Сказка о земле потерянного времени

Дата: 04/10/2010
Автор: "Новости-Грузия", Гела Васадзе

Признаюсь честно, читая статью Маргариты Ахвледиани "Земля потерянного времени" очень часто кивал и соглашался с автором. В ней написано много правильных вещей, даже слишком правильных. Слишком правильных, потому что, к сожалению, тут даются ответы на риторические вопросы, никак не связанные с реальной жизнью.

Обсуждать сферического коня дело неблагодарное, хоть и иногда доставляющее чисто интеллектуальное удовольствие, хорошим слогом или удачной мыслью, например.

Сушествует старый грузинский миф о том, что абхазы и грузины, братские народы, которых поссорили, и которые, подобно детям, никак не хотят мириться. Единственное отличие взгляда автора статьи от классического грузинского подхода состоит в том, что мы, как правило, виним в этом Россию, а у нее хватило «смелости» обвинить нас самих. Именно на основании этой самой мифологии у нас существует целый министр по делам реинтеграции и все наши политики, как от власти, так и от оппозиции, только и делают, что повторяют мантру о том, что нам необходим прямой диалог с абхазами. Что ж, если это действительно так, может стоит прислушаться к советам Маргариты, и все получится? Не получится, и вот почему.

Будучи достаточно циничным человеком, я не верю в дружбу и братские узы между народами, при этом веря в теплые отношения между людьми. Однако, у каждого этноса, проживающего на определенной территории, с исторической неизбежностью наступает период формирования современной нации. Необходима ли для этого реальная независимость или членство в ООН. Отнюдь нет, пример каталонцев, басков или корсиканцев - яркая иллюстрация формирования нации без создания собственного национального государства. В то же время те же баварцы или бургунды стали составной частью другой нации и при этом себя весьма неплохо чувствуют. В отличии от осетин, проживающих в Самачабло и имеющих за хребтом свое национально-территориальное образование - Алания, ареал абхазского этноса целиком и полностью входит в состав грузинского государства. Это не хорошо, и не плохо, так сложилось исторически.

Все условия для формирования полноценной абхазской нации сложились в период советской власти, в рамках Абхазской АССР в составе Грузинской ССР. Грузины как нация (в этническом понимании этого слова) формировались параллельно, кстати, без попыток ассимилировать соседний народ. Основная проблема абхазского этноса на пути к формированию его как нации - это несоответствие численности абхазцев и территории, называемой Абхазией. Намеренно не останавливаясь на причинах данного несоответствия, скажу только одно – к моменту развала Союза перед абхазской элитой действительно стоял вопрос о формировании нации. Существовали ли цивилизованные формы решения данного вопроса. Несомненно, да, абхазская нация могла формироваться в рамках грузинской государственности на основе широкой автономии, и абхазы вполне могли бы создать свое независимое государство в районах компактного проживания, там, где они составляют большинство.

Не отрицая ответственность грузинской стороны за то, что ни один из этих сценариев так и не осуществился, давайте не будем забывать главное. Львиная доля вины за кровопролитие и нынешнюю ситуацию все же лежит не на абхазах или грузинах, а на тех, кто действительно планомерно стравливал народы, используя мины замедленного действия, заложенные еще в период СССР. Действительно, у беспристрастного наблюдателя не может не родиться элементарный вопрос – почему границы абхазской автономии настолько сильно разнились с границами компактного проживания абхазского этноса. Это и была та самая мина замедленного действия, которой не преминули воспользоваться.

Абхазскому этносу предложили другой путь формирования своей государственности, а именно, путь этнического государства. Действительно, при существующем положении вещей абхазам для того, чтобы чувствовать себя хозяевами на своей земле, не остается ничего, кроме того, как стать нацией господ. Звучит резко, не правда ли, но тем не менее, давайте смотреть правде в глаза: страну, где во властных органах и силовых структурах представители титульной нации составляют подавляющее большинство, являясь явным меньшинством по отношению к остальному населению, иначе как этническим государством назвать нельзя. Добавив к этому то обстоятельство, что большинство населения уничтожено или изгнано по этническому признаку, мы получим весьма тяжелую картину.

Но проблема абхазов даже не в этом, кто-то должен быть гарантом данного положения вещей. И этот кто-то, а точнее Российская Федерация, есть, однако, у Российской Федерации есть свои собственные интересы в регионе. И эти интересы отнюдь не ограничиваются созданием абхазского национального государства, с тотальным доминированием титульной нации. Естественно, России хотелось бы видеть в Абхазии верного и надежного союзника, проводника своих интересов и так далее, и тому подобное. Но, как этого добиться без тотального контроля над абхазской элитой. Самый простой путь – аннексия и теплые номенклатурные места в Москве. Однако, с этим не согласны ни абхазы, хотя если честно, кто бы у них спрашивал, ни международное сообщество, которое даже "независимость" Абхазии никак не признает.

В итоге у Москвы только один путь, занятие командных высот в экономике, отсюда, кстати, поток государственных инвестиций в Абхазию, и жесткий контроль над абхазской элитой. Нельзя сказать, что у данной элиты нет возможности для маневра. Прежде всего, это турецкие абхазы, а также республики Северного Кавказа, формально, пока входящие в Россию. Конечно, они пытаются использовать эти возможности насколько возможно, но сегодня, когда Сухуми находится под тотальным контролем Москвы, эти возможности весьма ограничены. В то же время можно с большей степени вероятности утверждать, на чьей стороне будут сражаться абхазы в случае ослабления России и большой войны на Северном Кавказе. Впрочем, это проблемы России, мы же вернемся к сегодняшним проблемам абхазской элиты.

Находясь под тотальным контролем Кремля, абхазская элита прекрасно понимает, что создание Абхазии, как независимого государства, возможно только при изменении этнического состава населения. Изменить его можно только путем массового переселения в Абхазию потомков мухаджиров, генетически ненавидящих Россию, и выдавливанию из Абхазии представителей других наций. Государства с нацией господ нежизнеспособны в современном мире, и это понимают даже представители абхазской элиты.

Но и это еще не все, Абхазия тотально зависит от России экономически, Более семидесяти процентов и без того скудного абхазского бюджета - дотации из России. Кроме того, что и остальные деньги зарабатываются за счет граждан России. Абхазия оказалась между Сциллой необходимости зарабатывать на жизнь и Харибдой неизбежного изменения этнического состава экономически активного населения. Элите приходится, с одной стороны, поощрять развитие бизнеса, как средства получения реальных благ, а с другой - ограничивать тот же бизнес, опасаясь усиления влияния некоренных этнических групп. В то же время экономически активное население, подавляющее большинство которых не абхазы, в конечном итоге, неизбежно захотят политических гарантий своему бизнесу, а такие гарантии может предоставить им только Москва со всеми вытекающими из этого последствиями. Таким образом, у абхазской элиты вновь остается одна надежда на братьев из Турции, но это вряд ли понравится северному соседу, более того, он вряд ли это допустит. Да и турецкие абхазы не горят желанием вкладывать свои ресурсы в историческую Родину, пока она находится под тотальным контролем Москвы.

А теперь, позвольте задать вопрос – а где тут место Грузии? Будут ли люди, обладающие хоть какой-нибудь реальной властью в Абхазии, находясь "за гранью дружеских штыков" и ведя тонкую восточную игру по сохранению если не всей полноты власти, то хотя бы части дивидендов от нее, вести реальные переговоры с властями Грузии о путях нормализации отношений. Нет, и еще раз нет, кроме отдельных маргинальных групп, надеющихся дорваться до властного пирога путем смены хозяина. Но, проблема в том, что эти группы ничего не решают, и даже если кто- то из них все-таки приходит к власти, реальность и элементарный инстинкт самосохранения, вынуждают его действовать в рамках устоявшейся парадигмы. Пример с нынешним президентом Абхазии яркая тому иллюстрация.

Перед Грузией стоят совсем другие задачи, а именно восстановление территориальной целостности для возвращения сотен тысяч беженцев в места постоянного проживания. Речь не идет о моральных факторах, Грузия, что бы там не говорили, демократическое государство, и сотни тысяч избирателей достаточно серьезная причины для того, чтобы никогда не признать независимость Абхазии и, тем самым, не выдать индульгенцию на убийства и изгнание граждан своей страны.

Учитывая все эти обстоятельства, у меня только один вопрос – был ли у нас шанс договориться с абхазами напрямую. Думаю, ответ очевиден. У тех, кто когда-либо участвовал в переговорах с абхазами, конечно, возникали иллюзии за счет аберрации близости. Но, к сожалению, реальность совсем не похожа на иллюзии, какими бы благими пожеланиями не руководствовалась Маргарита Ахвледиани, рассказывая нам о земле потерянного времени.

"Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно, ... когда мы не отдаем себе отчета в своих чувствах, мыслях и положении. Но реальность-то продолжает существовать, и если мы этого не узнаем, она скажет о себе ударом по нашему темечку". Это говорил Мераб Мамардашвили, юбилей которого был недавно. Мы помним об этом.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия