Грузинские и абхазские ученые, возможно, будут вместе охранять культурное наследие в Абхазии

Дата: 30/12/2011
Автор: Нино Микиашвили

За помощью в спасении культурного наследия на территории оккупированной российскими вооруженными силами Абхазии Грузия обращается к международным организациям. Параллельно, идет работа над восстановлением контактов между грузинскими и абхазскими учеными с целью обмена информациями. Об этом и других новшествах стало известно на конференции "Культурное наследие Грузии на оккупированной территории- Абхазия", проведенной в сухумском государственном университете, которая состоялась с участием правительства автономной республики Абхазия "в рамках программы поддержки ученых Абхазии".

То, что мы заботимся о спасении находящегося в оккупированной Абхазии культурного наследия, это отлично. Однако, на мой взгляд, плохо, что в не оккупированной части Грузии мы сами изменили изначальный вид у багратского храма, что с опозданием в год подтвердила и ЮНЕСКО (организация ООН в сфере образования, науки и культуры), отметив, что были осуществлены необратимые вмешательства.

Вне сомнения, что находящиеся в оккупированной части нашей страны, в частности Абхазии памятники культурного наследия мирового значения, однако нам недоступна информация о том, как, каким путем представляют их спасение абхазские ученые. Нам известны лишь позиции и мнения грузинских ученых.

К сожалению, о нынешнем положении существующих в Абхазии недвижимых памятников нашего культурного наследия, как представителям власти, так и грузинским ученым известно лишь понаслышке. Представленный на научной конференции фотоматериал, на котором изображены: построенная в VI веке гагрская церковь, драндский храм VIII века, бедийский храм второй половины X века, пицундский храм X-XI веков, моквский храм X века, лыхнский храм XI века, илорский храм того же века, храм Симона Кананита IX-X веков, не был датирован. То есть, не известно, когда сделан снимок выкрашенного в белый цвет илорского храма святого Георгия и т.д.

Академик Мариам Лордкипанидзе оценила, как чрезвычайно значимое событие проведенную в сухумском университете конференцию, на которой она присутствовала в статусе гостя: "Это больной вопрос. Весьма тяжелые идут оттуда вести. Кажется на Бедия, или Илори, не знаю на который, поставили купол. Т.е. ни перед чем не отступают и в такой обстановке наш отклик вполне закономерный и нормальный".

На научной конференции со статусом гостя присутствовал начальник службы координации разрешений и текущих работ Национального агентства охраны культурного наследия Паата Гаприндашвили.

"Мы не раз ставили вопрос перед международным сообществом провести совместный мониторинг существующих в Абхазии памятников, чтобы о Бедии и иных памятниках у нас были информации не понаслышке. Мы в связи с этим вопросом работаем с Министерством иностранных дел"- заявил Гаприндашвили.

По пояснению одного из представителей грузинского бюро Международного совета памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) Мананы Тевзадзе международная миссия единственный раз 18 лет назад осуществила мониторинг находящихся в оккупированной Абхазии памятников.

"В 1997 году, спустя четыре года после войны только лишь на территорию Абхазии удалось командировать миссию ЮНЕСКО, оценивающую культурное наследие. Ее безопасность обеспечила миссия военных наблюдателей ООН. В кратчайшие сроки миссия осмотрела 17 памятников, и представила краткий отчет о положении каждого из них. За 18 лет это был единственный случай, когда у международных экспертов была возможность провести мониторинг ситуации находящихся на оккупированных территориях памятников. Несмотря на неоднократную попытку, грузинская сторона по сегодняшний день не смогла использовать международные законодательные инструменты с тем, чтобы получить информацию о созданных на памятниках консервационных ситуациях".

В оккупированной российскими вооруженными силами Абхазии с целью охраны памятников культурного наследия по сегодняшний день не были активизированы соответствующие статьи и протоколы принятой в 1954 году гаагской конвенции (об охране культурных ценностей), что Манана Тевзадзе пояснила так:

"Действие соответствующих статей конвенции в пользу наследия Грузии в большей мере зависит от политической ситуации. И в частности от следующих факторов: в регионе конфликта не существует представительства ООН, и ООН официально не признавала Россию, как оккупационную силу.

… После присоединения Грузии ко второму протоколу гаагской конвенции появляются дополнительные потенциальные возможности, чтобы заработали механизмы охраны культурного наследия Грузии на территориях Абхазии и Цхинвальского региона.В рамках второго протокола станет возможно требовать особого режима охраны для определенных памятников. А также требовать международную помощь и т.д."

О том, что находящееся в Абхазии культурное наследие мирового значения, говорила и министр образования и культуры Абхазии Дали Хомерики. Она из существующих в оккупированной Абхазии памятников выделила илорскую церковь и бедийский храм и отметила, что эти памятники " уничтожаются целенаправленной идеологией оккупационного режима. Наш университет должен восстановить контакты с находящимися в Абхазии учеными. Мы работаем в этом направлении. Мы должны обмениваться информациями между собой".
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия