Абхазскому языку грозит исчезновение

Дата: 25/11/2011
Автор: Саломе Ачба

ЮНЕСКО официально внесла абхазский язык в список языков, находящихся перед опасностью исчезновения. По мнению языковедов, если не сделать решающих и действенных шагов для спасения абхазского языка, спустя 20-30 лет им будут владеть всего лишь единицы.

Часть ученых полагает, что опасность исчезновения абхазскому языку создал процесс русификации, идущий в Абхазии. Между тем, по мнению других, и в особенности самих абхазских ученых, причиной того стала грузинская демографическая и политическая экспансия в середине минувшего века. Четыре года назад марионеточные власти Абхазии приняли закон "О государственном языке". Однако принятие этого закона практически ничего не изменило в свете охраны абхазского языка, на сегодня абхазский язык по-прежнему перед реальной опасностью исчезновения.

Об истории абхазского языка и алфавита, опасности исчезновения языка и путях выхода из сложившегося сложного положения с Центром по правам человека беседовал профессор сухумского университета в изгнании, языковед Теймураз Гванцеладзе.

Теймураз Гванцеладзе: Абхазский язык, как и грузинский язык, входит в семейство иберийско-кавказских языков. Это означает, что эти языки общего происхождения и вместе с черкесским, убыхским, чеченским, дагестанским языками, проистекает от одного общего праязыка. Со временем предиберийско-кавказский язык распался, и из него предположительно мы получили сначала диалекты, а затем вышеперечисленные кавказские языки.

Первые абхазские слова записал турецкий путешественник Евлия Челеби в 1641 году. Он путешествовал по черноморскому побережью с турецким флотом и записывал образцы языковой речи всех тех народов, с которыми имел соприкосновение во время странствия. В его записях встречаются слова на грузинском, абхазском, черкесском и других кавказских языках. Более ранних записей абхазских слов или предложений, к сожалению не существует.

До XIX века на абхазском языке практически ничего значительного не было записано. А в XIX веке начинается научное исследование этого языка. Первым исследователем абхазского языка был немецкий востоковед Георг Розен, издавший в 1846 году в Берлине труд об осетинском языке. К этому труду также прилагается грамматический обзор абхазского языка. Это был первый случай, когда началось научное исследование данного языка. В научное исследование абхазского языка особую лепту внес генерал российской армии Петр Услар, которого абхазский язык интересовал как с чисто лингвистической, так и с политической точки зрения. Когда заходит речь о научном исследовании абхазского языка невозможно не назвать грузинского просветителя Петра Чарая, который вырос в абхазском селе и превосходно владел абхазским языком. Много трудов написал об этом языке и Нико Мар. Тем не менее, одно следует отметить непременно: труды Нико Мара изначально были политизированы. Известный факт, что Нико Мар всегда старался быть в лодке власти. Это отражается и в его трудах. Можно сказать, что основа абхазского сепаратизма была заложена именно из трудов Нико Мара. А наибольшая заслуга в деле исследования абхазского языка принадлежит академику Кетеван Ломтатидзе. Она всю свою жизнь посвятила делу научного исследования абхазского языка и воспитания абхазской научной интеллигенции.

Что Вы скажете об абхазском алфавите. Как известно, до использования русской графики, абхазский алфавит основывался на грузинском и латинском алфавитах.

Когда немецкий ученый Георг Розен в 40-е годы XIX века писал исследование, перед ним возникла проблема какими буквами записать абхазские слова. Он принял решение, записать абхазские слова не, например, латинскими буквами, а грузинскими, поскольку считал, что грузинские буквы точнее всех отражают звуковой состав абхазского языка.

В 60-х годах XIX века была создана специальная комиссия под председательством Ивана Бартоломея, в которую входили представители грузинской, русской и абхазской интеллигенции. Данная комиссия должна была создать абхазскую азбучную книгу. Все члены комиссии Бартоломея, подобно Георгу Розену, пришли к выводу, что грузинский алфавит точнее всех отражал звуковой состав абхазского языка. Комиссия приняла решение использовать грузинскую графику для абхазского азбучного учебника. Об этом решении комиссии стало известно русскому генералу Петру Услару. Он был возмущен решением комиссии и пожаловался на Бартоломея. Комиссия была вынуждена отступить и в результате в 1865 году комиссия Бартоломея издала первый абхазский азбучный учебник, основанный на русской графике, т.е. на кириллице. Абхазский алфавит на основе кириллицы был составлен самим Усларом. Между прочим, в одном месте Услар писал, что самым пригодным не только для абхазского, но и для нескольких кавказских языков является принцип грузинского письма. Несмотря на это, он был категорически против того, чтобы для передачи звуков абхазского и иных кавказских языков использовалась графика грузинского языка, и вот почему: в данном случае он мыслил как генерал российской армии и полагал, что использование грузинского алфавита в абхазском языке могло создать препятствие процессу русификации в данном регионе. Азбука Услара использовалась до 1926 года. Однако, здесь слово "использовалась" является относительным, поскольку практически на пальцах можно пересчитать количество изданий, которые в этот период были выпущены на абхазском языке, по созданной Усларом на основе кириллицы абхазской азбуке.

В 1926 году в контексте текущей в Советском Союзе кампании латинизации алфавитов абхазский язык перевели на латинский алфавит. Автором данного латинизированного алфавита был Нико Мар. Следует отметить, что этот алфавит оказался довольно сложным собственно и для самих абхазов, так как состоял более чем из 70 знаков и многие буквы по очертанию были слишком похожими друг на друга, изучающие язык затруднялись их отличать. Исходя из этих причин, алфавит Нико Мара функционировал всего два года. В 1928 году этот алфавит сменили на другой алфавит, созданный профессором Николаем Яковлевым, который подобно предшествующему, относился к числу латинизированных алфавитов. Этот алфавит использовался в течение десяти лет.

В 1937 году латинизированный абхазский алфавит был заменен грузинской графикой, и эта письменность действовала до 1954 года. По мнению многих ученых, для абхазского языка самой точной и соответствующей была как раз таки грузинская графика. Как было выше сказано, этого мнения придерживался Георг Розен, а также, один из крупнейших исследователей абхазского языка, Петр Чарая, русский генерал Петр Услар, который был против использования грузинского алфавита лишь исходя из политических мотивов. Кроме того, аналогичного мнения придерживались многие абхазские деятели, и в том числе Дмитрий Гулия.

В 1937 году вопрос замены латинизированного алфавита грузинским был выдвинут на конференции областного комитета компартии Абхазии. Этот вопрос поставили сами абхазские деятели. Тем временем, постановка данного вопроса была созвучна с постановлением российских властей, согласно которому переведенный на советском пространстве в 20-30 годах XX века на латинизированную графику алфавит книжных языков должен был перейти на письменность той союзной республики, в географическое пространство которых входило жилище тех или иных конкретных народов. По этому постановлению абхазский и осетинский языки должны были перейти на грузинскую графику. Это решение было принято не в Тбилиси. Любопытно, что параллельно в Армении грузинский язык перевели на армянскую письменность. На заседании, на котором было принято решение, что грузинский алфавит должен был заменить латинизированный алфавит абхазского языка, присутствовала вся абхазская интеллигенция, писатели, журналисты, языковеды, общественные деятели. Из протоколов этого заседания хорошо видно, что они поддерживали и приветствовали это решение. В этих протоколах сохранилась вступительная речь языковеда Симона Джанашия на заседании, в котором он говорит, что грузинские ученые в данном случае являются всего лишь консультантами и вопрос изменения латинизированного алфавита грузинским должны рассматривать те, кто поставил этот вопрос, то есть абхазы. В конечном итоге, был утвержден вариант основанного на грузинской графике алфавита, сличенного грузинскими, абхазскими и русскими учеными, и этот алфавит использовался до 1954 года.

Так что, абсолютно неверно и не основано ни на каких документальных материалах заявление некоторых абхазских деятелей о том, что перевод абхазского языка на грузинскую графику служило делу огрузинивания абхазов.

А в 1954 году опять вернули составленную Усларом письменность с небольшими изменениями.

Как Вам известно, ЮНЕСКО внесла абхазский язык в список языков, которым грозит опасность исчезновения. Как исследователь данного языка насколько Вы считаете реальной эту опасность?

Эту опасность видят все трезво мыслящие люди, имеющие соприкосновение с абхазским языком. Об опасности исчезновения языка много говорят и сами абхазы. Ни одно государство на земле, кроме Грузии, не обязано заботится о сохранении и развитии этого языка. То псевдогосударство, которое признало Россия исходя из собственных интересов, не заинтересовано в развитии абхазского языка и культуры.

На сегодня система образования Абхазии является продолжением советской системы. Со своей стороны та советская система образования являлась продолжением системы времен царизма. Царская Россия во время царизма разработала определенные правила для приходских школ. По этим правилам нерусское население на первом этапе получало образование на родном языке совместно с усиленным изучением русского, а на следующем этапе обучение полностью переходило на русский язык. В этой форме происходило обрусение нерусскоязычных народов. Разработанной при царизме системой образования весьма активно пользовались и советские власти. Стоит сожаления реальность, что сегодня в Абхазии точно та же образовательная система, которая действовала при царской России и в Советском Союзе: до четвертого класса ученики учатся на абхазском языке и параллельно им проводится усиленный курс русского языка, а с пятого класса вся учебная система переходит на русский язык. В результате, после окончания школы абхазский ребенок практически вообще не знает абхазский язык, и его система мышления полностью подогнана под русский язык. Сегодня подавляющее большинство абхазов для коммуникации, и получения информации пользуется не абхазским, а русским языком. Старого поколения, хорошо знающего абхазский язык, уже нет, а новое поколение, получающее образование по такой превратной системе, вообще не знает родного языка. Могу сказать, что я намного лучше владею этим языком, чем многие абхазы.

В Абхазии уже не популярно знать абхазский язык. Абхазские родители дают своим детям образование только на русском языке, так как абхазский язык не престижный и не имеет практического применения. Если так будет продолжаться, в итоге мы получим обрусевших абхазов, и в течение ближайших 20 лет абхазский язык будут знать только лишь единицы.

В чем Вы видите выход?

До того, как в Абхазии абхазская школа не станет полностью абхазской от первого и до последнего класса, пока к этому не добавится полностью абхазоязычное университетское образование, абхазский язык по-прежнему будет находиться перед опасностью исчезновения. Сегодня в Сухуми во всех высших учебных заведениях, на всех специальностях, кроме филологического факультета, учеба идет на русском языке. Между прочим, во время Советского Союза перед компартией ЦК Грузии лично я поставил вопрос о ведении образования в абхазской школе до конца на абхазском языке. Тогда меня, как говорится, в трубу провели, не твое, мол, это дело.

Что в такой тяжелой ситуации может сделать грузинская сторона для спасения абхазского языка?

Поскольку мы записали в Конституцию, что абхазский язык на территории Абхазии наряду с грузинским является государственным языком, это возлагает на нас определенные обязанности и, между прочим, не только по ту сторону реки Ингури, но и на этой стороне. Конституция Грузии обязывает грузинских властей проявить заботу с тем, чтобы абхазский язык, культура и идентичность не исчезли окончательно.

Полагаю, грузинская сторона обязана перевести все принятые парламентом Грузии законы и соответствующую документацию, и издать на абхазском языке, чтобы у абхазской общественности была возможность ознакомиться с ними. К сожалению, парламент Грузии не делает этого. Я не вижу, что кто-нибудь во власти думает об этом. Возможно, и не догадываются, что это необходимо.

По эту сторону Ингури практического знатока абхазского языка у нас, кроме нескольких человек, почти нет.Никто и не заботится о том, чтобы росли такие специалисты. В сухумском государственном университете у нас есть бакалаврская программа по абхазской филологии, однако нет содействия. В данном случае я говорю об отсутствии содействия со стороны государства, а не со стороны университета, разумеется. На данном этапе на специальности абхазского языка у нас всего четыре студента. Кроме того, в виде избранного языка ежегодно 20-30 студентов являются слушателями одного семестра курса по абхазскому языку, однако, естественно, что практически невообразимо за один семестр изучить столь сложный язык, как абхазский.

Когда перед студентом возникает вопрос, какую выбрать специальность, он думает, если я выберу абхазскую филологию, то где я использую эту специальность?! Да, студенты не выбирают специальность абхазского языка, поскольку не видят заинтересованности этим языком со стороны государства. Если бы студент знал, что существует специальная служба, которая переводит грузинское законодательство на абхазский язык и после окончания университета у него есть шансы быть занятым в этой службе, разумеется, будет больше стимула для избрания абхазского языка специальностью.

Если бы я был абхазом, жил в Сухуми и постоянно слышал риторику грузин: вот, господа, мы заботимся о развитии вашего языка и культуры, у меня появится вопрос: в чем конкретно это выражается? Грузин, наверное, ответил бы мне: вот в Конституции у нас записано, что абхазский язык является государственным языком на территории Абхазии вместе с грузинским. Я бы на это опять же ответил вопросом: и что?! Ну и что дальше?! В чем конкретно выразилось то, что вы проявили уважение к абхазскому языку?!

Примерно три года назад в тбилисском государственном университете имени Иване Джавахишвили я поставил вопрос о создании института абхазского языка и культуры, который бы работал как раз над урегулированием тех проблем, о которых я говорил выше. Вы представить себе не можете, что со мной сделали мои коллеги. Не проявила интереса к этому вопросу и администрация университета. Между тем, у ТГУ финансовых ресурсов было достаточно для того, чтобы осуществить эту идею.

Как полагаете, в публичных школах Грузии должен изучаться абхазский язык?

Я не думаю, что этот язык должен преподаваться в школах как обязательный предмет. Однако в виде дополнительно избранного предмета, полагаю, было бы хорошо внести изучение абхазского языка. В особенности это необходимо в тех регионах, у которых непосредственное соприкосновение с абхазами.

Как известно в Батуми и прилегающих к нему селах проживает до 1 500 абхазов. Это потомки изгнанных из Абхазии в XIX веке мохаджиров. Проживающие в Аджарии абхазы понемногу забывают родной язык. В текущем году мне и моим сотрудникам, на основании гранта ООН и Евросоюза представилась возможность изучения их языковой, этнической и культурной идентичности. Мы издали соответствующие труды, однако только этого недостаточно. Государству следует создать этим людям надлежащие условия, чтобы они не забыли навсегда родной язык. К сожалению, там в этом направлении ничего не делается. Единственное, что тамошние абхазы сделали сами, открыли абхазскую воскресную школу, в которую ходят и грузины и абхазы, и учатся абхазскому языку. Тем временем, воскресная школа не сможет уладить эту проблему, собираясь и занимаясь два часа раз в неделю, человеку действительно не легко изучить язык, тем более язык со сложной системой.

В Батуми непременно должен быть создан центр абхазского языка и культуры, у которого должно быть внушительное финансирование. С нашей стороны следует показать живущим в Абхазии абхазам, что мы реально заботимся об их собратьях, о языке и культуре проживающих в Аджарии абхазов. Когда они увидят, что в Батуми открылся центр абхазского языка и культуры, где у людей будет возможность выучить абхазский язык, фольклор, песни, танцы, устроить выставки и т.д., вот тогда живущие в Абхазии абхазы тоже поверят, что мы действительно заботимся об их культуре, и это не пустые слова. Мы все говорим, что хотим примирить абхазов. Если мы на самом деле хотим это, для этого следует сделать действенные шаги.

Кроме того, думаю, в публичных учреждениях должны существовать квалифицированные переводчики абхазского языка. Если абхазский гражданин обратится к государственному учреждению с абхазоязычным заявлением, сотрудники должны быть способны прочитать, понять и дать ответ на заявление на абхазском языке.

Сегодня у абхазского народа нет возможности уберечь абхазский язык и культуру, Москва не дает им право на это. А наша сторона в этом контексте обязана многое сделать. Проводя какие-то мероприятия на Ингурском мосту, пуская в небо шары, зажигая костры, или только призывом "абхазы наши братья", дело не сдвинется. Так мы ни абхазский язык не спасем, ни грузино-абхазским отношениям никак не поможем.

Вся моя жизнь связана с Абхазией, абхазским языком, культурой и абхазским народом и сердце болит за сложившуюся сложную обстановку. Сорок лет я служу этому делу, и абсолютно ничего не меняется. Каким был кампанейским подход к вопросу Абхазии во время советской власти, таким он и остался на сегодня.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия