Вокруг Абхазии продолжается дипломатическая игра

Дата: 01/08/2008
Автор: Ника Вашакидзе

Визит помощника заместителя генерального секретаря США Метью Брайзы в Грузию и переговоры в Абхазии вновь возродили надежду «дипломатического прорыва» на абхазском фронте. Хотя проведенная в Тбилиси пресс-конференция подтвердила, что до «прорыва» еще очень далеко, а переговоры по преодолению абхазской проблемы переросли в сложную и длительную дипломатическую игру.

Мэтью Брайза встречу с журналистами начал с очень странной шутки, которая заключалась в следующем: слава Богу, американское посольство по-прежнему находится в пределах Тбилиси, хотя в центре города встречи были более конфликтными». По-видимому, он имел в виду старое здание посольства, где он сам не раз проводил переговоры.

Он отметил, что «не понимает, почему не проводятся прямые переговоры между Тбилиси и Сухуми».Между тем, эти переговоры не проводятся по очень простой причине: абхазская сторона отказывается от двухсторонних (прямых) переговоров, если у этих переговоров не будет «международного формата»,т. е. в них иностранные дипломаты не примут участия в качестве посредников, тем самым подчеркивается «равносубъективность» Абхазии.

По словам Брайзы, у него был «прекрасный день» в пятницу, когда он посетил в Сухуми и провел переговоры с президентом Абхазии Багапш, министром иностранных дел Сергеем Шамба и секретарем совета безопасности Станиславом Лакоба. Это был обычный дипломатический текст, и не было бы ничего особенного, если бы не то обстоятельство, что дело касается лидеров сепаратического режима, которых Грузия справедливо обвиняет в проведении этночистки (т.е. преступлении против человечности и человечества). Но с другой стороны, что делать Брайзе? Он дипломат, и если мы сами просим провести переговоры с сепаратистами, он обязан говорить с ними на языке дипломатии.

Более важно то заявление, которое сделал Метью Брайза по поводу т. н. «плана Штайнмайера». По его словам, это не «план Штайнмайера», а план «группы дружественных Грузии стран», который привез в Грузию министр иностранных дел Германии (страны председателя этой группы) Франк-Вальтер Штайнмайер.Тем самым Брайза подчеркнул: существует только один план, и именно он рассматривается в Тбилиси и Сухуми. Т. е. не существует никакого «американского плана» и «немецкого плана». А Вашингтон подписывает именно «проект Штайнмайера».

Это очень примечательное заявление и вот почему: за несколько дней до визита Брайзы секретарь Совета национальной безопасности Грузии Александр Ломая заявил корресподенту «GHN», что на самом деле существует 3 проекта урегулирования конфликта: мирный план президента Саакашвили, инициативы государственного департамента США и идеи Штайнмайера. Это заявление намного более адекватно ситуации, чем утверждение Брайзы, поскольку все хорошо помнят, как незадолго до визита Кондолизы Райс в Грузию официальный представитель государственного департамента США на поведенном в департаменте брифинге резко заявил, что «США поддерживает идею вывода миротворцев из Абхазии и замену их на международный контингент».

Следовательно, Александр Ломая, в разговоре с и.а. GHN подтвердил, что единый план будет разработан суммированием всех трех проектов, а правительство Грузии поддерживает следующий его вариант: на первом этапе вывод российских миротворцев и введение международного контингента; оформление договора о невозобновлении войны (а не о «неприменении силы»); экономическая реабилитация и возвращение беженцев в Очамчирский район; определение статуса Абхазии и возвращение беженцев по всей територии Абхазии.

Обратим внимание, что в плане Штайнмайера российский миротворческий контингент считается вечной и естественной данностью, а в «грузинской части» единого плана приоритетом является именно вывод российских миротворцев и замена их международным контингентом, более того, это должно произойти раньше возвращения беженцев, что вполне логично, если учесть роль «голубых касок». Но на пресс-конференции в Тбилиси Мэт Брайза развил совсем иную точку зрения: якобы и не было заявления госдепартамента и не высказывалась идея ввода в зону конфликта международного контингента. Но ведь не просто так было сделано это заявление представителя Госдепартамента? Это же не было галлюцинацией?!

Эта странность может иметь только одно объяснение: инициатива Вашингтона ( о выводе миротворцев и их замене) вызвала в Москве настолько яростную (но скрытую) реакцию, что с помощью «германских друзей» россияне сумели убедить американцев забыть эту идею.

В этом контексте знаменательно и то, что вместе с Мэтью Брайзой в Сухуми находился и посол Германии в Грузии, госпожа Патриция Флор. Хотя по всем информациям, она проводила переговоры не вместе с Брайзой, а независимо от него. А ведь они должны были составить одну единую делегацию?! Утверждает же господин Брайза, что не существует никакого «американского» или «германского» мирных планов? Если это так, что в таком случае помешало американскому и германскому дипломатам обсудить совместный план «группы друзей» вместе с «абхазскими коллегами»?

Эта дипломатическая деталь вновь и вновь подтверждает, что ведется скрытое дипломатическое состязание, а нынешний унисон обусловлен только лишь тем, что, к сожалению, наши американские друзья, после «углубленного изучения» вопроса, постепенно приходят к очень нежелательному для Грузии выводу: по их мнению, сейчас просто не существует иного выхода, кроме сохранения статус-кво, а любое резкое движение только еще больше осложнит ситуацию и создаст дополнительные, трудно преодолимые или даже судьбоносные проблемы. Например, в Кодорском ущелье, над которым дамокловым мечом нависли несколько полков Псковской воздушно-десантной дивизии. Именно этим объясняются даваемые американцами в нынешней ситуации дружеские и благонамеренные советы - исходя из интересов нашей страны, возможностей России и анализа тех ресурсов, которые в настоящее время имеет на Кавказе Америка. Именно этим объясняются заявления и призывы Мэтью Брайзы - продолжить переговоры с учетом сегодняшней реальности. Хотя, как он сам заявил, он не знает, состоятся ли на следующей неделе в Берлине переговоры в рамках «Группы друзей», так как абхазская сторона ставит обязательным условием вывод грузинских формирований из Кодорского ущелья. В то же время американский дипломат посоветовал нам: «Если желаете возобновить переговоры, нужно учесть требования и приоритеты второй стороны». Так что завуалированно нам говорят, что Грузия должна подумать над другими гарантиями безопасности Кодорского ущелья. Но за счет чего? Только за счет возобновления переговоров, которые начиная с 1994 года совершенно впустую и безрезультатно проходили в Женеве.

Правда, Брайза опроверг информацию российских СМИ о том, что он якобы прямо призывал Грузию вывести войска из Кодорского ущелья, и отметил, что «Америка этого требования не выдвигала», но тут же подчеркнул, что он как посредник обязан выслушать обе стороны и предложить им оптимальный компромисс. Это заявление корректирует его же высказывание, что «Группа друзей не осуществляет диктата в отношении сторон-участниц конфликта (имеется ввиду сторона абхазских сепаратистов - Н.В.), а лишь предлагает им идеи для рассмотрения».

Непонятно, чего иного мы ожидали от посредников. Мы ведь сами предложили им посредничество?

Очень удивительно, что горький опыт 90-х годов грузинскую дипломатию, как видно, ничему не научил: абхазские сепаратисты, позиция которых в отношении Грузии абсолютно незыблема, проводят переговоры с западными дипломатами не для достижения результата или поиска компромисса, а лишь с той точки зрения, что любая их встреча с дипломатами высокого ранга все больше способствует международной легитимации режима сепаратистской Абхазии?!

Не зря же появилась в заявлениях МИД России формулировка «международно признанная сторона конфликта»? Тем самым подтверждается политическая и дипломатическая реальность того, что конфликт происходит не между организаторами этночистки и международно признанным государством, территориальная целостность которого была преступно нарушена, а между двумя легитимными сторонами, у каждой из которых имеются свои равноценно легитимные интересы и права!

И после этого мы еще удивляемся, почему во время пребывания в Сухуми умный американский дипломат сделал такие заявления: «Мы должны убедить грузинских друзей в обязательности вывода формирований из Кодорского ущелья» или «Грузинская сторона имеет легитимное право во время переговоров ставить вопрос возвращения беженцев, а абхазская сторона имеет легитимное право отказаться от рассмотрения этой темы» или «Вопрос смены миротворческого формата должны решить сами стороны путем переговоров» или еще «Безопасность населения Кодорского ущелья должны обеспечить совместно грузинская и абхазская стороны». И действительно, что тут удивительного? Разве не мы сами помогли сепаратистской группировке получить международную легитимность - при «посредничестве» западных дипломатов?

В итоге целью вышеупомянутой «дипломатической войны» уже становится не стремление к восстановлению территориальной целостности Грузии, а подчеркивание каждым актором своего влияния, возможностей и приоритеров в регионе, то есть демонстрация региональных или державных амбиций и мастерства-профессионализма дипломатических ведомств, что в конечном итоге выразится в том, кто больше сумеет убедить грузинскую сторону сохранить существующий статус-кво, не требовать вывода российских миротворцев и продолжить «лить воду» в виде дипломатических раутов.

Исходя из интересов Грузии, позиция и сегодня (как и в 90-е годы) следующая: если у страны и ее друзей (в числе которых первыми стоят США, и это бесспорно) сейчас нет ресурсов для того, чтобы потребовать вывода российских миротворцев, и тем самым кардинального изменения политической конфигурации в регионе, то хотя бы в международной легитимации не нужно помогать сепаратистам и их сторонникам! То есть не нужно ухудшать ситуацию на будущее - к тому времени, когда (будем надеяться) возможности как самой Грузии, так и уже упомянутых игроков качественно изменятся.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия