Одна тайна из политической биографии Ардзинба

Дата: 16/03/2010
Автор: Лали Чхаидзе, "Новые 7 дней"//"Наша Абхазия"

"Он довел Абхазию до кровопролития, у него было антиабхазское сознание, был антигрузином, экстремистом, кремлевским политиком-марионеткой "- так оценивает председателя верховного совета Абхазии Владислава Ардзинба председатель комиссии конституционных и юридических вопросов по защите прав человека верховного совета Автономной Республики Абхазия Нугзар Мгалоблишвили.

"Выбору Ардзинба председателем верховного совета Автономной Республики Абхазия способствовало сложившееся в то время положение. Политические блоки: "Айдгылара", "Славянский дом, "Крунк" и демократическая партия Абхазии сформировали один избирательный блок- "Союз", и назвали кандидатом на пост председателя верховного совета Абхазии Владислава Ардзинба. Для выбора председателя было необходимо, минимум, 71 депутатских голосов. Верховный совет Абхазской АССР состоял из 140 депутатов. Из них 57 были абхазами, 54 грузинами, и 29 другой национальности. До выборов грузинская часть депутатов потеряла двух грузин и одного грека (единственного нашего сторонника): грека, по фамилии Фитозов, настроенного антисепаратистски, абхазы вынудили вообще уехать из страны. Один грузин, Джичоная, скончался, Салуквадзе и Зухбая стали депутатами Верховного Совета Грузии, и из-за этого покинули состав Верховного Совета Абхазии.

Избирательный блок "Союз" выступил против грузинской депутации. Вдобавок, тбилисские политики не просчитали, что то, что сойдет в Тбилиси, Кутаиси, Зугдиди, или пусть даже в Гали (имеется ввиду противостояние партий), не сойдет в Сухуми, Гаграх, Очамчире, Ткварчели… Тут избирательные области создавали советские исполкомы, а грузины представляли меньшинство. Большинство грузин (80 тысяч) компактно проживали лишь в Гальском районе. Разработанный в Кремле т.н. сценарий этноконфликтов начинал действовать в Абхазии. К тому времени сепаратизм идеологически и организационно уже был сформирован. Съезды конфедератов, и их разгул, совместно с реакционными силами России, крайне отягчали положение. Противостояние окрыленных сепаратистов и грузин достигла кульминации. Мир в Абхазии был на волоске. Собранные в единый кулак "Айдгылара", "Славянский дом", и "Крунк", были готовы устроить любую провокацию, тем более, что хорошо видели разобщенность грузин, членов разных партий".

Выбору Ардзинба председателем верховного совета ничего помешать не могло. Говорили, что в политику его привел Звиад Гамсахурдия. На самом же деле, было иначе. Верховный совет Грузии долго искал альтернативу Ардзинба. В Тбилиси, несомненно, знали об ультрарадикальной позиции Ардзинба, конечно же, никто не был рад его активности. Депутат верховного совета Грузии, Нугзар Мгалоблишвили, предложил быть председателем первому секретарю райкома Гудауты Константину Озгану, и обещал ему поддержку грузинских депутатов. "Озган, в отличие от Ардзинба, был достойным противником. "Связанному" Россией, и исполнителю прямых инструкций врагу, который и шагу без них не мог сделать, мы предпочитали достойного противника". Однако Озган отказал. У грузин не было другой кандидатуры для замены Ардзинба. В это время произошло значительное событие, о котором грузинскому обществу по сей день ничего не известно. Об этой тайной ситуации Нугзар Мгалоблишвили публично говорит впервые: " С нами связался бывший первый секретарь обкома Абхазии Борис Адлейба. Он был авторитетной личностью не только для абхазов, но и для грузин. Он сказал: "Ардзинба не сможет наладить ситуацию в Абхазии, он не умный и мудрый политик. Напротив, он может довести Абхазию до кровопролития. Дело может дойти до войны. Я, как абхаз, встревожен этим. У меня есть план, как нам вместе выйти из этого крайне затруднительного положения".

План Адлейба был таким: грузинские депутаты тоже должны были поддержать кандидатуру Ардзинба (чтобы не заподозрили о существовании этого плана). В день его выборов нужно было созвать пленум обкома, который должен был избрать первым секретарем областного комитета Бориса Адлейба. После этого первым лицом становился не Ардзинба, а Адлейба. Он бы упразднил Обком, и как первое лицо, стал бы председателем Автономной Республики Абхазия. Так бы он отодвинул Ардзинба от верховного совета, и привел бы Конституцию Абхазии в соответствие с Конституцией Грузии.

Адлейба ознакомил Ардзинбу лишь с первой частью плана (о пленуме обкома), при чем в такое "удобное" время, чтобы получить согласие от Ардзинба.О настоящем плане, разумеется, Ардзинба ничего не знал, и не подозревал.

План Адлейба был приемлем для грузинской стороны. Об этом знали только он, Звиад Гамсахурдия, и Нугзар Мгалоблишвили. Теперь было главным, чтобы грузинская депутация проголосовала за Ардзинба, и созвать пленум, но о плане не должны были знать и они. Грузинские члены пленума были согласны, однако за словом дело не последовало… Главное действующее лицо, серкетарь областного комитета, от которого зависел созыв пленарного заседания, Павел Квачахия, вообще исчез… Как только Борис Адлейба узнал о провале плана, скончался от сердечного приступа. Ни у Звиада Гамсахурдия, ни у Нугзара Мгалоблишвили не оставалась иллюзия, что кто-то заменит Адлейба.

Нугзар Мгалоблишвили полагает, что, несмотря на все, национальная власть Грузии все же создала юридические и правовые условия для того, чтоб целостности страны не создавать опасность, и сохранить мир в Абхазии. 27 августа 1991 года были приняты два важных конституционных изменения. К 98 статье Конституции добавился новый пункт: "Законы и акты о правовом статусе Абхазской АССР принимаются двумя третями голосов верховного совета", а к 5-й статье закона "О всеобщем народном голосовании (референдуме) Абхазской АССР" третьей частью добавилось: "Решение о проведении референдума по тем вопросам, которые связаны с изменением Конституции Абхазии, могут быть приняты не менее двумя третями голосов от общего количества депутатов верховного совета Абхазии".

Если грузины и абхазы не могли достичь согласия, абхазы все равно не получали две трети голосов, и вопрос был бы закрыт. "В течение ряда лет не было принято ни одного документа такой важности в виде закона. Последующее развитие событий резко изменило положение в Грузии, создало предпосылку войне в Абхазии, и сделало реальными планы пребывающей в агонии советской власти"- говорит Нугзар Мгалоблишвили.

Тем временем, наш северный сосед не тратил время понапрасну, "сильной рукой" управлял своим политиком- "марионеткой", и щедро снабжал абхазскую гвардию оружием.

Доктор исторических наук Тбилисского государственного университета, председатель верховного совета Абхазии, Владислав Ардзинба, должен был осуществить новую часть кремлевского плана- ввести в Абхазию грузинских военных для "защиты" железной дороги. А между тем, внутренние войска Абхазии превосходно могли защитить железную дорогу. Если власть Звиада Гамсахурдия не попалась на крючок, власть Эдуарда Шеварднадзе напротив, исполнила кремлевскую мечту, и претворила в жизнь обещание Ардзинба, "все равно заставим грузин выстрелить первыми ". На "защиту" железной дороги грузины ввели не внутренние войска, а войска Министерства обороны. Странным было то, что осуществлению ардзинбовского плана дал зеленый свет председатель Госсовета Грузии, Эдуард Шеварднадзе. На заседании Государственного Совета он, фактически, единолично принял решение о вводе гвардии в Абхазию. По приказу Шеварднадзе проваливались все планы военных операций, по решению Шеварднадзе подписывались т.н. миротворческие договоры, используя которые Грузия понемногу теряла, а сепаратисты понемногу присваивали территории за рекой Ингури.

Для абхазов Ардзинба был лидером войны, так же, как Шеварднадзе для грузин. Разница между ними была в том, что один подарил абхазам иллюзию достижения независимости, а другой грузинам - реальность потери родины. Лишь немногие в Абхазии признают, что Ардзинба создал границу независимого государства только в одном направлении, с Грузией, и что у Абхазии нет главной границы на севере, и это "большая заслуга" Ардзинба.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия