию против своего "старого друга" Анкваба, обвинив его, ни больше, ни меньше, в сотрудничестве с грузинскими спецслужбами во время военного противостояния 1992-1993 годов. Между тем, в абхазской общественности эти инсинуции Шамба возымели обратный для него эффект. Абхазов в особенности разозлило то, что Шамба сослался на скрывающегося в Москве, Тенгиза Китовани (который, как известно, часто озвучивает Кремля), как на главного "свидетеля". Того Китовани, который в глазах абхазов однозначно воспринимается как разжигатель войны и "главный военный преступник". И вот, штаб Шамбы в центре Сухуми, со здания филармонии устроил демонстрацию "компрометирующего" материала предательской "подрывной" деятельности Анкваба, видеоинтервью Китовани. Помимо того, что абхазы не приветствовали это недостойное поведение Шамба, в этом действии они вполне обоснованно узрели руку Москвы и сочли это очередным грубым вмешательством во внутренние дела Абхазии. По всеобщему признанию абхазских экспертов, именно этот факт "провалил" русский "проект", и неожиданно для всех Шамба в первом же туре потерпел сокрушительное поражение. В этот раз российским властям хватило ума (в отличие от 2004 года) и сразу же признали победившего кандидата.

Касательно того, насколько будет успешной деятельность Анкваба, говорить пока трудно, однако весьма сомнительно, чтобы он сможет коренным образом изменить обстановку и выведёт Абхазию из глубокого кризиса. Исходя из своего "бэграунда" он попытается пресечь криминальный разгул и установить верховенство закона, на самом деле именно это и есть его главное "президентское" обещание, и не только перед жителями Гали. На это у него на самом деле будет политическая воля. Если понаблюдать за событиями последнего времени, можно сказать, что первые шаги (хоть и весьма нерешительные) в этом направлении уже сделаны. У меня остается впечатление, что Анкваб создал некий "управляемый хаос", в результате которого натравил друг на друга криминальные кланы. Вполне возможно, что ликвидация известного криминального авторитета, не раз будоражившего грузинское население Гали, Вольмера Бутба (с которым не справился Багапш) является первым серьезным результатом реализации этого плана.

2011 год отличился и пограничными спорами между абхазами и русскими. Что Вы скажете об этом?

Да, в 2011 году весьма остро стоял вопрос села Аибги, находящегося на отрезке Абхазии грузино-российской государственной границы. Это исторически абхазское село, расположенное на обоих берегах реки Псоу, реально уже давно находится в российском административном подчинении, однако, этот вопрос формально по сегодняшний день не решен.Российские власти постарались данный пункт, который в настоящее время заселен русскими, присвоить и юридически, и за этим также последовали серьезные волнения в Абхазии. Критические высказывания с определенным предупредительным тоном были даже у приближенных к правящему режиму политиков, в том числе у вице-спикера "парламента", историка Ирины Агрба (между прочим, моей ученицы). Опасаясь возможных осложнений, русская сторона на этом этапе воздержалась от форсированного решения этой проблемы и перевела переговоры в режим "длительного диалога".

Известно, что российско-абхазское противостояние, которое, как Вы отметили, четко проявилось в 2011 году, приобрело новый заряд в период переговоров по вопросу условий вступления России в ВТО и достижения российско-грузинской договоренности по данному вопросу. Каково Ваше мнение в связи с этим вопросом, был ли вопрос ВТО победой грузинской дипломатии, что от этого получим мы, русские и абхазы?

Я совершенно с вами согласен, именно этот факт вызвал крайнее раздражение абхазской общественности (а не только отдельных оппозиционно настроенных политиков, как об этом говорят некоторые обиженные на нынешние власти Грузии грузинские эксперты-политики). В Абхазии не прекращаются «дебаты» вокруг принятого документа. Помимо приближенных к сепаратистскому режиму нескольких экспертов, которые тщетно стараются "успокоить" абхазскую общественность, широкий спектр экспертов и политиков выражает серьезное недовольство по причине инертности власти Анкваба, и факт оформления грузино-российского договора за спиной Абхазии считает "крупнейшим провалом" внешней политики Абхазии. Вместе с тем высказывают опасения, что за подписанием данного документа последуют шаги "по разрушению суверенитета Апсны". По их вполне обоснованному заключению договор показал всему миру, что «между Россией и Грузией возможен торг по вопросу суверенитета Абхазии». Особенно оскорбительным представляется абхазам то, что в российско-грузинском соглашении вообще не фигурирует "государство Абхазия" и ее территория объявлена "торговым коридором". Тот факт, что пограничными пунктами между двумя подписавшимися под соглашением государствами (его субъектами являются только Грузия и Россия) вместе с Ларси фактически объявлены Псоу и Роки (данные пункты в документе указаны географическими кодами), в действительности является полной ревизией (с российской стороны) той пресловутой "новой реальности", которая "создалась" в результате российской авантюры августа 2008 года, и признания которой со стороны остального мира изо всех сил старается официальная Москва.

То есть, Кремль после т.н. «признания» Абхазии и т.н. Южной Осетии "независимыми государствами" в 2008 году в официальном документе фактически впервые зафиксировал грузинское государство в признанных международным сообществом границах. Именно это считают предательством Абхазии (а также и "Южной Осетии") со стороны России не только абхазы, но и русские политики и эксперты апологеты имперской политики Кремля. И вот на этом фоне, на самом деле вызывают удивление попытки отдельных наших экспертов-политиков (из оппозиционного спектра) всячески принизить значение политических дивидендов грузино-российского соглашения для Грузии, достигнутого по условиям вступления России в ВТО.

Насколько мне известно, на ухудшение абхазско-российских отношений в 2011 году определенное влияние возымела дискуссия в сфере историографии. Вы являетесь профессиональным историком, причем, признанным исследователем истории Абхазии. Что бы Вы сказали об этом?

Российско-абхазское противостояние в сфере историографии, которое, как и ожидалось, приняло политическую окраску, началось еще в 2010 году. Тогда "большой друг" и покровитель сепаратистов Константин Затулин неожиданно пожурил известного абхазского историка и политика, одного из ведущих идеологов сепаратистского движения Станислава Лакоба за то, что в изданном в 2006 году т.н. школьном "учебнике", "Истории Абхазии" он обвинил российскую империю за проведенную в отношении Абхазии колониальную политику. У меня есть пространное суждение об этом "учебнике" в специальной статье , опубликованной на грузинском и русском языках, и поэтому здесь я не остановлюсь на нем подробно. Отмечу лишь, что в "учебнике" ни больше, ни меньше, откровенно было объявлено, что акт 1810 года был не т.н. "добровольным присоединением абхазского княжества к России", а захватом Абхазии, и что российская империя почти на протяжении полу века "воевала с абхазским народом".Дискуссия вскоре переместилась на страницы прессы и переросла в довольно острое противостояние. Дело дошло до того, что Станислав Лакоба опубликовал статью с весьма вызывающим заглавием – "Затулинизм". Однако у Затулина вскоре в Абхазии появились сторонники. Явно по заказу боссов правящей партии Сергея Багапша, "Единой Абхазии", с критикой школьного учебника "Истории Абхазии" выступил пророссийски настроенный филолог и историк Алексей Папаскири. Ему довольно резко ответили авторы "учебника" Станислав Лакоба и Олег Бгажба. А в январе 2011 года с итоговой статьей выступил сам Константин Затулин, положения которого подкрепил новыми "аргументами" его верный соратник, известный своими антигрузинскими заявлениями Феликс Станевский, в свое время чрезвычайный и полномочный посол России в Грузии. В острую полемику включились с российской стороны А. Епифанцев, а с абхазской – А. Отырба и др. Эта дискуссия не закончена и ожидаются новые "баталии" и в этом направлении.

Возымели ли какое-либо влияние на абхазский народ происходящие в Цхинвали и России события?

Еще одним четким проявлением усиления антимосковских настроений в Абхазии было отношение абхазской общественности к результатам цхинвальских "президентских" выборов, и развернувшимся там событиям. В отношении наглого решения официальной Москвы и режима Кокойты свою достаточно резко негативную позицию зафиксировали представители не только демократически мыслящих экспертов и интеллигенции, но и официальной структуры, в частности руководитель центральной избирательной комиссии Батал Табагуа. По его заявлению, "верховный суд" не должен был вмешиваться в работу местной центральной избирательной комиссии. "В любом случае, – отмечает абхазский чиновник, – по выборам вердикт должен выносить ЦИК, а не какой-то другой орган власти… в данном случае очевидно, что ЦИКу не дали выполнить свои функции". Думаю, и в этом случае комментарии излишни. Как видно, абхазы слишком осмелели к Кремлю.

И, наконец, чего должно ожидать абхазское население от грядущего года?

Как следует из нашего краткого обзора, сейчас довольно трудные времена для Абхазии. Совершенно ясно, что после признания "независимости" Абхазии, российские власти посчитали дело "завершенным" и принялись "пожинать плоды". Правда, Кремль пока все еще осторожничает, но вероятно он методично продолжит реализацию своего имперского плана – захвата Абхазии. Контуры этого довольно четко вырисовываются и видно, что это вполне осознают и наши абхазские собратья. Одно только, до Сочинской Олимпиады 2014 года (если до того не "взорвется" Северный Кавказ вместе с Абхазией, и вообще не сорвется этот спортивный форум), Москва, наверное, будет избегать резких шагов, а после завершения Олимпиады события могут форсированно развиваться. Пожелаем нашим абхазским братьям, чтобы у них нашлись силы справиться с российской экспансией.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия