Трагедия Каман и исторические параллели

Дата: 14/08/2011
Автор: Гаги Отиашвили

И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей.

И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай.

И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри.

И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя "смерть"; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли - умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными
. (Откровение святого Иоанна Богослова. глава 6-ая)

***

Читатель, прежде чем перейти к основной теме, прошу сравнить цвета тех "зверей", которые борются для того, чтобы уничтожить мир, затем посмотрите другие главы о многих народах, владеющих силами морей и ветров, у которых "осанна надписана именем Господа" на всех своих символах… Об этом еще 2000 лет назад писал провидящий по воле Господа пророк Иоанн.

А теперь предложу исторический экскурс абхазского периода грузино-российской войны:

Отрывки из воспоминаний свидетеля страшных убийств, происшедших в храме Каманы, бывшей тогда послушницей Мариам, дочери вновь построившего каманский храм Юрия Ануа.

Каманская трагедия (послушница Мариам):

Абхазия. 5 июля 1993 года. 35 грузинских бойцов оказались лицом к лицу с вооруженными до зубов врагами из 1500 человек, которыми руководил генерал Лебедь из Днестра. С ними были чеченцы, армяне, казаки и тысячи других мерзавцев. Помощи не ждали ниоткуда. Сухуми тоже не мог помочь. Было необходимо отступление. Но майор Заза Пакелиани и члены батальона не покинули Каманы. Не пали духом и глянули в глаза смерти: Гюнтер Гуледани, Анзор Субелиани, Игнатий Квициани, Тамаз Чхетиани, Адам Гвичиани, Володя и Малхаз Кахиани, Гоги и Заур Гвичиани, Мери Пакелиани, Александр Гамсахурдия, Элгуджа Гвичиани… Вечная им память! Обреченный всеми Каманы пал. Село было заперто. Враг окружил его. Реальная опасность смерти была слишком близка. Отец Андрей призвал всех нас принять с христианским достоинством и послушанием отпущенное нам Господом Богом это тяжелейшее испытание.

Когда враг вошел в Каманы и вблизи церкви послышались незнакомые нам голоса, мы почувствовали, как близка смерть. В эти невыносимые минуты на лице отца Андрея отражалось спокойствие. Его кроткий взгляд успокаивал нас и давал возможность духовно глубже познать то, что происходило вокруг нас. Будто все силы ада собрались вокруг церкви. Внезапно послышались крики. Раненные просили помощи. Отец Андрей без промедления под дождь пуль вышел к ним. Помощи просили старики дома инвалидов Каманы. Очень скоро бой переместился прямо в церковный двор.

3 часа ночи. "Каждую минуту надо ждать смерти. Подготовимся к исповеди и причастию"- сказал отец Андрей. Мы исповедались. Отец Андрей вынес из алтаря чашу и
в последний раз причастил нас святой кровью и телом Христа.

Послушница Мариам:

Отец Андрей сохранял спокойствие, когда объявил: "подготовьтесь к исповеди" Он от каждого из нас принял исповедь и всех причастил. После причастия он призвал нас к молчанию и углублению в самих себя, чтобы в аду, который воцарился вокруг нас, мы могли внять тихому, но всегда победоносному голосу вечности… Это были незабываемые минуты … Озаренная душа отца Андрея, неведомой нам тайной силой чувствовала нежнейшую любовь Христа к нам, видела его божественный свет «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Иоанн,1,5). Нами овладело ощущение, будто отец Андрей находился в другом измерении, где царит гармония и красота. Все силы ада, вместе взятые, ничего ему не сделают, поскольку источником этой неописуемой красоты и блаженства является Господь наш, вечное и неизменное божество.

Монахиня Мариам:

Половина пятого утра. Нас окружили. Кричали, чтобы мы открыли двери. С благословения отца Андрея мой супруг Юрий (абхаз, благороднейший человек чистой души, строитель церкви по фамилии Ануа) открыл вход. Его увели избивая. Побои наносили прикладом автомата. После того мы Юрия не видели. Он исчез бесследно.

Послушница Мариам:

Через небольшое время вывели и отца Андрея из церкви. Отец Андрей со всем послушанием и внутренней молитвой испил ту чашу, которая была уготовлена ему по неисповедимой воле Божьей. Он с полнейшей кротостью смирился со своей судьбой и героически встретил мученическую смерть.

Монахиня Мариам:

Отца Андрея вывели из храма. Сказали, что они убьют его. Как мы потом узнали, отец Андрей опустился на колени и стал молиться. Выстрелили ему в шею. Вместо того, чтобы упасть вперед, как это обычно происходит в таких случаях, отец Андрей упал на спину. Он не склонил голову перед убийцами. Целых двадцать минут кровь текла ручьем.

Потом начались наши мучения. Нас обвиняли, будто мы стреляли с крыши церкви. Большинство "боевиков" было одурманено от наркотиков, об этом свидетельствовали их глаза. Они ругались, кричали и угрожали нам. Потом стали осквернять все, что могли. Перевернули саркофаг Святого Иоанна Златоуста. Искали клад…

Несколько часов спустя после того, как отца Андрея и Юрия увели из церкви, вошел молодой человек и сказал: "Они убили вашего священника". Ошеломленные, мы поспешили во двор церкви. Тело отца Андрея лежало на земле. На его лице играла благословенная, еле заметная нежная улыбка.

Послушница Мариам:

Полу закрытые глаза отца Андрея были полны неописуемого блаженства. Лучезарная улыбка не покидала его лица. Это был отблеск высокой поэтической любви и величия. Бездыханное, легкое как детское, тело отца Андрея мы упокоили у восточных дверей.

Монахиня Мариам:

Всю ночь мы провели в молитве. На лицо, руки и ноги покойного мы помазали освященное масло. В левую руку мы вложили четки, на которых он молился в течение всех 24 часов. Лицо его было прекрасно.

Послушница Мариам:

Случилось чудо… Стояла знойная июльская жара. Тогда, когда в такой жаре тело покойника должно было быстро разлагаться, тело отца Андрея оставалось нетленным.
Кровь, которую мы нашли на месте, где он был убит, не свертывалась, а из раны она все также текла. Это чудо удивило абхазов не меньше нас. Многие из них просили прощения, сожалели и не могли скрыть слез на глазах. Среди них были и такие, которые хотели расправиться с убийцей отца Андрея, но мы категорически пошли против этого. Мы объясняли, что отец Андрей никогда бы не позволил нам этого. "До конца доверьтесь Богу, его святой воле"- говорил он. Несколько дней спустя после его убийства абхазы сообщили нам, что убийца отца Андрея подорвался на мине. Он потерял правую руку и ногу. Молитвами отца Андрея Господь оставил его в живых. Дал возможность раскаяться, если убийца предастся глубокому раскаянию, сможет искупить этот тяжкий, прискорбный для нас грех.

Монахиня Мариам:

"Смерть отца Андрея была переломным моментом в этой битве. Я так думаю, что он своей непорочной кровью искупил вину всей Грузии… С криком, руганью врывались в церковь агрессоры, однако как только видели окровавленное тело отца Андрея, моментально останавливались и пристыженные покидали церковь. Этого скрыть они не могли…Той ночью я и моя дочь Манана не смогли заснуть. Молились за упокой души отца Андрея… Абхазы с автоматами в руках глядели на нас и не могли скрыть удивления из-за того, что мы не боялись их. Нам придавали силу и сделали нас бесстрашными Господь наш, Иисус Христос и его святые: Святой Иоанн Креститель, Святой Иоанн Златоуст и Святой великомученик Василиск, незримо присутствующие в храме и защищающие нас от видимых и невидимых врагов".

Утром из Москвы пришла депеша приказа. "Храм Святого Иоанна Златоуста имеет мировое значение. Ни храм, ни его имущество не должны пострадать. Усильте охрану. Не трогайте служителей церкви"…

Завершение

Друзья,

Ведь понятно теперь, что эти московские служители сатаны знали о трагедии каманской церкви. После уничтожения ее грузинских священнослужителей в сатанински рассчитанное время был отдан приказ: мол, грузинский и абхазский священнослужители расстреляны, и теперь пошлем эту телеграмму, чтобы в этом не обвинили нас. Это коварство московских гэбистов. Они с самого начала могли строжайше предупредить всех во главе с генералом Лебедем, не трогать церковь "мирового значения"?! Однако преднамеренно избежали этого действия. Они хотели истребить грузинских священнослужителей и разграбить могилы святых!!!.

Цену этого тягчайшего греха российское государство заплатит в постоянных муках, отберет у нее способность использовать во благо захваченные сказочные природные богатства, отнимет свойство развития общества и ослепит, отняв способность раскаяться в своих же грехах, а затем лишит восприятия реальности: это тягчайшее наказание, предназначенное Господом для грешников!

Между тем, Россия со своими дурацкими куршевельскими вояжами миллиардеров, глупой нестратегической планировкой огромнейших инвестиций в Европе, игнорированием бедного населения Сибири и Дальнего Востока, бескрайних областей, и что важнее всего, безуспешной войной с Грузией и свирепствующей разрушающей коррупцией не смогла справиться с кризисом.

Всем, пожалуй, понятно, что гэбистское зло не подавлено и его громадный источник создается в центрах стратегической планировки России.

И еще один, весьма печальный исторический экскурс:

Как рассказывает монах монастыря Кватахеви Геннадий, весной девятнадцатого века 60 казаков и 120 солдат окружили ограду храма Шуамты. Этих военных частей сопровождал русский экзарх (первосвященник) Грузии. За любовь к Грузии с отца Филадельфоса Кикнадзе- Кикнавелидзе "единоверный экзарх" сорвал крест, но Филадельфос отобрал его. Тогда его крепко связали веревкой, заключили в кандалы, на пояс и шею привязали веревку, конец веревки отдали сидящему на коне казаку и так направили его из Шуамты в Тбилиси. 32 дня вели его пешим ходом, за ним следовали вооруженные казаки. В Тбилиси его сначала заточили в авлабарскую казарму. Хоть он и был жестоко избит, посетил всех находящихся там участников заговора, дал наставления как говорить. Когда узнали об этом, его срочно перевели в другое место.

Филадельфоса в заточении держали в крайне тяжелых условиях. Однако он до конца вынес мучения и не изменил своим принципам. Через восемь месяцев заточения в 1833 году он скончался в тюрьме. После его кончины штабс-лекарь Никольский уведомлял следственную комиссию, что Филадельфос Кикнадзе-Кикнавелидзе "заболел воспалением желудка и желчи 25 августа. В результате лечения выздоровел, однако "2 сентября ночью скинул одежду, и болезнь вновь настолько обострилась, что даже сильные средства для этого не имели соответствующего воздействия. Посему скончался от воспаления желчи и желудка сентября 5-го, в 9 часов пополудни".

Как насмешливо звучат эти слова! К этому времени духовный отец и политический наставник народа Филадельфос Кикнадзе-Кикнавелидзе был всего 40 лет от роду.

В российской империи никого не наказывали за массовое истребление грузин! Что могло вызвать "сердоболие" и терпимость к грузинам известного жестокостью Николая I? Дело в том, что Россия доказывала всему миру, что Грузия присоединилась добровольно и они не захватчики, а покровители. А теперь, увы, могло проявиться истинное лицо России, а это их не устраивало. Кроме того, в ту пору Россия вела войну с народами Северного Кавказа и пыталась покорить их. Разумеется, ухудшение отношений с грузинами ничего хорошего не сулило российскому царю. Опору своих имперских чаяний Николай видел опять же в Грузии в лице здешнего дворянства. Поэтому хотел иметь дело не с наказанным, а "помилованным" обществом.

Отец Филадельфос был чрезвычайно образованным человеком. Он написал множество трудов, лишь немногие из которых дошли до нас. Это "Акт разумный", несколько лирических стихотворений, сочинение "Любовь родины" и некий белый стих - "Плачь Иеремии, сына Енайса, над зримым положением Иверии нынешней".

В "Акте разумном" сформированы принципы отношений и обязанностей заговорщиков. "Любовь родины" не закончена, однако все же в полной мере отображает воззрения автора о долге человека перед родиной.

По мнению замученного русскими отца Филадельфоса, любовь к родине необходима как раз сейчас, когда захватчики довели Грузию почти до гибели. Он пытается определить понятие "родина" и выделяет в нем три составные части. Это:

1) Оставленную предками землю.
2) Нацию, к которой мы принадлежим.
3) Вероисповедание, обычаи и обряды этого народа.

В любви к родине он подразумевает и самоотверженность.

"Плачь" посвящается современной Иверии. Основной мотив произведения скорбь и плачь по тяжелому положению родины, созданному по причине насилия русских захватчиков.

Об образованности и многостороннем таланте этой личности писал известный общественный деятель девятнадцатого века, Иванэ Кереселидзе. Во время путешествия по Кахетии он, оказывается, видел построенную в юности Давидом Строителем церковь имени Шио Мгвимели, находящуюся за монастырем Новая Шуамта, у ущелья Турдо, и надпись отца Филадельфоса на ее стене: " Грузия сказала: и я была, были благие времена, я возвеличивала моих благодетелей, наказывала отрекшихся, цвела подобно раю, не была разделена (и) кто сейчас видит, судите, как тщетен мир! Были времена, когда ты была полна источника блага и освещена мудростью, украшена всеми порядками и так озарена. Кому не плакать, узрев тебя такой поникшей!"

Речь, произнесенная Филадельфосом Кикнадзе-Кикнавелидзе среди своих братьев в Шуамта.

"Грузия еще раз показала, почему она выдержала тысячелетия. В Грузию приходили и уходили империи. Сегодня большинство этих империй уже не существует, однако существует Грузия, поскольку грузины являемся нацией, которая способна в критической ситуации, несмотря на отличия, встать вместе и защитить наше государство".

Давайте же друзья " встанем вместе и защитим наше государство".
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия