Доклад Атлантического Совета США «Восстановление суверенитета Грузии в Абхазии»

Дата: 07/08/2008

Атлантический Совет США – неправительственная непартийная организация, определяющая свои цели как «продвижение конструктивного лидерства США на международной арене, основанного на центральной роли Атлантического сообщества в отражении вызовов XXI-го столетия». Существующие на добровольной основе Атлантические Советы действуют во всех странах-членах НАТО; они объединены в Ассоциацию Атлантического договора. Среди спонсоров Атлантического Совета США – благотворительные фонды, НАТО, федеральные ведомства, включая ЦРУ, министерства обороны и энергетики, а также ведущие корпорации.

Атлантический Совет США опубликовал доклад, озаглавленный «Восстановление суверенитета Грузии в Абхазии». По словам автора доклада Давида Филлипса, он предлагает пути предотвращения эскалации и разрешения конфликта, а также рекомендации руководству США и Европейского Союза, направленные на восстановление суверенитета Грузии при соблюдении интересов абхазской стороны.

Давид Филлипсом дал интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Михаил Гуткин: В вашем докладе вы указываете, что первоочередной задачей является снижение напряженности между Грузией и Абхазией, и для этого вы рекомендуете обеим сторонам пообещать не применять силу. Это также одно из условий, которые выдвигают Абхазия и Россия для возобновления переговоров с Грузией. Они предлагают подписать соглашение о неприменении силы. Вы согласны с таким подходом?

Дэвид Филлипс
Дэвид Филлипс
Давид Филлипс: Я не согласен с тем, что это должно быть условием для возобновления переговоров, но это важное условие для снижения напряженности и эскалации насилия. В этом вопросе Грузия должна проявить инициативу. Она должна в одностороннем порядке заявить об отказе от применения силы. В ответ на это или одновременно абхазская сторона должна предпринять некоторые шаги. Она должна, со своей стороны, также отказаться от применения силы. В дополнение к этому контрольно-пропускные пункты на границе между Абхазией и Грузией, которые были закрыты после взрыва в июне, должны быть снова открыты. Необходимо также создать какой-то механизм возвращения беженцев и перемещенных лиц в заранее определенные районы в Гали и Очамчире.

М.Г.: Перечисленные вами пункты схожи с планом мирного урегулирования, предложенным Германией. Как вы относитесь к этой немецкой инициативе?

Д.Ф.: В этой инициативе много положительного. К сожалению, она была предпринята в рамках Группы друзей (Грузии при Генеральном Секретаре ООН). Сейчас стало очевидно, что Группа друзей не способна эффективно работать, потому что в ней видную роль играет Россия. Одна из сторон конфликта не может быть честным и объективным посредником. Действия России, начиная с марта этого года, ясно свидетельствуют о том, что Россия – агрессор и сторона конфликта. Поэтому мы рекомендуем распустить Группу друзей и заменить ее Контактной группой, в которой Россия может участвовать, но не на первых ролях.

М.Г.: Группа друзей существует при Генеральном секретаре ООН и функционирует в рамках этой организации, а там есть свои правила. Каким образом вы предлагаете распустить Группу друзей?

Д.Ф.: Эти правила могут быть изменены в соответствии со сложившимися реалиями. Реальность такова, что Группа друзей не функционирует эффективно, равно как и неэффективен подход к поддержанию мира в целом, когда Россия является единственным миротворцем. Такой шаг не потребует решений Совета Безопасности ООН. Группа друзей может просто мирно уйти в небытие, а затем она будет восстановлена как Контактная группа в соответствии с новыми требованиями, и в нее войдут страны с добрыми намерениями.

М.Г.: Вы говорите, что Группа друзей может «уйти в небытие», но ведь Россия с этим не согласится…

Д.Ф.: Если Россия не согласится, то она может быть исключена из Контактной группы.

М.Г.: Вы говорите, что новая Контактная группа должна состоять из «стран с добрыми намерениями», то есть вы предполагаете, что Россия действует злонамеренно по отношению к Грузии?

Д.Ф.: Я ничего не предполагаю. Я исхожу из эмпирических данных: решение выйти из режима эмбарго, в том числе на поставку оружия, введенного против Абхазии в рамках СНГ, установление связей между российскими министерствами и соответствующими учреждениями в Южной Осетии и Абхазии, уничтожение невооруженного разведывательного летательного аппарата российской военной авиацией, недавнее вторжение российского истребителя в воздушное пространство Грузии, дислокация – в нарушение существующих соглашений – вооруженных отрядов и железнодорожных войск в Абхазии (завершив там свою миссию, они были выведены). Так что я основываюсь на фактах и недвусмысленных заявлениях со стороны российских представителей, включая те, что были сделаны во время наших с ними встреч.

М.Г.: Ваш доклад предлагает набор жестких мер по отношению к России. Расскажите о них.

Д.Ф.: В случае признания Россией независимости Абхазии, ее аннексии де-факто или прямых военных действий международное сообщество должно будет прореагировать на это. В этом случае мы рекомендуем Евросоюзу приостановить переговоры с Россией по Соглашению о партнерстве и сотрудничеству, приостановить действие режима упрощенного оформления виз для россиян и ввести санкции против российских компаний, незаконно работающих в Абхазии.

Мы также считаем, что Запад должен проявить солидарность с Грузией вне зависимости от действий России. В этом контексте мы рекомендуем на министерской встрече НАТО в декабре в первоочередном порядке рассмотреть план действий по членству (ПДЧ) Грузии в Североатлантическом альянсе.

Также, учитывая многократные нарушения Россией воздушного пространства Грузии, мы рекомендуем на министерской встрече рассмотреть возможность военно-воздушного патрулирования силами НАТО воздушного пространства Грузии – так же, как это произошло в Литве в 2002 году.

Я не думаю, что это жесткие меры. Это меры упреждающего характера, требующие, чтобы Россия играла конструктивную и умиротворяющую роль, что было бы в интересах всех сторон. Цель моего доклада – конструктивное взаимодействие с Россией, которое приведет к положительному разрешению конфликта. Мы не заинтересованы в эскалации напряженности, которая приведет к конфликту между Россией и США. Это противоречило бы интересам обеих стран в Евразии и при решении ключевых глобальных вопросов.

М.Г.: Некоторые наблюдатели, в частности, в России, скажут, что ваш подход является односторонней поддержкой позиции Грузии. Они могут указать на исторический контекст: данный конфликт начался в начале 1990-х, когда Россия была слабым государством, когда никто еще не помышлял о членстве Грузии в НАТО. В Тбилиси звучала дерзкая националистическая риторика, которая способствовала возрождению давней вражды между грузинами и абхазами. Россия лишь позднее была вовлечена в этот конфликт. Думаете ли вы, что этот исторический контекст должен быть учтен в разработке подходов к решению этой проблемы сегодня?

Д.Ф.: В докладе не содержится односторонней поддержки Грузии. Он признает за Грузией права, гарантированные любому члену ООН. В нем также выражено сочувствие судьбе абхазского народа. Мы признаем серьезные ошибки, допущенные руководством Грузии в период становления грузинской государственности, а также то, что эти ошибки усилили исторические опасения абхазов. Мы предлагаем целый пакет мер по защите коренных интересов абхазов: меры по выходу Абхазии из изоляции, укрепление ее связей с международным сообществом, капиталовложения и помощь в восстановлении экономики; не федеральный, а конфедеративный союз с Грузией, в рамках которого политические и экономические интересы, а также интересы безопасности Абхазии будут гарантированы международным сообществом. Все это составляет часть наших рекомендаций. Так что мы не отдаем предпочтение Грузии. Мы отдаем предпочтение общим интересам Грузии и Абхазии в достижении мира.

Вы правы, когда вы отмечаете, что роль России в этом конфликте изменилась со временем, но это не умаляет тот факт, что сегодня Россия подогревает напряженность, а не снимает ее. В наше время, когда добрососедские отношения важны как никогда, когда международное сообщество должно сообща решать серьезные глобальные проблемы безопасности, нам пора разрешить замороженные конфликты в Грузии и сосредоточить внимание на общих интересах.

М.Г.: В своем докладе вы упоминаете возможность бойкота Олимпийских игр 2014 года в Сочи и указываете, что Запад должен убедить Россию с помощью политики кнута и пряника. Политика кнута и пряника унизительна по отношению к стороне, к которой она применяется, в то время как постоянным рефреном российской внешней политики является жалоба на то, что их мнения не уважают. Почему вы думаете, что такой подход сработает?

Д.Ф.: Дело не в неуважении их мнений, а в неуважении их действий. Если вы агрессивны по отношению к соседу и провоцируете войну, ваши действия не заслуживают уважения международного сообщества. Я уверен, что в Москве достаточно разумных людей, включая и нового президента Медведева, которые хотят сохранить стабильность на Кавказе и установить добрые отношения с соседями.

В контексте политики кнута и пряника мы говорим: «Если Россия является стороной конфликта, она также должна быть партнером в его разрешении». Мы предлагаем Соединенным Штатам, Евросоюзу и России действовать совместно с тем, чтобы усадить стороны за стол переговоров и добиться подписания всеобъемлющего мирного договора, который бы отвечал интересам всех сторон.

Мы признаем за Россией ключевую роль в этом процессе. Если Россия будет играть конструктивную роль, соблюдая нормы международного права, ее ждет вознаграждение: членство в международных организациях и партнерские отношения, отмена поправки Джексона-Вэника (в результате чего отпадет необходимость ежегодного рассмотрения статуса наибольшего благоприятствования в торговле с США), заявление Североатлантического альянса о том, войска НАТО не будут задействованы для разрешения конфликта в Абхазии. Это целый набор мер.

Мы надеемся, что до кнута дело не дойдет, потому что Россия предпочтет сотрудничество конфронтации. Если нет – то тогда Россия должна осознать, что ей придется заплатить за свои действия. В докладе «цена вопроса» тоже приводится.

М.Г.: В своем докладе вы определяете главную стратегическую проблему: Россия не хочет, чтобы Грузия вступала в НАТО. В Кремле на эту ситуацию смотрят с геополитической точки зрения. В этом смысле тот пакет вознаграждений, который вы предлагаете России, Москве может показаться неубедительным: например, разговоры об отмене поправки Джексона-Вэника ведутся уже много лет. В России часто вспоминают, что Джордж Буш-старший, когда обсуждалось воссоединение Восточной и Западной Германии, пообещал, что НАТО не будет расширяться на восток. В Москве именно это считают главной геополитической проблемой.

Д.Ф.: НАТО не представляет угрозы России. НАТО и Россия должны углублять сотрудничество и обсуждать пути интеграции России в НАТО. Нельзя исключать и того, что в будущем Россия захочет вступить в НАТО, а НАТО будет заинтересовано в членстве России в альянсе. Мы не считаем, что должна быть связь между ПДЧ для Грузии и разрешением замороженных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии.

Однако если Россия и Грузия сядут за стол переговоров и откровенно, в конфиденциальном порядке, поговорят о конструктивной роли России в деле восстановления суверенитета Грузии, и если в результате таких переговоров Грузия отложит свое вступление в НАТО – это дело Москвы и Тбилиси. Такой сценарий выходит за рамки рекомендаций Атлантического совета. Это решение будет приниматься руководителями Грузии и России. Но я подчеркиваю, что агрессия не должна вознаграждаться, и я не думаю, что ПДЧ должен стать предметом торга.

В то же время я не уверен, что Грузия сможет одновременно добиться двух целей, которые ставит перед собой: и ПДЧ, и разрешение замороженных конфликтов. Так что Грузии нужно подумать о своих приоритетах и о том, как она может работать совместно с Россией для достижения своих целей. Это было бы в интересах всех сторон.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия