Анкваб – самый опасный абхазский «президент»

Дата: 06/09/2011
Автор: Лиа Токликашвили

Экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе заявляет, что с новоизбранным де-факто президентом Абхазии можно вести переговоры. Такое мнение он высказал в интервью газете «Асавал-дасавали». Шеварднадзе с ностальгией вспоминает те годы, когда Анкваб жил в Тбилиси и работал заместителем министра внутренних дел.

Несмотря на воспоминания бывших грузинских коллег Анкваба о его довольно тяжелом характере и своеобразном отношении к грузинам, Шеварднадзе почему-то помнит только то, что «Анкваб выделялся нормальными отношениями с грузинами». Очевидно, экс-президент соблюдает правила, действующие в системе внутренних дел: покинувшие систему не говорят плохо о своих коллегах, хотя Шеварднадзе хорошо должен помнить, что непосредственно перед войной и во время войны в Абхазии во всех трехсторонних (грузино-абхазско-русских) переговорах со стороны абхазов участвовал Анкваб. Его хорошо продуманная политическая тактика приносила сепаратистам больше дивидентов, нежели фигуранты войны. Риторика Шеварднадзе, согласно которой в политических кругах Абхазии есть сторонники мира и диалога, возможно и соответствует правде, но не меняет их непоколебимость в избранной цели: война или мир, мы всегда выбираем суверенитет без Грузии.

В прошлом, на уровне личных отношений, политическим кругам Анкваба удавалось сохранить нормальные отношения с грузинскими политиками, участвовали в обмене пленных, что происходило еще во время войны. Активно занимались поиском пропавших без вести и их передаче грузинской стороне, но это вовсе не означает, что они не поддерживали или полностью не поддерживали агрессивные цели Ардзинба. Разница лишь в тактике, стратегически они все были верными партнерами Ардзинба и можно сказать, плодотворнее работали в пользу абхазского суверенитета.

На политическом поприще команда Багапша и Анкваб внесла и упрочнила принцип: главный президент в Абхазии не избранный президент, а народ. Им нужна была и сейчас нужна такая демократическая формула для создания международного мнения. Они знали - добытое Ардзынбой военным путем следует облачить в демократическую оболочку и поэтому твердят о верховной воле народа. Хотя облаченная в таких лозунгах «демократия» на самом деле является партократией, или автократией, как хотите, ведь Абхазией управляет одна политическая команда. У этой группы всегда есть лидер, он вынужден применять самые недемократические формы правления, так как ситуация в Абхазии не поддается иным формам.

Но абхазскую демократию в корне убивает та реальность, что из Абхазии изгнано большинство коренного населения, регион также покинули абхазы и представители иных национальностей. Когда разговор заходит о возвращении беженцев, последователи Багапша и Анкваба всегда приводят пример проживающих в Гали грузин. Возмущаются, что ни грузинская сторона, ни международные организации не оценили такой сердобольный поступок абхазов в отношении грузин. Но они забывают, какой кровавый след оставила абхазская политика в Гали, не говоря о событиях мая 1998 года. По сей день в Гали проводится тотальная антигрузинская политика. Заслуга «мирной» политики Багапша-Анкваба в том, что в паспорте, графе национальность, гальские грузины значатся как мингрелы; что выпускают мингрелоязычную газету, целью жесточайшей редакционной политики которой является отчуждение грузин от Грузии, приводя надуманные аргументы на право существования мингрельского языка, которую, грузины, оказывается, притесняют также как и абхазский язык.

Политика Анкваба, которая с первого взгляда кажется мирной, намного опаснее и больше углубит грузино-абхазскую проблему, чем политика войны. Сколько бы мы не мечтали о том, что политическая команда Анкваба нежелательна для России, наши мечты останутся тщетными. Москва дает возможность своим пешкам поиграть в мир, когда этого требуют ее цели на Кавказе и в войну – когда нужна война.

Поэтому, нельзя соглашаться с Шеварднадзе в том, что у Грузии больше шансов с Анкваб и что без налаживания отношений с Россией не урегулировать грузино-абхазский конфликт. Последователь этого курса, Шеварднадзе, оставил Грузию без ее территории за рекой Ингури.

Его политика налаживания отношений с Россией превратила тысяча людей в беженцев и потребовала еще больше жертв. Странно, что Эдуард Шеварднадзе все еще не смог сделать логический и правильный вывод и в безделье пребывая в своей крцанисской резиденции, все мечтает о России.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия