Абхазы издали новую "Историю Абхазии"

Дата: 12/10/2011

Абхазы выпустили новую "Историю Абхазии". Книга, которая вышла в 2006 году в Сухуми под авторством О. Бгажба и С. Лакоба утверждена Министерством образования сепаратисткой власти Абхазии, как учебник 10-11 классов. Позднее, в 2007 году был издан вариант данной книги, предназначенный для широкой общественности, текст которой практически идентичен первой. Оба автора хорошо известны в научных кругах. Олег Бгажба археолог, исследует археологию Абхазии древних и средних веков. Станислав Лакоба исследователь истории Абхазии XIX-XX веков. Он был вдохновителем и редактором изданного в 1991 году в Сухуми т.н. вспомогательного учебника "Истории Абхазии". О фактологических "ошибках" в книге ИА "Пирвели" беседовал с доктором исторических наук, начальником службы координации научной работы сухумского госуниверситета, полным профессором, председателем организации Абхазии, исторического общества Грузии имени Эквтиме Такаишвили, лауреатом государственной премии Георгия Шарвашидзе Зурабом Папаскири.

Исходя из того, что книга почти целиком построена на ложных фактах и не удалось бы ее полное обсуждение, акцент сделаем на ближайшей истории.

Как заявляет Папаскири, в книге историческая истина грубо сфальсифицирована, и полностью направлена на раздувание авнтигрузинской истерии в абхазском населении.

"Начнем с XIX века. Акцент сделаю на тот отрезок, в котором авторы совершенно безосновательно сомневаются в убийстве Асланбеем Шарвашидзе своего отца Келешбея Шарвашидзе, и считают это обвинение полностью "измышлением" правительницы княжества Мингрелии Нино Дадиани-Багратиони. Вместе с тем, они не считаются с тем большим геополитическим противостоянием между Российской и Османской империями, на фоне которого в доме владетельных князей Абхазии развернулась трагедия. Жертвой именно этого противостояния, а не интриг вдовы одишского владетеля, стал креатура османов Асланбей, открыто противостоящий собственному отцу, некогда известному "истинным мусульманином" Келешбею Шарвашидзе, склонившемуся к российской империи. Между тем, во время обсуждения этих событий авторы "учебника", на удивление нам, а также несколько неожиданно, на фоне сегодняшней полной российско-абхазской "гармонии" делают одно бесспорно верное заключение, когда говорят об акте вхождения абхазского княжества под покровительство российской империи от 10 июля 1810 года: "никак нельзя назвать добровольным присоединением Абхазии к России. Военный захват Сухум-Кале – это лишь первый шаг завоевательной политики царизма в Абхазии" и что "для укрепления здесь новой власти России понадобилась ещё полувековая война с абхазским народом". Вообще остается впечатление, что Бгажба и Лакоба явно сочувствуют освободительной борьбе абхазского и северокавказского мусульманского населения против Российской империи, что действительно следует приветствовать. Также правильно оценивается русский интерес мохаджирства абхазов и поясняется, что "царизму нужна была Абхазия без абхазов".

Вместе с тем, в "учебнике" полностью с ног на голову поставлен т.н. "вопрос Самурзакано". Авторы всячески пытаются представить Самурзакано как исторически коренную территорию абхазов. Тем временем, можно в точности сказать, что до начала XVIII века на данной территории (сегодняшний Гальский район) нет никаких следов проживания абхазов, и здесь их основание произошло после того, как ее в конце XVII и начале XVIII веков Шарвашидзе отняли у одишских владетелей. Окончательно Самурзакано, как отдельное феодальное владение оформилось при Мурзакане Шарвашидзе, чьим именем и был назван этот регион. С этого времени до 1840 года Самурзакано являлся предметом спора Шарвашидзе и Дадиани, во время которого успех сопутствовал то Шарвашидзе, то Дадиани. В этом противостоянии отчетливо проявилось преимущество дома владетелей Мингрелии на рубеже XIX века. 9 июля 1805 года в селе Бандза Леван V Дадиани по воле российского императора был утвержден владетелем Мингрелии. В этом церемониале вместе с дворянами Одиши участвовали также и представители княжеского дома Самурзакано Леван и Манучар Шарвашидзе, которые, официально подтвердив, что с исконных времен были собственностью "самодержного князья Мингрелии Дадиани", также поклялись в верности российского императора. Это означал вход Самурзакано, как части Мингрелии, в подданство Российской империи. Как раз этот несомненный факт не признают авторы "учебника" и сознательно фальсифицируя историю, обставляют дело так, будто Леван и Манучар Шарвашидзе были независимо приняты в покровительство Российской империи, а владетельный князь Мингрелии всего лишь исполнял роль посредника. Полная ложь также и их утверждение, будто в 1840 году "владетель Абхазии доказал свои права на эту область и с этого времени она являлась отдельным приставством". На самом деле в 1840 году власти Российской империи выкупили Самурзакано у Левана V Дадиани и не передали владетелю Абхазии Михаилу Шарвашидзе, а создали там отдельное приставство, русскую административную единицу, непосредственно подчиненную генерал-губернатору Кутаиси. Более того, обиженный этим "несправедливым" решением российских властей Михаил Шарвашидзе в знак протеста в 1847 году официально поставил перед верховной властью империи вопрос о своей отставке с трона владетеля. Авторы "учебника" яно в растерянности во время освещения беспрецедентного антирусского восстания абхазов 1877 года, правильно отмечая, что после начала очередной российско-турецкой войны высаженный в Абхазии т.н. "турецкий десант" в основном состоял из абхазских мохаджиров. Они ничего не говорят о масштабах протеста местного абхазского населения, о том, что Сухуми, и между прочим Очамчире тоже, как раз таки сожгли мятежные абхазы, а не просто "турецкий десант". Неправильно их заключение о том, будто спасение Самурзакано от репрессий русской администрации было вызвано тем, что этот регион русские стойко защищали. В действительности, всеобще известно, что население Самурзакано, в том числе дворянство абхазского происхождения не только не поддерживало восстание, но напротив, даже несколько остерегалось появления мятежников. Об этом свидетельствует поступок населения бедийской общины, которое "под впечатлением первого страха перед неприятелем начало бежать к Ингуру". Более того, самурзаканцы приняли активное участие в подавлении мятежа абхазов. С этой точки зрения в особенности отмечали заслугу действующего под руководством Баты Эмухвари "сотни самурзаканцев". Во время одного из сражений, в котором российскими регулярными частями командовал Григол Шарвашидзе, как раз рота Баты Эмухвари нанесла поражение отряду мятежников, и задержала одного из вождей антирусского восстания Херипса Маршания. В этом бою принимали участие также отряды других абхазских дворян, в частности Алмасхида и Чагу Маршания.

С Самурзакано и его жителями связана еще одна фальсификация, которая встречается в "учебнике". Имеются в виду приведенные авторами т.н. "статистические материалы", отражающие этнический состав Абхазии, по которым, оказывается, по переписи 1886 года население Абхазии составляло 69 тысячи человек, из них абхазы-58 963 человек (85% общего количества), а "мегрелы, лазы и грузины"- всего 4,116, что по их расчетам, составляет всего 6% населения. Это продолжение фальсификаторской демагогии, начатой Станиславом Лакоба еще с 80-х годов XX века, которую он развивает из книги в книгу. На самом деле данные научных исследований были такими: в 1886 году собственно абхазское население составляло 28 323 человек, самурзаканцев -30 640, однако общее количество абхазов равнялось 58 963 человек. Как из этого следует, данная окончательная цифра была получена авторами книги путем элементарного арифметического сложения абхазов и самурзаканцев. Однако существует и другая статистика, о которой Лакоба умалчивает. Это данные переписи, проведенной в 1883 году, согласно которой количество абхазов равно 27 526, а самурзаканцев- 25 424, а в 1914 году абхазов было 42 073 человек. В 1917 году эта цифра еще более уменьшилась и была равна 38 121, а в 1923 году- 36 816. Параллельно сокращению количества абхазов росло количество грузинского населения. Если в 1886 году, когда к абхазам приплюсовали и самурзаканцев, грузин насчитывали всего 25 873 человек, в 1923 году их количество возросло до 71 181. Однако наиболее любопытный факт произошел в 1926 году, когда всего за какие-нибудь три года количество абхазов увеличилось с 36 816 до 55 918 человек. Между тем, в 1897-1923 годах не было особо неподходящих демографических факторов (эмиграция, репрессии, эпидемии и т.д.) для сокращения населения, и что главное, в 1923-1926 годах не создавались соответствующие условия для демографического бума, в результате которого всего в течение каких-нибудь трех лет количество абхазов могло возрасти на 20 000 человек. Совершенно ясно, что это, на первый взгляд, странное смешение цифр имеет единственное объяснение: манипулирование самурзаканцами. В переписи 1886, 1897 и 1826 годов самурзаканцев приплюсовали к абхазам, а в 1914, 1917 и 1923 годах к грузинам. Любопытно, что сам Нестор Лакоба, признанный лидер абхазских большевиков в 1926 году официально признавал, что "абхазцев с большой натяжкой около 57-60 тысяч душ". "Почему с большой натяжкой? – ставил он вопрос и сам же на него отвечал:- "Потому, что несколько тысяч человек причисляют себя к абхазской народности, но язык у них не абхазский, а мингрельский". Нестор Лакоба признавал также, что мингрелы были грузинами, и считал, что они должны были быть причислены к грузинам. Таким образом, исходя из всего вышесказанного, можно смело заявить, что любая попытка объявлять коренное население Самурзакано абхазами, и на основании этого увеличивать количество абхазов в XIX веке не более чем грубое искажение исторической истины, которое полностью направлено на раздувание антигрузинской истерии в абхазском населении.

Той же цели служит и развитый в "учебнике" тезис о "массовом заселении" грузин в Абхазии в период после мохаджирства. Акцент делается и на то, как в это время грузинское духовенство развернуло широкую деятельность в Абхазии, и как навязывали абхазам богослужение на непонятном для них грузинском языке. И это на фоне, когда авторы не говорят ни слова, ни о русской и армянской колонизации, ни о проведенном правительством в области курсе полной русификации, что по заявлению одного из высокопоставленных чинов русского полицейского режима Кавказа, ни больше, ни меньше, было необходимо "для полного слияния абхазцев с населением империи".

В "учебнике" Бгажба и Лакоба крайне тенденциозно освещена история XX века, в особенности события 1917-1921 годов. Они не могут скрыть свою откровенную ненависть к тем абхазским политическим лидерам, которые представляли будущее Абхазии в едином грузинском государстве. Это и понятно, поскольку для авторов учебника и сегодня "родная среда" российское советско-коммунистическое пространство. Поэтому они восторженно пишут об "освобождении" Сухуми "от меньшевиков" большевистскими отрядами и установлении там советского режима. Между тем, в это время большевики отобрали Сухуми не у меньшевиков, а у "Абхазского народного совета", который тогда олицетворял власть в регионе. Поэтому они так остро переживают то, что "Советская Россия в силу политических обстоятельств не имела возможности оказать вооружённую помощь Абхазии". Тем временем, авторы "учебника" утаивают от читателя, что вооруженные регулярные войска Закавказской Федеративной Республики, а не меньшевистской Грузии, которые пресекли большевистскую авантюру, вошли в Абхазию не по собственной инициативе, а на основании официальной просьбы избранного в свое время абхазским народом "Абхазского народного совета ". Непонятно пожалуй, почему должно быть оправдано вооруженное вмешательство России для свержения существующей в Абхазии власти (у которой к тому времени действительно было полное доверие абхазского населения, подчеркиваем, только абхазского, а не всего населения региона), и что предосудительного в том, что "Абхазский народный совет", у которого была определенная степень легитимности, обратился за помощью к правительству Закавказской Федеративной Республики? Авторы "учебника" лукавят и тогда, когда пишут, что "После подавления советской власти в Абхазии меньшевики установили здесь режим военной диктатуры". Во-первых, никакой военной диктатуры не было, напротив, вооруженные силы Закавказской Федеративной Республики, а не грузинские меньшевики, как пишут авторы, в мае 1918 года восстановили власть " Абхазского народного совета" (между прочим, Бгажба и Лакоба признают это).

Также высосано из пальца утверждение, будто в Абхазии тогда имели место массовый террор и репрессии. Тот факт, что было возбуждено уголовное дело по причине "большевистских выступлений в сухумском округе" и в "измене государства" обвинялись российские агенты большевистские авантюристы, в действительности не может считаться проявлением военной диктатуры. Тем более что не существует ни одного факта наказания какого-нибудь большевистского лидера. Более того, известно, что собственно Нестор Лакоба, признанный предводитель абхазских большевиков один период даже сотрудничал с избранным в 1919 году Народным Советом Абхазии и по его поручению выполнял обязанности комиссара в Очамчире. Авторы "учебника" без стыда лгут, когда заявляют, что 20 октября 1917 года Абхазия была принята в т.н. "Юго-Восточный Союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей". На самом же деле в "Союзническом договоре" совершенно ясно и четко написано, что в "Союз" входит "горский народ Сухумского края (абхазцы)".

Также построена на полном подлоге развитая в "учебнике" точка зрения о т.н. "грузинской оккупации". Смешно, что в данном случае главным аргументом они приводят демагогические заявления генерала Деникина. Это тот самый Деникин, главной целью которого, как известно, было восстановление единой и цельной российской империи и рядом с которым в осуществлении этой "великой" миссии стояли названный "Иудой Абхазии" самим Дмитрием Гулия известный сепаратистский лидер Александр Шарвашидзе и его единомышленники. Не должен вызывать сомнений тот факт, что т.н. петиция "абхазского народа" к командованию "армии добровольцев", в которой была просьба "о помощи в изгнании Грузии и присоединении Сухумского округа к России", а также обещание поддержки со стороны абхазов "в походе против Закавказья", было сфабриковано как раз-таки под диктовку генерала Деникина. В том же контексте нельзя не обратить внимания на еще одно обстоятельство. Достойных представителей абхазского народа, какими были Варлам Шарвашидзе, Дмитрий (Арзакан) Эмухвари, Вианор Анчабадзе, Дмитрий Гулия, Георгий Зухба, Василий Гурджуа и т.д., которые активно выступали с требованием автономного устройства Абхазии в рамках демократической республики Грузия, авторы "учебника" не только не считают выразителями интересов абхазского населения, но фактически ставят под сомнение их абхазское происхождение. И это тогда, как среди известных абхазских деятелей с гордостью упоминаются такие имена, как Дмитрий Алания, Михаил Тарнава, Михаил Цагурия, Александр Убирия и другие. Спрашивается, с каких это пор представители древних абхазских княжеских фамилий Шарвашидзе, Анчабадзе, Эмухвари и т.д. не считаются абхазами, а их места занимают некие Алания, Цагурия, Убирия и другие, абхазское происхождение которых просто смехотворно?!. Вот, на каких авторитетах строят свою фальсификацию Лакоба, Бгажба и их единомышленники.

В "учебнике", как и ожидалось, развит тезис о том, что т.н. "Абхазская ССР" в 1921-1931 годах представляла "независимую" Советскую Социалистическую Республику, которая на основании союзнического договора 16 декабря 1921 года присоединилась к Советской Социалистической Республике Грузия. В этот период, оказывается Абхазская ССР "по своему статусу являлась не автономной, а, по сути, союзной республикой, имевшей статус суверенного государства". По их мнению, этот статус конституционно оформил проведенный в апреле 1925 года III съезд Советов Абхазии. Это полная ложь, которой вот уже три десятка лет вводят в заблуждение наших абхазских сограждан идеологи сепаратистского движения, почетное место среди которых, безусловно, принадлежит Лакоба. Вход Абхазии в состав Грузинской ССР (а не объединение двух равноправных субъектов, Грузинской ССР и Абхазской ССР в единое федеративное государство) было подтверждено конституциями Абхазской АССР и Грузинской ССР. В союзническом договоре о создании СССР Абхзия не упоминается как независимый субъект данного нового объединения СССР, и фигурировала среди автономных республик. Статус Абхазии, как автономной республики официально зафиксирован в конституции Советского Союза 1924 года: " автономные республики Аджарии и Абхазии, Юго-Осетинская, Нагорно-Карабахская и Нахичеванская автономные области посылают в Совет Национальностей по одному представителю". То, что Абхазская АССР изначально была входящей в Грузинскую ССР автономной единицей видно и из того, что ее бюджет был частью бюджета Грузии, а правительственные ведомства и партийные органы Абхазии были подотчетными перед законодательными и исполнительными органами Грузии, а партийные структуры перед ЦК компартии Грузии. Все это раздражало те силы, которые в свое время демагогически обещали сепаратистски настроенным абхазам получение национально- государственной независимости Абхазии сразу же по установлению советской власти. Именно эти силы попытались некую ревизию установленных между Тбилиси и Сухуми в 1921-1925 годах государственно-правовых отношений. Всякие утверждения о том, будто Абхазская ССР в 1921-1931 годах имела статус независимого от Грузии государственного образования - статус союзнической республики, которую она утеряла в 1931 году в результате коварных действий "всесильных грузин" Сталина и Берия, всего лишь политическая инсинуация, цель которой, с одной стороны, разжигание в абхазском населении антигрузинских настроений, а с другой стороны, введение в заблуждение мирового содружества.

Авторы "учебника" не обходят вниманием пресловутую тему т.н. "массового заселения грузин", которое имело место в начале 40-50-х годов XX века, и мастерски пользуются ею для разжигания антигрузинских настроений в абхазском населении. В основном подразумевается организованное заселение в Абхазию в 40-х годах XX века оставшегося без крова населения из пострадавших от землетрясения районов Западной Грузии. Этот процесс со стороны коммунистической власти Грузии, как известно, по утверждению сепаратистов, был целенаправленной акцией для развала этнической индивидуальности абхазов и их огрузинивания. В грузинской историографии на основании надлежащих фактических материалов довольно четко показано, что на территории современной Абхазии с древнейших времен и до XX века грузинское население всегда преобладало над абхазским. Так что, демагогические утверждения некоторых абхазских историков и политиков, будто на нынешней территории Абхазии большинство грузинского этноса появилось только лишь в 30-40-х годах XX века в результате т.н. "массового организованного заселения" грузин, просто ложь и грубое искажение истории. Безусловно, если бы не большая национальная трагедия абхазского народа, мохаджирство, инспиратором и настоящим творцом которого была российская империя, абхазского населения количественно было бы больше в 30-40-х годах XIX века. Нельзя отрицать и того, что после того, как в 60-70-е годы XIX века одна часть абхазов в знак протеста против установления русского правления в Абхазии покинула родные места, и переселилась в Османскую империю, их жилые места действительно заняли представители других национальностей: русские, армяне, греки, и, естественно, грузины. Вместе с тем, известно также, что русская администрация Кавказа всячески старалась не допускать массового заселения грузин в Абхазии и помешать оказанию данного края в грузинском этнокультурном пространстве. А для этого, по пояснению одного из высокопоставленных русских чиновников, начальника администрации сухумского "округа", полковника Бракера было необходимо "вселение в Сухумский округ иноземного элемента, допущенное в начале… - прекратить, теперь же, в особенности вселение мингрельцев. Желательно сберечь возможно большой фонд свободной земли для водворения исключительно коренных русских людей". "Русская колонизация округа"- писал позднее военный губернатор Кутаиси, генерал Гершельман - "имеет большое государственное значение в политическом отношении. Абхазцы… до сих пор представляют из себя народность крайне малокультурную, мало развитую как в умственном, так и в нравственном отношении, шаткую в своих религиозных убеждениях и не раз уже проявившую свою политическую неблагонадежность. Все это вызывает необходимость особого внимания к ним. Помочь делу можно внесением в край русской гражданственности. Лучшим средством к осуществлению надо бесспорно признать колонизацию края русским населением".

Это всего лишь малая часть тех разнообразных документальных материалов, из которых совершенно ясно видно, кто старался уничтожить национальную самобытность абхазов и превратить Абхазию в обычную российскую провинцию. Спрашивается, почему забывают обо всем этом наши абхазские коллеги, которые так скрупулезно считают арифметически, сколько грузин и когда поселились не в другом государстве, а в исконно древней области собственной страны, в Абхазии. Да, нравится это кому-то или нет, мы обязаны еще раз напомнить всем, что Абхазия исторически всегда была органической частью грузинского этнокультурного и политико-государственного мира, родиной не только этнических абхазов, но и первым делом, как раз-таки грузин. Так что, перемещение грузин на жительство с одной области своей же собственной страны в другую никак не является политической акцией, направленной против кого-либо. Разумеется, это касается и 1937-1953 годов, когда действительно произошло массовое организованное вселение грузин в Абхазию на государственном уровне. В конце концов, уже время, чтобы все уразумели, это была одна страна, одно государство, которое официально называлось "Грузинская ССР", а "Абхазская АССР" была ее составной частью. А объявление миграции населения внутри территории одного государства преступлением, просто не садится ни в какие рамки элементарной логики. Более того, ни для кого не секрет, что в перид существования СССР было единое гражданство, и у каждого человека в паспорте было записано не "гражданин Грузинской ССР", а "гражданин СССР". Исходя из этого, любой гражданин этой единой страны мог по собственному желанию выбрать место постоянного жительства. Касательно "организованного переселения", они имело место не только в Абхазии, но и в иных регионах Советского Союза, которые первым делом, были мотивированы экономической необходимостью. Чтобы далеко не ходить, примером того стоит привести строительство ингурского бумажного комбината и Ингури ГЭС, во время которого в Зугдидском, Цаленджихском и Гальском районах возникли целые русские поселки. Почему волнует наших абхазских оппонентов переселение в Абхазию нескольких десятков тысячи грузин и почему они не возвышают голос, к примеру, из-за того, что с 1886 года по 1989 год количество русских в Абхазии увеличилось, ни больше, ни меньше, в 70 раз?! Примерно во столько же раз возросло армянское население. Или какой такой вред причинили Абхазии переселенные туда грузины? Может то, что разоренные и опустошенные районы они превратили в цветущие сады?! Сегодня уже весь мир знает, кто был реальным создателем материального блага в Абхазии и на какой "творческий труд и деятельность" способны "единственные аборигены-абхазы". История во второй раз устроила им экзамен. Впервые это было в поздние средние века, когда двинувшаяся с гор волна джиков-абхазов с "варварским" менталитетом полностью смела цветущую страну, созданную большим трудом в течение веков цивилизованными христианами грузинами и абхазами с развитой феодальной экономикой и передовой христианской культурой, и превратила ее в отсталую, дикую провинцию.

Напрашивается вопрос: был бы вообще нынешний абхазский народ со своей национальной культурой, если бы не обабхазившиеся грузины, которые как раз-таки своим творчеством положили основу абхазскому национально-культурному самосознанию? Со всей категоричностью можно заявить, что в первую пятерку интеллектуальной элиты, создавшей абхазское национально-культурное самосознание, входят как раз те деятели, в чьем грузинском (мингрельском) происхождении невозможно внести сомнение. Это основатель абхазской национальной литературы, и вместе с тем один из создателей абхазского алфавита, Дмитрий Гулия. По всеобщему признанию считающийся патриархом абхазской прозы Иван Папаскири, классик абхазской поэзии Иуа Когония, известный абхазский ученый-педагог Андрей Чочуа, известный абхазский историк Георгий Дзидзария. Несомненно, в развитии абхазской культуры и науки свою лепту внесли немало других деятелей, но безо всякого преувеличения можно сказать, что особый толчок формированию национально-культурной индивидуальности абхазского народа дала именно эта "большая пятерка". На самом деле трудно, чтобы кто-то соперничал с ними в первенстве. Вот какое "пополнение" дали грузины братскому абхазскому народу и как прискорбно, что все это забывают не только следующие за российской антигрузинской пропагандой апсуа-абхазы, но и парализованные на историческую память, обабхазившиеся, вчерашние грузины по племени.

В "учебнике", как и ожидалось, целиком проводится сепаратистское видение т.н. "национально-освободительной борьбы абхазского народа", которое подразумевает полностью обвинение грузинской стороны в развитых в Абхазии событиях. В этом контексте особо подчеркивается противостояние в сфере историографии. В "учебнике" отдельным параграфом выделена т.н. "Отечественная война народа Абхазии 1992-1993 годов", в которой, разумеется, во всем обвиняется грузинская сторона. Авторы повторяют миф о том, будто 14 августа 1992 года перемещение военных частей, подчиненных Министерству обороны и МВД грузинской республики внутри государства Грузии (суверенитет которого- Грузинская СССР в рамках 1991 года, был признан международным содружеством), на территории автономной республики Абхазии было интервенцией. Тем временем, яснее ясного, что с правовой точки зрения в этом случае нарушение не имело места. Преступление произошло тогда, когда "боевики" т.н. "абхазской гвардии" неожиданно открыли огонь колонне внутренних войск республики Грузия у села Охурей Очамчирского района. Между прочим, оказание вооруженного сопротивления со стороны "абхазской гвардии", за которым последовало инспирирование конфликта, оказалось неожиданным, поскольку вопрос перемещения военного контингента на территории Абхазии у центральных властей страны было заранее согласовано лично с Ардзынба. То, что соглашение между Тбилиси и Сухуми о перемещении военных частей на территории Абхазии действительно существовало, несколько лет назад официально подтвердил ни кто иной, как собственно первая персона нынешнего сепаратистского режима, в ту пору министр внутренних дел Абхазии Александр Анкваб. Авторы "учебника" всячески стараются убедить читателя в том, что в "отечественной войне" победил абхазский народ с помощью "братских" северокавказских и казачьих "добровольцев". На самом же деле их главной ударной силой, которая имела решающее влияние на итог вооруженного противостояния, являлась официальная российская военная машина, со своей артиллерией, авиацией и военным флотом, а военные операции непосредственно вел генеральный штаб российских вооруженных сил. Если ранее кто-то и сомневался в этом, сегодня, после того что Российская Федерация совершила в августе 2008 года, стало яснее ясного, кто был настоящим инспиратором и главным вдохновителем сепаратистского восстания, устроенного в 1992-1993 годах в Грузии, кто вел "крестовую" войну против единой грузинской государственности, и кто в 1993 году стоял за "великой победой" абхазских сепаратистов.

И, наконец, во время обсуждения т.н. "Истории Абхазии" Бгажба и Лакоба нельзя не отметить также полного игнорирования всего грузинского в культурной жизни Абхазии XIX-XX веков. Любой несведущий читатель после ознакомления с этим "учебником" непременно придет к заключению, что в Абхазии никогда не было ни грузинской литературы, ни грузинского театра, и что научную деятельность здесь вели только абхазы. Достаточно отметить, что из грузинских деятелей названы только работники службы здравоохранения Григолия, Рухадзе, Шубладзе, Джапаридзе, а также ученые-историки Симон Джанашия, Арвелод Куправа и Георгий Анчабадзе, однако эти последние объявлены выходцами "из среды абхазского народа". Забывчивость авторов "учебника" доходит до того, что они упустили таких деятелей, как признанный исследователь абхазского языка, доктор филологических наук Мириан Циколия, тот же известный грузинский поэт Мириан Мирнели, озвучивший на грузинском языке немало произведений абхазских поэтов, исследователь грузино-абхазских литературных отношений профессор Отар Чургулия, известный языковед- абхазовед Баграт Джанашия и десятки достойный грузинских писателей, ученых и представителей искусства. Мы, грузинские ученые, активно стараемся выдвинуть на передний план вопросы, которые вводят в обман абхазскую общественность, и показать реальность и абхазам, и международному содружеству с тем, чтобы попытки посеять рознь между грузинской и абхазской общественностью не достигли цели",- заявил Папаскири информационному агентству "Пирвели".

Разумеется, о данном "учебнике" можно сказать еще немало критического, можно выдвинуть и много других искаженных фактов. Приведенные здесь факты всего лишь малая часть той ложной истории, которую абхазы создали для того, чтобы ввести в заблуждение новое поколение.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
  • .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия