Российское присутствие в Причерноморье или об исторических истоках проблем Абхазии и Крыма

Дата: 19/06/2008
Автор: Александр Крамар, "Реальная политика"

Сегодня мир наблюдает за очередным активным разыгрыванием Россией абхазской и крымской “карт” ради сохранения политического влияния в странах причерноморского региона. Стоит помнить, что в начале 90-х годов прошлого века подобный опыт для Кремля был успешным.

Именно использование “проблемы Абхазии” позволило вернуть Грузию в СНГ (ведь с момента создания этой организации она категорически отбросила возможность членства в ней). В то же время давление на Украину относительно принадлежности Крыма и Севастополя в середине 90-х годов дало России возможность сохранения своего военного присутствия на территории нашей страны.

Но так было не всегда. На момент выхода российского влияния в черноморский регион (конец ХVІІІ века) представить возможность использования Петербургом в своих интересах Крыма или Абхазии было невозможно. Скорее наоборот – Крымское ханство и воинственное мусульманское население выступало чуть ли не наибольшим препятствием ее продвижения в регионе. И эту “проблему” Россия активно и системно “решала”.

Тяжелое начало

Первой жертвой российского империализма стало Крымское ханство. После его аннексии Россией дискриминационная политика оккупационной власти (невзирая на декларирование полноправия местных обитателей) повлекла массовую эмиграцию коренного населения (крымских татар) в пределы Османской империи.

Их место, в значительной мере в результате политики централизованного переселения, начали занимать выходцы из центральных регионов империи (военные, разнообразные служащие, крепостные российских дворян, которые именно с этим условием получали огромные имения на завоеванной территории, и тому подобное.)

Однако, невзирая на подобные методы превращения Крыма в “российскую территорию”, к середине ХІХ века коренное население полуострова все еще составляло абсолютное большинство населения. Российскими стали лишь опорные пункты имперского господства – все еще достаточно малочисленные города – Симферополь, Севастополь, Евпатория, Феодосия, Керчь.

После поражения России в очередной войне с Турцией (так называемой “Крымской”) 1853-1856 годов дискриминация “предательского” татарского населения усилилась. Как следствие в следующие после ее окончания годы с территории Крыма состоялась новая волна добровольно “вынужденной” эмиграции коренного населения, что значительно превышала по своиму масштабу предыдущую.

Ее следствием стало преобладание уже к началу ХХ века централизовано переселенного “российского” (включительно с русифицируемым) населения Крыма над коренным – крымскотатарским.

Невзирая на это, к началу Второй мировой войны переселенцы с центральных районов России, которые заняли место согнанных с исконных земель местных обитателей, все еще составляли менее половины населения полуострова.

Формирование “абхазской проблемы”

Современная роль Абхазии в геополитических играх Кремля также стала возможной лишь в результате целеустремленной имперской политики последних веков, которая в корне изменила этническую карту западных склонов Кавказа. Сегодня немногие знают, что современная “Абхазия” включает в свой состав лишь южную часть исторической территории обитания титульного народа.

Большая часть исторической Абхазии без любых прав на автономию входит сегодня в состав административных единиц Сочи и Туапсе Краснодарского края Российской Федерации. Однако “абхазской проблемы” там больше не существует, потому что абхазы там больше не живут.

Геноцид местного мусульманского населения, в том числе и абхазов, который осуществлялся российской империей во время так называемой “Кавказской войны” (потому, что уместнее было называть ее “Антикавказской”) 1817-1864 годов не остановил даже поражение Петербурга в российско-турецкой войне 1853-1856 года.

Ее исследователь, Али Султан, достаточно четко сформулировал трагедию коренных народов северного Кавказа в то время: “Ни в одной из завоеванных стран российский империализм не привел к такому опустошению, как на Северном Кавказе. В результате долговременных завоеваний здесь не только исчезли много населенных пунктов, но и в ряду случаев целые этнические сообщества были согнаны с насиженных мест. Особенно сильно пострадали западные регионы Кавказа: Западная Адыгея и Абхазия, население которых во второй половине ХІХ века насильственно вынуждено было массово эмигрировать.”

Трудно что-то прибавить. Отметим лишь, что ключевыми событиями в коренном изменении этнического состава населения черноморского побережья Кавказа (включительно с Абхазией) стали 1864 (окончательное поражение повстанцев – кавказских горцев под проводом Мухаммад Аммина) и 1878 (поражение Турции в последней российско-турецкой войне, в результате чего вся территория современной Абхазии была захвачена Российской империей) годы.

Масовая эмиграция коренного мусульманского населения с черноморских склонов Северного Кавказа, сопровождалась их заселением российскими переселенцами и ростом частицы армян (которые вместе с этническими россиянами составляли основу имперского доминирования в регионе).

Основой российской политики на Кавказе традиционно была попытка посеять раздор между местными народами, создать между ними территориальные конфликты, чтобы в будущем их “решать”. Например, к Сухумскому округу грузинской Кутаиской губернии (на основе которой и была в будущем провозглашена Абхазия) так и не вошли обезлюдженные в 1860-х годах северные абхазские земли (они стали основой округа Сочи).

Зато были присоединены густонаселенные равнинные почти исключительно грузинские (сегодня – юг Абхазии). Как следствие, абхазы очутились на территории провозглашенной в будущем республики в меньшинстве, а их конфликт с грузинами предоставил дополнительные основания для российского присутствия в регионе.

Как Крым перестал быть “проблемой” для Кремля


Сегодня мир наблюдает за очередным активным разыгрыванием Россией абхазской и крымской “карт” ради сохранения политического влияния в странах причерноморского региона. Стоит помнить, что в начале 90-х годов прошлого века подобный опыт для Кремля был успешным.

Именно использование “проблемы Абхазии” позволило вернуть Грузию в СНГ (ведь с момента создания этой организации она категорически отбросила возможность членства в ней). В то же время давление на Украину относительно принадлежности Крыма и Севастополя в середине 90-х годов дало России возможность сохранения своего военного присутствия на территории нашей страны.

Но так было не всегда. На момент выхода российского влияния в черноморский регион (конец ХVІІІ века) представить возможность использования Петербургом в своих интересах Крыма или Абхазии было невозможно. Скорее наоборот – Крымское ханство и воинственное мусульманское население выступало чуть ли не наибольшим препятствием ее продвижения в регионе. И эту “проблему” Россия активно и системно “решала”.

Тяжелое начало

Первой жертвой российского империализма стало Крымское ханство. После его аннексии Россией дискриминационная политика оккупационной власти (невзирая на декларирование полноправия местных обитателей) повлекла массовую эмиграцию коренного населения (крымских татар) в пределы Османской империи.

Их место, в значительной мере в результате политики централизованного переселения, начали занимать выходцы из центральных регионов империи (военные, разнообразные служащие, крепостные российских дворян, которые именно с этим условием получали огромные имения на завоеванной территории, и тому подобное.)

Однако, невзирая на подобные методы превращения Крыма в “российскую территорию”, к середине ХІХ века коренное население полуострова все еще составляло абсолютное большинство населения. Российскими стали лишь опорные пункты имперского господства – все еще достаточно малочисленные города – Симферополь, Севастополь, Евпатория, Феодосия, Керчь.

После поражения России в очередной войне с Турцией (так называемой “Крымской”) 1853-1856 годов дискриминация “предательского” татарского населения усилилась. Как следствие в следующие после ее окончания годы с территории Крыма состоялась новая волна добровольно “вынужденной” эмиграции коренного населения, что значительно превышала по своиму масштабу предыдущую.

Ее следствием стало преобладание уже к началу ХХ века централизовано переселенного “российского” (включительно с русифицируемым) населения Крыма над коренным – крымскотатарским.

Невзирая на это, к началу Второй мировой войны переселенцы с центральных районов России, которые заняли место согнанных с исконных земель местных обитателей, все еще составляли менее половины населения полуострова.

Формирование “абхазской проблемы”

Современная роль Абхазии в геополитических играх Кремля также стала возможной лишь в результате целеустремленной имперской политики последних веков, которая в корне изменила этническую карту западных склонов Кавказа. Сегодня немногие знают, что современная “Абхазия” включает в свой состав лишь южную часть исторической территории обитания титульного народа.

Большая часть исторической Абхазии без любых прав на автономию входит сегодня в состав административных единиц Сочи и Туапсе Краснодарского края Российской Федерации. Однако “абхазской проблемы” там больше не существует, потому что абхазы там больше не живут.

Геноцид местного мусульманского населения, в том числе и абхазов, который осуществлялся российской империей во время так называемой “Кавказской войны” (потому, что уместнее было называть ее “Антикавказской”) 1817-1864 годов не остановил даже поражение Петербурга в российско-турецкой войне 1853-1856 года.

Ее исследователь, Али Султан, достаточно четко сформулировал трагедию коренных народов северного Кавказа в то время: “Ни в одной из завоеванных стран российский империализм не привел к такому опустошению, как на Северном Кавказе. В результате долговременных завоеваний здесь не только исчезли много населенных пунктов, но и в ряду случаев целые этнические сообщества были согнаны с насиженных мест. Особенно сильно пострадали западные регионы Кавказа: Западная Адыгея и Абхазия, население которых во второй половине ХІХ века насильственно вынуждено было массово эмигрировать.”

Трудно что-то прибавить. Отметим лишь, что ключевыми событиями в коренном изменении этнического состава населения черноморского побережья Кавказа (включительно с Абхазией) стали 1864 (окончательное поражение повстанцев – кавказских горцев под проводом Мухаммад Аммина) и 1878 (поражение Турции в последней российско-турецкой войне, в результате чего вся территория современной Абхазии была захвачена Российской империей) годы.

Масовая эмиграция коренного мусульманского населения с черноморских склонов Северного Кавказа, сопровождалась их заселением российскими переселенцами и ростом частицы армян (которые вместе с этническими россиянами составляли основу имперского доминирования в регионе).

Основой российской политики на Кавказе традиционно была попытка посеять раздор между местными народами, создать между ними территориальные конфликты, чтобы в будущем их “решать”. Например, к Сухумскому округу грузинской Кутаиской губернии (на основе которой и была в будущем провозглашена Абхазия) так и не вошли обезлюдженные в 1860-х годах северные абхазские земли (они стали основой округа Сочи).

Зато были присоединены густонаселенные равнинные почти исключительно грузинские (сегодня – юг Абхазии). Как следствие, абхазы очутились на территории провозглашенной в будущем республики в меньшинстве, а их конфликт с грузинами предоставил дополнительные основания для российского присутствия в регионе.

Как Крым перестал быть “проблемой” для Кремля

В последний раз “проблемой”, которую Кремль не то что не мог “использовать”, а вынужден был “решать”, Крым стал во время немецко-советской войны 1941-1945 лет. Часть крымскотатарской элиты тогда попробовала использовать войну двух тоталитарных режимов для освобождения от Российской оккупации.

Однако, как и в случае других порабощенных Москвой народов (литовцев, латышей, эстонцев, украинцев, карачаивцев, балкарцев, чеченцев и ингушей) эта попытка завершилась неудачно. По возвращении российских войск на территорию полуострова в 1944 году, Сталин казалось окончательно решил проблему Крыма с точки зрения российских интересов.

Та часть коренного населения (не только татар, но и греков и армян), которая не эмигрировала “добровольно принудительно” в предыдущие века была, в этот раз уже принудительно депортированная в азиатскую часть Советской империи. Почти на пол века они полностью исчезли с этнической карты своей родины.

Если депортированным балкарцам, карачаям, ингушам, калмыкам и чеченцам позволили вернуться после изменения руководства СССР в 50-х годах, а их автономии были сразу же возобновлены, то крымские татары такой возможности не получали до конца 80-х

Чтобы усилить российское этническое присутствие в регионе, с Центральной России, опять в централизованном порядке, начали массово переселять крестьян. Бедняги были абсолютно неприспособлены к жизни в соответствующих условиях. Документально зафиксированы случаи когда они обращались к органам власти с просьбой “выписать им хотя бы одного татарина, чтобы показал где здесь воду брать”.

Другим средством превращения Крыма в “оплот российского государства” стало переселение в курортный регион “идейных” военных отставников, с хорошо промытой великодержавной имперской пропагандой мозгами. Ну и конечно же сохранение символа российского империализма в регионе – Черноморского флота.

Вторая фаза геноцида на Западном Кавказе – изгнание грузин


Накануне войны в Абхазии начала 90-х на 525 тысяч обитателей республики абхазов насчитывались едва 93 тысячи. Они составляли большинство лишь в одном горном районе на севере (Гудаутском), зато в городах, как и в экономике и администрации республики, доминировали россияне, армяне и крепко связанные с ними, давно и глубоко русифицированные отдельные представители “титульной” нации.Например, в Сухуми в 1989 году абхазов было лишь 12,5%.

Присутствие последних казалось не больше, чем необходимой декорацией, которая должна была бы прикрывать реальных хозяев ситуации в республике, – арямно-российскую бизнесовую и административную элиту завязанную на использовании рекреационного ресурса этого субтропического региона.

Однако этому мешало реальное большинство населения – грузины. При 93 тысячах отстраненных от доступа к богатым земельным ресурсам субтропического побережья, фактически загнанных в горные резервации, абхазов, 75 тысячах россиян и 77 тысячах армян, грузинское большинство достигало 240 тысяч.

В равнинных и густонаселенных южных и центральных районах они традиционно составляли большинство (Галийском – 94%, Гульрипшском – 53%, Очамчирском – 46,2%, Сухумском – 44%) и не имели ни единого желания подигрывать политическим играм российско-армянских бизнес элит и неоимперськой геополитике Кремля в регионе.

Проблема была решена в лучших традициях этнических чисток. Грузины, как век потому большинство абхазов были вынуждены к массовой эмиграции с исконных земель равнинной Колхиды, а население республики уменьшилось почти в три раза (с 525 до 216 тысяч). Но “результат” был достигнут. В результате массового изгнания грузин их количество в республике сократилось почти в 6 раз (с 240 до 46 тысяч).

В отдельных районах антигрузинский террор закончился почти полным исчезновением большинства населения. Так, из 63 тысяч грузин Сухуми и Сухумского района по состоянию на 2003 год осталось 400 человек (!). Зато в районе с прежним грузинским большинством абсолютно преобладать стали совсем не абхазы, а армяне (61,4%). Похожая ситуация повторилась и в Гульрипшском районе, где в 1989 году грузин было абсолютное большинство (53%). По состоянию на 2003 год из 29 тысяч, там осталось лишь 2700 человек. В Гаграх из 21,6 тысяч грузинов осталось 1200 человек, в Гудаутском районе из 7,7 тысяч – 600 человек.

В результате войны в Абхазии наконец была сформирована желаемая для местной пророссийской элиты и Кремля трехсложную этническую структуру (абхазы, россияне и армяне). Их совокупная частица в населении страны превысила 75%, что “легитимизовало” их фактическое доминирование в экономике и политике и укрепило внешнеполитическую ориентацию на Москву.

********

Поэтому, наблюдая за современным разыгрыванием Россией “абхазской” и “крымской” карт, не стоит забывать каким образом формировались соответствующие “проблемы”. Ведь они стали результатом целеустремленной имперской политики, которая осуществлялась на протяжении последних веков.

Опираясь на рукотворные проблемы ею же созданные, официальная Москва несет всю полноту ответственности за сохранение межэтнической и политический напряженности в Абхазии и активно подталкивает к развитию по аналогичному сценарию ситуацию в Крыму. При этом судьба действительно коренного населения этих стран – абхазов и крымских татар мало что стоит в большой геополитической игре Кремля.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия