Арешидзе: Абхазы чувствуют себя жителями оккупированной территории

Дата: 14/01/2009
Автор: Эка Момцелидзе, GHN

Абхазы обвиняют нас во всех тех бедах, которые с ними произошли. Они говорят – мы хотели независимости, но не в этой форме, так как сейчас мы сейчас чувствует себя жителями оккупированной территории и ваша вина во всем, что с нами происходит. Об этом заявляет эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе в интервью агентству GHN. Эксперт уверен, что даже в сегодняшних условиях у Грузии есть множество механизмов для возвращения оккупированных Россией территорий.

- Вы заявляли, что в случае признания независимости Абхазии со стороны России абхазам, как этносу, угрожает исчезновение. По Вашей информации, какова ситуация сегодня в Абхазии?

- До конфликта и признания независимости абхазы итак были в довольно неважном положении. Это проявлялось в следующем: Их задачей было достижение независимости и для этого они очень многим пожертвовали. Для достижения этой цели они отказались от многого и предприняли много шагов против кавказской идентичности.

Несмотря на постоянные разговоры, они не смогли решить тему мохаджирства. Они были вынуждены играть с мохаджирами, руководители Абхазии очень хорошо знали, что Россия никогда не допустит массового возвращения мохаджиров. И сегодня их работа в этом направлении только пиар и ничего больше. Возвращения 50 тысяч мохаджиров одновременно туда никто не допустит.

С другой стороны, они обидели северо-восточных кавказцев: чечены, которым они не помогли в войне, ингуши и осетины – в конфликт которых они не вмешались, об отношениях же с грузинами нет и речи. Тем не менее, они предпочли бежать в хвосте российской политики.

Кроме того, они не помогали черкесам, подразумеваю адыгейцев, кабардинцев и самих черкесов, в деле, которое называется защитой черкесских прав. Правда, они не требовали отделения от России, но требуют учета их интересов во время проведения Олимпиады в Сочи или объединения трех раздельных республик.

Кроме того, когда народы всего Северного Кавказа в той или иной форме, особенно народы северо-западного Кавказа, требовали признания их геноцида от Российской Империи, они и в этом деле промолчали. То есть, они все отложили в сторону, чтобы достичь независимости. С одного взгляда они своего достигли.

- Что они этим выиграли?

- Постепенно становится ясно, что ничего. В Абхазии уже хорошо понимают, что абхазский этнос и Абхазия для российских политиков являются разными понятиями. Также как в Тбилиси понимают, что Жириновский часто озвучивает решения Кремля, так же об этом догадываются и в Сухуми. Все могу сказать кроме того, что там нет сформированного общественно-политического мнения, так как это народ не с низким интеллектом. В Тбилиси, к сожалению, не привыкли читать внимательно абхазскую прессу и часто сегодняшние власти не знают кто из себя что представлял вчера и кто за кем стоит. Клановые связи же там серьезны и важны. Надо знать минимум родственников государственных чиновников, чтобы понять, какой результат получить в итоге.

- Кроме т.н. независимости, чем на сегодняшний день владеют абхазы?

- Сегодня они имеют российские базы, неопределенное политическое будущее, серьезное давление со стороны российской политической и военной элиты и постоянное нахождение под стрессом. Страх того, что сегодня или завтра им навяжут президента не этнического абхаза. Кроме того, они боятся, что у них отнимут земли, что вполне реально и это обязательно случится, потому что никому не нужна Абхазия в руках абхазов. Это, конечно, не будет физическое изгнание абхазов, но земли будут закупаться за копейки. В связи с этим идет сильнейшее давление на законодательный орган Абхазии, с требование изменить закон о земле и похоже, Россия все же достигнет этого в итоге. Все российские обещания, которые подразумевают возрождение Абхазии, частично остаются обещаниями и чем больше усиливается экономический кризис, тем в худшем положении окажутся они.

- Чего ожидать от запланированных в текущем году т.н. президентских выборов в сепаратистской Абхазии, кто будет бороться за президентство, Багапш, Хаджимба, Шамба или ожидается появление еще новой кандидатуры и кто из них имеет большего покровителя в Москве?


- Политического будущего Хаджимбы все же не вижу, так как Хаджимба не выполнил ни одного своего обещания. Ему вверили одно дели и это было решение вопроса нефти на Очамчирском шельфе. Хаджимбе с руководством «Лукойла» решить это дело не дал Багапш.

Что касается Сергея Шамбы, его перспектива более серьезна, так как Багапшу не прощают в Москве и не простят, что во-первых в свое время победил на президентских выборах, а также то, что во время последних событий спрятался и не пожелал атаковать Кодори, прятался в штабе генерала Ануа и чуть ли не «Альфу» привезли из Москвы на поиски Багапша. Ему также не прощают желании проводить независимую политику. Багапш считается проабхазским политиком и он никому не нужен. Между прочим, и Шамба не является ярым пророссийским политиком, но у него есть одно хорошее свойство, характеризующее руководителей восточного типа – он может найти общий язык со всеми и учесть желания всех, но выполнить их до конца - нет, но сделать некоторые шаги в этом направлении.

Кроме того, у Сергея Шамбы есть одна харизма, которой нет ни у одного абхазского политика. Его хорошо знают на Западе, ибо так долго он уже включен в эти вопросы, что имеет отношения с политиками разного ранга и он является приемлемой персоной в кабинетах международных организаций. Поэтому, для того, чтобы продемонстрировать Европе, что приходит руководство нового типа – Шамба для этого является идеальным вариантом.

Хотя не исключено, что могут появиться и новые фигуры, приближенной к российской политической элите. Например такие, как Валерий Лейба, Игорь Аршба и др.

Ожидаю очень серьезную борьбу, но могу сказать с уверенностью, что в Кремле пока еще не принято решение по этому вопросу.

- А какое решение принято в Кремле в отношении т.н. Южной Осетии?

- Там есть кандидатура, очень реальным является Джусойти, личность, которая строит газопровод «Дзуарикау – Цхинвали». Кокойты сделает все, чтобы помешать строительству этого газопровода, который является жизненно важным для Южной Осетии.

Сначала Кокойты ворвался к Миллеру вместе с президентом Северной Осетии Теймуразом Мамсуровым с тем, что Джусойти нарушает экологию и с призывом остановить строительство. «Газпром» направил свою делегацию и пока эта делегация проводила работы, строительство было прервано. Они сделали вывод, что никакого ущерба там нет. Короче, Кокойты обегал все кабинеты требуя остановить строительство еще на один год и возобновить в 2009 году. Ему безразличны интересы проживающего в Южной Осетии населения, для него главное, чтобы на президентских выборах не победил Джусойти. Затем все же было возобновлено строительства, но сейчас он снова вынудил приостановить его под мотивом финансовых нарушений. Дело в том, что когда Кокойты проедает эти транши и крадет деньги, он не один. Множество российских чиновников включены в это дело – это его опора в кабинетах Кремля и с их помощью он умудряется достигать такого результата. Главным соратником же Джусойти является бывший секретарь СБ Кокойты Анатолий Баранкевич.

- В случае президентства Шамбы, что может предложить Грузия Абхазии с учетом того, что этот человек готов разговаривать с Грузией, скажем, готов разговаривать с Ираклием Аласания…

- Он готов разговаривать, это Грузия не готова как всегда ни к чему и это болезнь не только сегодняшней власти. Это та болезнь, которая продолжается в течение лет. Я знаю, что одна часть московской политэтилиты думает об единстве Грузии и этих двух регионов, но для предложения такой формы необходима сложная и серьезная работа. Эта власть сможет что-то предложить только тогда, когда США и Россия об этом договорятся в кулуарах, не потому что не могут принимать независимых решений, а потому, что нет доверия к этим властям и любые переговоры могут оказаться выброшенными на ветер временем.

Что касается фактора Аласания, Аласания там считают человеком слова. Есть и вторая сторона и я не исключаю, что факто Аласания будет использован тамошней политэлитой, как фактор противостояния. Потому что о нем разговоры начались не тогда, когда Аласания занимался этим делом, а позже.

В целом же, сегодня властям Грузии будет очень сложно что-либо предложить им, не могу не сказать, что часто уже абхазы сами нам предлагают кое-что, но это предложения не из официальных структур, это разные группы людей.

Хочу сказать, что очамчирские абхазы считают, что проживают на оккупированной территории, в Гудаута и Сухуми такой ситуации действительно нет, а в Очамчири есть. Там для российского солдата, который грабил население, было все равно кто был абхазом и кто грузином. Хорошо еще, что к Новому Году получили деньги и появилась возможность хоть что-то купить.

Абхазы обвиняют нас во всех тех бедах, которые с ними произошли. Они говорят – мы хотели независимости, но не в этой форме, так как сейчас мы сейчас чувствует себя жителями оккупированной территории и ваша вина во всем, что с нами происходит. На общем фоне такой обстановки, что создали и сами абхазы, на фоне экономического бедствия, на фоне частичной оккупации, они не видят свое будущее особо положительно.

- Существует ли сегодня в природе механизм, с использование которого Грузия может вернуть Абхазию и т.н. Южную Осетию?

- Естественно, есть и дипломатия, и экономика, и давление, можно говорить и о результатах экономического кризиса, так как считаю, что экономический кризис в России намного глубже, чем это видно со стороны, и этот кризис в первую очередь отразится на перифериях. В периферии же входит и Кавказ и достаточно, чтобы тамошние политэлиты, привыкшие к богатым траншам, ощутили нехватку траншев, чтобы ситуация обострилась. Так что, механизмов уйма.

- Как бы Вы оценили оформленный между властями Грузии и Россией меморандум в отношении «ИнгуриГЭС»?

- Когда мы принимает решения об оккупации на уровне парламента, думаю, на этом фоне неудобно сотрудничество со структурой, представляющей оккупантов, со структурой, на которую основывается эта оккупационная власть. Я не имею ничего против сотрудничества с «РАО ЕЭС», я не являюсь экономистом и не могу быть категоричным в этом вопросе. Сотрудничество с «РАО ЕЭС» идет в ускоренном темпе на других территориях Грузии. На «РАО ЕЭС» и «Газпром» опирается вся Россия и когда оформляешь такого типа соглашение с ее представителем, это как минимум, является пуском пыли в глаза и думаю, что надо было кому-то спросить у народа, что они думали по этому поводу.

Это еще одно ясное подтверждение того, что абсолютно проигнорировано грузинское общество и грузинский народ и никого не интересует его мнение и ставит его в курс дела постфактум.

Кто-то скажет, что такое 10 лет, быстро пробегут. Во-первых, мы не знаем это соглашение оформлено действительно на десять лет или нет, второе – что произойдет через 10 лет, никто не знает и третье, абхазов этим еще раз ударили по голове. Эта территория считает себя независимой, часть ГЭСа находится на этой территории. Хотя бы мимолетно спросили у абхазов, что они думали по этому поводу. Подключили бы наши или нет, это еще вопрос, но хотя бы поставили этот вопрос. Так что, они должны понять, что и тут над ними насмеялись.

Что касается грузинской стороны, поведение грузинской стороны для меня не выдерживает никакой критики. Хочу сказать, что знаю точно, когда в Петербурге еще во время президентства Путина встретились наш президент и Путин, тогда об этом шла речь. В частности, о приобретении «ИнгуриГЭС». Когда был поставлен вопрос – «чего хотите от нас?», кроме НАТО одним из пунктов требований России, кажется четвертым», было желание приобрести «ИнгуриГЭС». Тогда, между прочим, высший руководитель Грузии не особо отказывался. После этого во Франции была озвучена известная тема о строительстве АЭС. Но когда знаешь, что Россия хочет так, надо как-то торговаться, не только ведь о деньгах тут речь…
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия