Патрик Уорм: «Кремль – чудесный член моей команды: делает ошибку за ошибкой, облегчает мне дело!»

Дата: 02/09/2008

Перед вами не интервью. Я долго думал, прежде чем пойти к респонденту, и решил, что тут нужно не интервью, а диалог. Впрочем, необходимость поспорить возникла во время самой беседы.

Патрик Уорм – сотрудник компании «Аспект консалтинг», нанятой в декабре прошлого года грузинским правительством. Как и другим своим контракторам, он помогает Грузии контролировать ее репутацию за рубежом и обеспечивать политические коммуникации. То есть Патрик и есть тот самый человек, который управлял и сегодня управляет информационной войной – еще одной линией фронта настоящей войны. Несмотря на то, что, судя по его автобиографическим данным, он еще не так давно занимался природоохранительными вопросами в Еврокомиссии, сегодня ему приходится защищать репутацию Грузии. Русские его не любят, называют «самым главным солдатом Грузии» и в нескольких информационных бюллетенях отмечают, с традиционной издевкой, что фамилия Патрика – Worm – в переводе с английского означает «червь». Вот этот-то русский цинизм и шовинизм очень на руку Грузии. Может, фразы, которыми бросаются с российских трибун, причиняют нам боль, но они полезны – полезны нам, Грузии, так как каждую эту фразу очень просто использовать как оружие, и если их правильно использовать, то можно направлять общественное мнение в нужном направлении. Нам эта сфера знакома под названием «связей с общественностью» (сокращенно, «пиар»), и когда смотришь на события из центра этой сферы, они видны совсем по-другому. Мы думаем, репортаж с пиар-фронта времен российской оккупации будет очень познавателен и поучителен для читателя и продолжаем диалог, начатый в прошлом номере нашей «Версии» .

- Последние несколько дней русские сменили тактику и стали более открыто общаться со СМИ. Какие у них шансы?

- Да, они поменяли тактику и догадались, что необходимо сотрудничать со СМИ. Но они не смогли изменить главного – лжи и недостоверной информации. Лавров, Ноговицын, Иванов и другие уже стали активно появляться перед камерами, но что мы видим? Только харизму и ругань, обвинения и недостоверную информацию. Это тот случай, когда ошибку признали, но на смену ей пришла еще худшая ошибка.

- В западной прессе тоже сперва говорили, что грузинская сторона говорит неправду. Я говорю не о той информации, которая шла через русских – я своими ушами слышал и своими глазами читал аналитические оценки нескольких экспертов по этому поводу.

- Абсолютно с вами согласен, это было. Первые два-три дня СМИ даже писали, что «играть в войну» начал Саакашвили. Но потом они перепроверили, проанализировали, получили информацию, и ситуация изменилась. Такие фразы больше не печатаются ни в одном издании. Все говорят, что это была заранее спланированная в России провокация, оккупация.

- Было бы несправедливо ничего не сказать и об индифферентности – когда обратить внимание западных СМИ на реальную ситуацию удается ценой таких усилий и потерь.

- В мире есть не только Грузия. К тому же уровень осведомленности об этой стране был все еще невысок. Именно на это и рассчитывала русская пропагандистская машина, но они допустили несколько ошибок подряд. В добавление к тому, о чем я вам уже сказал, скажу еще об одной тактической ошибке: чтоб было, скажем так, «веселее», русские впустили в зону конфликта вслед за российской армией чеченцев, кабардинцев, казаков. Они вели себя там возмутительно, и последствия этого будут и в будущем сказываться самым разным образом. Русские не сообразили, что в этих зоны уже вошли западные СМИ и неправительственные организации, что они уже собственными глазами видят, что творят эти гниды. От них и сами журналисты пострадали. Это тоже была крупная тактическая ошибка. Таким образом, западные СМИ увидели, что сепаратисты – это сепаратисты, а не выразители воли миролюбивого народа.

- Я не знаю, может, пропагандисты как раз и рассчитывают на эти эмоции, но факт, что в Грузии все равно очень нервничают, когда кто-то, пусть даже русский, заявляет, что грузинский солдат проявил жестокость. Наверное, они специально инсценируют всякие комментарии, для российской прессы это неудивительно, но, может, вы мне скажете – вы проверяете все такие заявления?

- Меня тоже раздражают такая информация и такие заявления, это чисто человеческий момент, но все это требует подтверждения, фактов, доказательств. Мало ли кто что говорит – в те дни даже в «Wall Street Journal» был опубликован рассказ одного осетина о грузинских жестокостях, но без каких-либо доказательств. А грузинские очевидцы, эксперты, предъявили средствам массовой информации и мировому сообществу доказательства – фотографии, видеосъемки и т. д. Только в таком случае вам поверят, что вы правы.

- Кстати, досталось и вам. Я хочу показать вам статью, которая была в одном шведском издании, где довольно саркастично упоминают лично вас. Вы знаете эту статью? Там Грузию обвиняют, что с вашей помощью распространяется неверная информация.

- Я знаком с ее русским переводом по «Russia Today» и абсолютно уверен, что переводчик свободно интерпретировал оригинал. Естественно, что в дни войны меня тоже захватили эмоции, но с нашей стороны не проходило ни одно бездоказательное слово. Скажу больше: я категорически потребовал от грузинских друзей, чтоб не проходило ни одно слово, которое нельзя было бы доказать.

- Между прочим, успешно «поработала» и «машина слухов»...

- Это правда, и это тоже было ошибкой. На каком-то этапе слухи создавали информационный повод, что тоже недопустимо, особенно в такой сложной ситуации. Прямо скажу: в первые два дня официальный Тбилиси распространял пресс-релизы о том, что танки находятся там-то и там-то, что бомбят то-то и то, и не всегда эта информация соответствовала действительности. Я сразу же потребовал изменить стратегию и распространять только подтвердившуюся информацию. А чтобы проверить информацию, есть разные способы. Например, я знаю, что где-то находится журналист «Си-Эн-Эн», я звоню ему и спрашиваю: «Ты в самом деле это видишь?», я проверяю информацию с помощью видеокадров и фото.

- Но подтверждение часто запаздывает, и тут может быть большой риск...

- В таком случае надо распространить такое сообщение: есть информация, что в такой-то и такой-то пункт вошла военная часть, но подтвердить эту информацию пока невозможно – и озаглавить его так, чтобы видно было, что речь идет о непроверенной информации.

- Во многих западных СМИ я неоднократно видел комментарии следующего содержания: Тбилиси говорит то-то, а Россия то-то... Меня это часто даже раздражало, но западные СМИ трудно обвинить в непрофессионализме. Чему можно приписать такие конкретные факты?

- С грузинской стороны вы можете приписать их тому, о чем я только что сказал, но так было всего несколько раз, и то на первых порах. Что касается российской стороны, там для журналистов тяжелейшие условия. Журналисты смогли отказаться от таких сухих комментариев только после того, как сами попали в эту зону. Особенно трудный момент – это то, что российские СМИ с самого начала могли проникать повсюду, но распространяли только ту информацию, которая нужна Кремлю. Надеюсь, мне не придется вам это доказывать (смеется).

- Я уже давно не верю русским СМИ, просто я обязан знать, что они говорят, чтобы делать выводы и владеть информацией о том, у кого какие цели. Но в последнее время я уже сознательно с ними не знакомлюсь – эмоции возросли, я не могу спокойно читать русские ньюсы. У них потрясающая фантазия. Но вернемся к нашей теме. Вот вы упомянули харизму, вы говорите, что управляете ситуацией, а между тем от западных СМИ и независимых экспертов мы не раз слышали, что речи Саакашвили харизматичны – в них больше риторики, чем информации. Более того, то же самое они говорили о Буше и Саркози. А пиком была тема галстука. Правильно ли было выпускать в эфир кадры, на которых президент нашей страны нервно жует собственный галстук?

- Ладно, допустим, вообще жевать галстук неправильно, но иногда бывает. В те дни Саакашвили вообще не спал, для него это были совершенно ненормальные дни. Он ведь тоже человек, а в такие дни всякое бывает.

- Дело не в Саакашвили – с ним все ясно: всем же ясно, что для него это были самые трудные дни в его жизни и что он тоже человек. Просто меня интересует ваше мнение как профессионала – правильно ли было это показывать?

- Это не Саакашвили решал. К сожалению, оказалось, что в тот момент камера была включена. А должна была быть выключена. В то время, как президент проводил свой брифинг, по его телефону часто шла ужасная информация. Он знал, что танки идут на Тбилиси, знал, что его хотят арестовать, что вход танков в Тбилиси означает оккупацию страны. Перенести такое нелегко. Вообще-то после брифинга камеры отключают, но в данном конкретном случае оператор этого не сделал. Что ж, бывает – идет война, все детали не проконтролируешь. Повторяю, пустить в эфир эти кадры – это было не наше решение, это было решение оператора, не выключившего в нужный момент камеру. Как вы думаете, «Би-Би-Си» утаило бы этот кадр?

- Конечно, нет, и никто бы не утаил.

- Вот именно. И не такое бывает, бывает и хуже. Самые влиятельные люди теряют карьеру из-за одного глупого предложения, фразы или жеста, который может случайно зафиксировать камера.

- Тогда такой вопрос: представьте себе, что вы не заботитесь об имидже Саакашвили, вы просто человек и гражданин. Какое бы у вас создалось представление после увиденного кадра?

- Что вы хотите, чтоб я сказал? Конечно, это негатив, и я никогда не скажу, что жевать галстук хорошо. Но человек не робот, и это была та единственная ночь, которую я лично провел не в своей квартире, а в бункере. На Тбилиси шли танки, и именно в тот момент записывалось это интервью. Мне кажется, вы уделяете этой теме слишком много внимания. Поговорим лучше о том, как президент сотрудничал со СМИ. Тут было и хорошее, и плохое. Хорошо, что он очень открыт, а плохо, что Миша, как Клинтон, вообще немножко слишком много говорит.

- Хорошо, а можно мне тогда предложить вам мое мнение и информацию на тему галстука?

- С удовольствием послушаю.

- Я, конечно, интенсивно слежу за международными СМИ, за многочисленными сообщениями по интернету. Сперва у меня было впечатление, что люди на Западе нам не верят. Люди, а не политики. После того, как эти кадры пошли в эфир, на форумах появилось множество блогов о том, что в Грузии и в самом деле что-то происходит: они вот-вот в самом деле возьмут Тбилиси, президент государства нервно жует свой галстук прямо перед камерами и т. п. Я прочел огромное количество блогов с такой информацией и понял, что один этот жест многое изменил...

- В этом я с вами согласен.

- Хорошо, что в этом мы с вами согласны. Между прочим, даже русские СМИ признают, что Саакашвили более открыт для СМИ, что грузины больше сотрудничают. Вы не замечали, что русские журналисты этим недовольны?

- Это же ясно. Вы когда-нибудь видели Медведева в прямом эфире?

-Может, это его стратегия.

- Это не стратегия, а ошибка. Дело в том, что Саакашвили гораздо лучше него знает, что надо СМИ...

- Простите, дополню – и что могут СМИ...

- Согласен, а теперь о том, какие проблемы есть у западных журналистов в Москве: 1) русские не дают номеров мобильных телефонов, что жесточайше отражается на оперативности; 2) не пользуются электронной почтой; 3) чтобы встретиться с заместителем начальника какой-либо официальной структуры или с чьим-то помощником, нужно послать факс в пресс-службу, которая имеет право ответить через три месяца. Это нормально? Конечно, нет. Соответственно, в Тбилиси для журналистов рай. А для Тбилиси это очень хороший шанс, так как мир пока что не так уж и много знает о Грузии.

- Вы, наверное, знаете, что русские тоже наняли западную пиар-компанию, чтоб контролировать эти вопросы. Почему тогда у них такие проблемы?

- Я знаю, что наняли и, между прочим, платят гораздо больше, чем получаем мы, но разница в том, что российский официоз к ним не прислушивается. Рекомендация так и остается рекомендацией. В моем случае работать гораздо легче: кроме того, что мои советы учитываются, они и сами прекрасно всё знают, и обычно у них уже бывает сделана половина того, что я планирую.

- Однако, когда им надо, русские берут прекрасный темп. Например, когда аппарат Саркози после последнего телефонного разговора опубликовал информацию на веб-сайте, через 5 минут Медведев сделал заявление и, фактически, обвинил Саркози в распространении ложной информации. Бывало, не успеет Саакашвили закончить свое выступление, как Лавров созывает брифинг – то есть, иногда они прибегают и к такому приему, не так ли?

- На брифинги Саакашвили изначально реагировал Лавров, а не Медведев, что со стороны русских тоже было ошибкой, и западные СМИ всегда будут считать это ошибкой. А самым интересным было все-таки то, что Лавров лгал. С информацией сопряжены две вещи: во-первых, вес, во-вторых, содержание. Что касается веса, конечно, заявление Лаврова заслуживает внимания, так как выражает волю Российской Федерации. Что касается содержания – никто не верит ни единому его слову. Скажу больше – журналисты и аналитики даже не тратят времени, чтобы его цитировать. Я сам был свидетелем того момента, когда Лавров делал заявление об этнической чистке. Это было когда «Хьюман райтс уотч» уже опубликовала свой отчет, а министр иностранных дел по-прежнему придерживался своих «первых показаний» – он ни в грош не ставил информацию независимой организации и очевидцев. Журналисты хохотали. Так бывает, когда нарушается «золотой закон» пиара о правде и лжи.

- Иванов и Лавров – оба прекрасно знают английский и тем не менее говорят со СМИ по-русски. Но я сам видел прямую передачу с выступлением Иванова по «Би-Би-Си» и интервью Лаврова «Евроньюсу», где они говорили по-английски. Это от злости или это стратегия?

- Тем самым они хотят подчеркнуть, что Миша не грузинский президент, а Грузия – это не Грузия. Русские СМИ ведут пропаганду, что Миша – президент американский, потому и говорит всегда по-английски. В соответствии с этой «теорией» русские начали контркампанию и, осмеивая американизацию, отказываются говорить по-английски. Смешно, не правда ли?

- Саакашвили говорит с прессой не только по-грузински и по-английски, но и по-французски, и по-русски. Вы как имиджмейкер с этим согласны?

- Это его выбор. Однако в такие моменты, какие мы пережили на прошлой неделе, с точки зрения коммуникации это очень удобно и позволяет выгодно использовать многие моменты.

- Существует определенная методика оценки и мониторинга. Ведется ли такой мониторинг? О каких результатах с точки зрения общественного мнения мы можем уже говорить?

- Я, конечно, ежедневно получаю дайджесты СМИ многих стран и проверяю все, что проходит в западных СМИ по Грузии. Делаем мы и определенные оценки. Скажем прямо, в первые дни французская «Либерасьон» была очень плохо настроена к Грузии, но сегодня это уже не так. Тут тоже повлиял принцип «лжи-правды», это имеет очень большое значение.

- Может, скажете немножко больше о том, каково это значение?

- Например, Саркози в первые дни серьезно волновался, что половина французских газет занимала пророссийскую позицию, а вторая половина – прогрузинскую. Будьте уверены, Саркози каждое утро, будь то в машине или в кабинете, знакомился с газетами. После того, как все западные СМИ, в том числе французские, оправдали позиции Грузии и оказалось, что миссия первого лица Франции была справедливой, Саркози просто взял телефон и очень смело, на более высоких тонах, поговорил с Медведевым. На прошлой неделе Саркози чуть не два-три раза в день говорил с первым лицом России, и основной мотив был тот, что поведение Медведева губительно для репутации Саркози, а последний звонок был совсем уже другого содержания: Россия получила от Франции предупреждение и конкретное действие – запланированный саммит. Вот как изменился Саркози после того, как французские газеты узнали всю правду.

- Предусматривает ли ваша стратегия какое-то тиражирование российской лжи?

- В общем, такой сегмент в стратегии есть всегда, но в данном случае самым чудесный «член» моей пиар-группы – сам Кремль. Каждая его ошибка – это мой шаг вперед. Они делают ошибку за ошибкой, чем очень облегчают мне дело. То есть в том, что касается пиара, Россия – неопасный соперник. У меня полный компьютер глупых высказываний Лаврова и Иванова, и я, конечно, всегда буду их использовать.

PS. Пользуюсь случаем и выражаю соболезнование семьям людей, погибших от российской агрессии, и всей Грузии.

PS 2. Надеюсь, что к тому времени, когда «война закончится и настанет время бояться мира», упомянутое Патриком Уормом «золотое правило пиара» останется в силе на всех уровнях.

PS 3. Мир не так уж велик. Зачастую, чтобы получить информацию, достаточно распространить краткое текстовое сообщение или т. н. «имейл». В этой части постскриптума я предлагаю читателям «Версии» таблицу, которая в последние дни распространялась по электронной почте в Тбилиси и комментариев не требует.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия