Элгуджа Гвазава: «Задействовать народную дипломатию на политическом уровне»

Дата: 05/11/2012

Председатель Верховного Совета Автономной Республики Абхазия Элгуджа (Гия) Гвазава в октябрьском аналитическом обзоре рубрики «Из месяца в месяц» заявляет об актуальности народной дипломатии.

Батоно Гия, ваши комментарии спустя месяц после парламентских выборов. Что ожидает страну и какова будет политика в отношении оккупированных территорий?

- В первую очередь, хочу еще раз поздравить грузинское население с проведением демократических парламентских выборов, прошедших в весьма конкурентных условиях. Мы еще раз доказали миру, что в передаче власти демократичным и мирным путем большая заслуга грузинского общества. Что касается планов по отношении к оккупированным территориям, пока преждевременно делать какие-либо выводы. Эта проблема требует более глубокого и досконального изучения новым правительством. Однозначно, что достигнутые в стране успехи принесенные в результате реформ, должны не только сохраниться, но и значительно нарастить прогресс успехов. Полагаю, что будет сохранена ранее разработанная идея стратегии – «вовлечение без признания», более того, будут задействованы программы, представленные коалицией еще во время предвыборной компании. Необходимо учитывать, что проблема Абхазии напрямую связана с мировой политикой.

Батоно Гия, есть мнение, что ключ решения абхазского конфликта все еще в Москве. И запад, назвав Россию оккупантом, частенько намекал о необходимости налаживаний отношения с соседней страной. Как Вам представляется найти общий язык с оккупантами?

- Вообще-то конфликт можно решить двумя путями: силовым, либо переговорным. Ясно, что силовой метод исключается, значит, остается путь диалога. Прекрасно понимаю, каково иметь дело с оккупантом и насильником, но все же нам придется найти такую форму общения, которая не ущемит наше достоинство, и вместе с тем будет справедливой и в итоге, результатной, хотя легко об этом сказать, а вот сделать не так-то просто. Сможем ли мы это осуществить, зависит от наших дипломатических шагов и, разумеется, от России. Грубо говоря, политический торг должен быть очень прагматичным. Но нельзя переступать «красные полосы». Повторюсь, что это очень сложно, поэтому и сказал глава грузинского государства, что проблема Абхазии не решится ни за год и за два.

Недавно, премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили говорил об увеличении полномочий Аджарской автономии, а также да и в целом регионов. Каким образом отразится это на структурах Автономной Республики Абхазия?

- Вы, наверное, имеете в виду децентрализацию? Лично я не считал правильной многолетнюю практику отношении между центром и регионами. То же самое раздражало и абхазов в свое время. Регионам нужно предоставить еще больше управленческую и экономическую свободу, а уж автономиям – и подавно. И отразится это на абхазских структурах зеркальным образом. Хотя, я считаю, что им, как легитимным представителям Абхазии нужно предоставить еще больше прав, так как вопрос Абхазии достаточно проблематичный и думаю, в процессе работы над этой проблемой много чего прояснится. Центр должен предложить абхазской автономии больше полномочий, чем аджарской. В перспективе, если все пойдет хорошо и конфликт урегулируется, обязательно не первых порах возникнут вопросы: армейский, а также языковый (в частности, русского, как языка межнационального общения), паспорта, полиции и т.д. Хоть это не легкие вопросы, но думаю, решаемые. Большая политическая свобода вовсе не страшна, главное, чтобы сохранился основной принцип: Абхазия есть и всегда будет частью Грузии и никакой референдум не сможет решить ее отделение от нашей страны. Если какой-либо регион «захочет» отделиться и потребуется референдум, то он будет проводиться на всей территории Грузии.

С учетом перечисленных Вами вопросов, это похожа на конфедеративную модель?

- Нет, это всего лишь элементы конфедеративности, и именно референдум позволяет урегулировать неприятные моменты конфедеративного типа правления.

Госминистр по вопросам реинтеграции Паата Закареишвили беседовал о восстановлении грузино-абхазских отношении. Существуют ли реальные ресурсы и как Вам представляется этот процесс?

- Самым идеальным мне кажется задействовать народную дипломатию на политическом уровне. Но насколько сегодня свободны абхазы в своих выборах? Даже если в условиях их независимости управляемой Кремлем, абхазы проявят интерес к контактам с нами, пусть даже по известной причине неафишированно, это облегчит для начала диалог, а в дальнейшем и общение.Те зерна недовольства, которые уже сейчас прорастают между абхазами и Кремлем, мы должны использовать для абхазско-грузинского сближения. Что касается ресурсов, - это то поколение, которое выросло и работало вместе, у которых общие родственные, служебные и добрососедские связи. Именно это поколение осознает, в каком положении оказались. А новое поколение с помощью русской пропаганды воспринимает Грузию как захватчика и вражескую страну. Именно поэтому и нужна народная дипломатия, чтобы общаясь с нами, узнали настоящую, а не искаженную подоплеку конфликта. После восстановления народной дипломатии, можно договориться о многом, в том числе и о широкой автономии. Но пока что очень сильно влияние Кремля. Если абхазы смогут донести до мирового сообщества, как они затоптаны русскими кирзовыми сапогами, мы должны воспользоваться (в хорошем смысле) этой ситуацией и вместе с цивилизованным мировым сообществом помочь раз и навсегда освободиться от подобной «доброжелательности» Москвы. Но для осуществления этого, нужно мобилизовать все рычаги, в том числе и потенциал легитимных структур и опыт беженской общественности.

В последнее время интенсивно продолжается захват различных объектов в Тбилиси беженцами и социально незащищенными гражданами, под предлогом того, что они не имеют жилья и хотят получить крышу над головой. Как так получается, что еще месяц назад законопослушные люди вдруг прибегают к незаконным действиям?


- Я искренно сочувствую и понимаю тяжелейший удел тех беженцев, которых государство не обеспечило ни временным жильем, ни компенсацией и по сей день находятся на иждивении родственников, либо проживают в съемных квартирах. Еще более невыносима такая обстановка, когда семьи расширяются, обзаводятся новыми.

Но дело в том, что большинство из незаконно вторженных не являются беженцами. Это и социально незащищенные, и приезжие из регионов, и потерявшие жилье по разным причинам, а также та категория беженцев, которым уже выплатили компенсацию, либо предоставили жилплощадь в регионах. В таком случае насколько правомерно было бы со стороны государства удовлетворить требования этих граждан?

Я сомневаюсь, что эти процессы происходят стихийно. Откуда могли знать 1600 человек о местонахождении тех объектов, которые находятся в основном на государственном балансе? Думаю, какая-та организованная сила подстрекает их к незаконным действиям. Наверное, соответствующие органы изучат ситуацию на захваченных объектах, и решится все законным путем. Я не могу не согласиться с министром по делам беженцев и расселения Давидом Дарахвелидзе, который многие из подобных действий квалифицировал как уголовные преступления.

На днях Верховный Совет Автономной Республики Абхазия в средствах массовой информации также распространил обращение, в котором призвал беженцев из Абхазии воздержаться от подобных действий, не поддаваться провокационным призывам и руководствоваться тем, что для новой политической силы, пришедшей к власти страны, одним из главнейших приоритетов является абхазская проблема, в том числе жилищные вопросы беженцев.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия