«Афонское стояние» или вновь у стен древней Анакопии…

Дата: 20/04/2011
Автор: Саида Алхасова, «Чегемская Правда»,№ 14

Даже если тысяча дальтоников будут утверждать, что все три цветасветофора одинаковы, один человек с нормальным цветоощущением обладает в этом споре абсолютным большинством в один голос. (...)
В.Нюхтилин "Мир"


События последних дней, связанные с положением дел вокруг монастыря, прорвали привычную тишину вечнозеленых парков и мерного колокольного звона, ритмично отбивающих курантов в Анакопии-Новом Афоне.

1. Предыстория:

Сразу после начала реставрационных работ в монастыре, которые продолжаются уже несколько лет, в среде прихожан и жителей городка поползли слухи о том, что внимание это со стороны правительства Москвы и московской патриархии не случайны. «Монастырь заберут», «руководство поменяют» и т.д. Не смотря на то, что жизнь в монашеской общине не изменилась и службы шли своим чередом, волна слухов усиливалась.

О. Андрей, настоятель монастыря, который в силу особо настойчивых требований о. Виссариона, согласился некоторое время назад именоваться экономом обители, постоянно получал уверения, что монастырь остается в ведении Абхазской церкви и никто посягать на него не будет. Однако, напряженная жизнь, которую вело оставшееся в Абхазии духовенство, объединенное вокруг о. Виссариона, не соответствовала никаким параметрам христианского подвига и была далека от благочестивых церковных замыслов. Глава церкви, согласно телевизионным репортажам, развил столь бурную экономическую деятельность, что стал постоянным участником финансовых форумов и совещаний, на которых подымались вопросы о восстановлении исторических памятников и развития туризма в этом направлении. Прихожане кафедрального собора видели его все реже и реже, а вот представители капитала, хлынувшего восстанавливать отечественные руины, все чаще и чаще.

2. События:


К последней неделе марта пришли сообщения, что в Абхазию готовиться прибыть, а то и прибыл от патриарха Кирилла новый настоятель. Учитывая, что монастырь, вместе с о. Виссарионом уже неоднократно посещал, находящийся на покое епископ Серафим Зализницкий, в окружении молодых келейников, и изъявлял желание остаться здесь навсегда, «для оказания помощи в духовном развитии», слухи о появлении нового настоятеля вызвали не однозначную реакцию.

Перед самым приездом игумена Ефрема Виноградова и во время появления его в монастыре, пришло сообщение, что патриарх Кирилл назначил нового настоятеля в обитель и вручил ему посох, как символ власти над монастырем, из-за «имевшихся в патриархии твердых сведений о несоответствии предыдущего настоятеля требованиям иноческой жизни», которые, сведения, подтвердил о. Виссарион. Проще говоря, речь шла о появлении у о. Андрея незаконнорожденного
ребенка», «финансовой нечистоплотности в ведении внутренних дел» и, «огромной недвижимости настоятеля».

3. «Халиф на час»

1 апреля игумен Ефрем приехал в обитель на нескольких автомобилях, в сопровождении шести-семи человек, насельников его предыдущей обители, в числе которых оказались и священнослужители. Посох – символ церковной власти был при нем и свидетельствовал о серьезности намерений нового руководства.

Встреча старой и новых властей с о.Виссарионом прошла далеко не в дружественной обстановке. О. Андрей, поняв, что все предыдущие действия церковных властей Абхазии, снятие его с настоятельства, давления для написания «покаянных писем», составленных Игнатием Киутом, методичное изгнание абхазского монашества и закрытие духовного училища, в которых готовились местные кадры, имело одну и только одну подоплеку – передачу монастыря из одной юрисдикции в другую, отказался участвовать в этом деле.

Поскольку Ефрем так и не стал членом Абхазской церкви, а монахи, прибывшие вместе с ним, не прошли процедуру вступления в клир местной церкви, о. Андрей потребовал созыва всего духовенства, для вынесения соборного решения. Это и понятно, будучи знакомым с подводными камнями церковной политики и зная внутреннюю подоплеку, брать на себя такую ответственность он не мог…

Виссарион отказался предавать огласке данный факт. После церковного совета, прошедшего в субботу, было решено собрать в Анакопии-Новом Афоне все духовенство, и как теперь стало известно, по требованию о. Виссариона - поставит его, духовенство, перед свершившимся фактом.

Дальнейшие события известны. В понедельник, в монастыре, вместо церковного собрания, намеченного на 12-00, стихийно собрался народ из представителей общественности, узнавшей: о смене руководства монастыря, приезде нового настоятеля, присланного патриархом из Москвы. Прибывшие монахи и сам Ефрем спешно покинули монастырь и уехали в Сухуми. Стихийный сход принял постановление, о вотуме недоверия главе АПЦ о. Виссариону, и необходимости церковно-народного схода, с участием абхазского духовенства, покинувшего родину: иеромонаха Дорофея (Дбар), иеродьякона Давида (Сарсания) и послушника Леона Аджинджал. Виссарион в монастырь для встречи с народом ехать отказался. Более того, в Сухумах он провел собрание всех священнослужителей епархии, и потребовал соборного решения о смещении настоятеля. Главным аргументов было и остается на сегодняшний день – не выполненное «послушание патриарха Кирилла». По имеющимся сведениям, Виссарион «стращал» своих сторонников запретами и прещениями со стороны московской патриархии. На самом же деле, прещения ожидали самого главу церкви, и теперь он лихорадочно искал возможности прикрыть себя запоздалой церковной «соборностью».

Решения собрания не было озвучено до прошедшей пятницы. Жители Абхазии, те кто продолжал смотреть информационный передачи на канале АГТРК до позднего вечера, были не мало удивлены, увидев на экране, сонм духовенства собравшегося в аудитории для съемки и читающего хорошо поставленным голосом молитвы…

Священство во главе с о. Виссарионом, избрало тактику телевизионных оглашений церковных постановлений. Позиция сонма духовенства, едва просматривавшаяся за духовными терминами и славянизмами, в целом сводилась к следующим тезисам:

1. Мы являемся послушниками святейшего патриарха Кирилла.
2. Главная задача нашего служения в Абхазии – исполнение послушания.
3. О. Ефрем и о. Виссарион – «не являются волками в овечьей шкуре».
4. О. Виссарион – «является нашим бессменным лидером».
5. Игумен Ефрем – хорошо подготовлен для служения.
6. О. Андрею необходимо смириться и передать монастырь новому настоятелю.
7. Поскольку о. Андрей также клирик русской церкви, абхазской духовенство предает его суду патриарха Кирилла.

В связи с этим представлением, свидетелями которого стали жители Абхазии, удивительным было не то, что все собрание «вещало» с вымученными и перекошенными лицами, многие из которых прятали взгляд от камер и представляли из себя «мучеников веры», а то, что рождался и обретал строгие очертания.

вопрос:

Куда же подевалась провозглашенная совсем недавно автокефалия и независимость Абхазской Православной Церкви, заявившей на весь свет о выходе из состава грузинской церкви? И если патриарх Кирилл из «помощника», вдруг в одночасье превратился в главную действующую фигуру, вершащую церковный суд на территории независимой Абхазии, то сам собой напрашивался и ответ на столь упорное непризнание независимости Абхазской церкви. Предложения «молиться, поститься и вести духовную жизнь», предполагали плавную и поэтапную передачу власти над храмами и монастырями из рук «признанной» грузинской церкви, клириком которой до сих пор является о. Виссарион – в руки «признанной» же Московской патриархии, послушными клириками которой, как оказалось, является все абхазское духовенство и все прибывшие в страну монахи и священники.

4. Последствия:

Не трудно догадаться, как впредь будут разворачиваться события. Поскольку на это раз, в отличие от событий шестилетней давности, на стороне о. Виссариона оказалось большинство священнослужителей (патриарх Кирилл намного весомее епископа Пантелеимона, возглавлявшего майкопскую кафедру до 2009 года), всему духовенству придется обращаться к третейскому судье, роль которой, желает она того либо нет, придется взять на себя московской патриархии.

Что ж делать, абхазское духовенство не созрело для самостоятельного принятия решений и соответственно, для становления самостоятельной церковной структуры.

Значит впереди, маячит свет очередного «мирного соглашения в духе единства и любви, чистоты и благочестия…»

А как же «церковно-народный сход»? По всей видимости, административный церковный ресурс учтет все ошибки и приложит все силы для недопущения подобного «народного» самоуправства. Ведь уже, для защиты интересов Абхазской церкви у стен Анакопии нет абхазского священства (оно воплотило в реальности мечты о. Федора из «12 стульев» о «свечном заводике и спокойной жизни»), нет абхазского
монашества, просвещавшего народ безвозмездно и любящего самозабвенно. Потому,
верно гласит наша мудрость – «ЗГЪЫ КАХАЗ ИШЬАП:ЪАГЬЫ И?АЙЪАЛОИТ!»
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия