Железнодорожное сообщение через Абхазию – быть или не быть?

Дата: 06/11/2012

Грузия готова восстановить железнодорожное сообщение с Россией – пишет российское издание "Коммерсант" и приводит слова государственного министра по вопросам реинтеграции Пааты Закареишвили о том, что официальный Тбилиси готов к восстановлению железной дороги в рамках "стратегии деизоляции Абхазии".

„Восстановление железной дороги поможет возвращению беженцев и разрешению проблемы в целом. Тем более что развитие транспортных коммуникаций будет способствовать экономическому развитию Абхазии”- добавил Закареишвили. По его словам, когда в минувшие годы экономика в Абхазии улучшалась, увеличивалось количество возвратившихся беженцев.

"Чем больше экономических проектов будут осуществляться в Абхазии с участием Грузии, тем больше шансов на разрешение конфликта. Такой подход-часть нашей стратегии по деизоляции Абхазии“- заявил министр. По его словам, недопустимо, чтобы Абхазия с экономической и транспортной точки зрения была зависима только лишь от России.

„Если же мы откроем движение и в нашу сторону, то у Абхазии появится альтернатива. Этой железной дорогой смогут пользоваться все: Россия, Грузия, Армения. Тем самым роль нашей страны как транспортной артерии, и ее геополитическое значение увеличатся: грузы пойдут не только в направлении Восток-Запад, но и Север-Юг”- заявил Паата Закареишвили, и также сказал о необходимости открытия автомобильной дороги. К тому же, по словам государственного министра, следует исключить политическую подоплеку вопроса и рассматривать проблему только в экономическом контексте.

Интервью с государственным министром в вопросах реинтеграции Паатой Закареишвили:

Российскому "Коммерсанту" Вы заявили, что Грузия готова восстановить железнодорожное сообщение с Россией. Как полагаете, каким будет конкретный шаг российской стороны, и в каком виде Вы ожидаете его?

Трудно сказать, в каком виде мы его ожидаем, однако ясно, что в каком-то виде мы должны получить его. Российские власти постоянно подчеркивали, что они не говорят с Михаилом Саакашвили. Власть изменилась, грузинский народ четко выразил свою волю, и сегодня в Грузии совершенно другая, принципиально другая власть. Так что, полагаю, Россия всячески находится в таких условиях, чтобы сделать встречные шаги. Премьер-министр сделал беспрецедентный шаг, создал институт специального представителя в лице Зураба Абашидзе, и тем самым постарался дать России понять, что, несмотря на то, что между этими двумя странами нет дипломатических отношений, Грузия готова приняться за выполнение данного грузинскому народу обещания, подразумевающего урегулирование отношений с Россией.

На этом фоне интересно прозвучало Ваше заявление, что Грузия готова к восстановлению железнодорожного сообщения с Россией. Кроме того Вы говорите также о необходимости автомобильной дороги. Какую экономическую пользу может получить Грузия от всего этого в условиях, когда 20% территорий страны оккупировано? Насколько правильно с грузинской стороны принимать такого типа решения, и начать разговор на эту тему?

Одной из тем для начала отношений с Россией может быть открытие автомобильной дороги. Мы готовы - означает то, что это те темы, которые можно сравнительно легче сдвинуть, чем другие вопросы. Здесь будут серьезные результаты, поскольку Грузия еще больше усиливает свои позиции, как транспортное государство. Потому как, после того, как будет развито железнодорожное направление Карс-Ахалкалаки, если к этому еще добавится открытие железной дороги Абхазии в направлении России, это означает, что Грузия становится одним из ведущих железнодорожных государств на Южном Кавказе и Ближнем Востоке. Здесь сосредоточится множество грузов, а также к этому добавятся порты Батуми и Поти.

Так что я считаю, что однозначно можно представить то экономическое преимущество, которое получит Грузия в таком случае. Что касается оккупированной территории, она все равно оккупирована, если мы не начнем такие дела, деоккупация сама собой не произойдет. Тут следует сделать политические шаги. А такими шагами, возможно, мы сможем заинтересовать Абхазию в тесных экономических отношениях с Грузией, что еще раз будет содействовать процессу деоккупации. Если таких шагов не делать, ничего не будет. Так и будем, как были в течение последних четырех лет. А если будут сделаны такие шаги, о которых я сейчас говорю, тогда шансы в разы увеличиваются.

В течение ряда лет, когда журналисты "Коммерсант" (грузинское радио "Коммерсант" - ред.)общались с представителями Абхазии, всякий раз заходил разговор о том, почему они не стараются начать экономические отношения, пусть хотя бы ввозить грузинскую продукцию. Намереваетесь ли Вы говорить на эту тему с бизнесом, и какого вида продукция может войти в Абхазию?

Здесь речь идет о железной дороге. То есть, о восстановлении железнодорожного сообщения к России через Абхазию. У нас будет серьезная экономическая прибыль именно от отношений с Россией. Я не думаю, что восстановление этой железной дороги стоило с тем, чтобы произвести какие-то экономические сдвиги в Абхазии. Нельзя держаться только за Абхазию, однако если мы грузинской экономике, грузинским фермерам, грузинским предпринимателям дадим возможность дешево, быстро и легко вывезти в Россию продукцию с помощью железной дороги, естественно, другая польза, которая может за этим последовать, это большая интеграция Абхазии в экономику Грузии и вообще в грузинское пространство. Однако это не будет ведущим элементом данного проекта, это будет дополнительный фактор.

Насколько будут содействовать торгово-экономические отношения началу диалога в политическом направлении? Насколько в краткосрочной перспективе это возможно?

Если не будет содействовать, то не помешает. Не стоит увязывать все со всем. Экономика для нас интересна и необходима. Если это на самом деле так, давайте сделаем этот шаг, и не будем искать дополнительных дивидендов помимо тех, которые у нас есть. Я глубоко убежден, что мы косвенно получим серьезный выигрыш и в отношениях с Абхазией, но если мы наметим это целью, и это будет главной целью, тогда ничего из этого проекта не получится. Давайте, пусть главным проектом будет успех грузинской экономики, большая включенность в российскую экономику и мы сами увидим, что грузинско-абхазские отношения естественно примут совершенно другой уровень, без использования каких-либо дополнительных ресурсов. Железной дорогой мы не сможем вернуть Абхазию, но железная дорога будет одним из факторов для урегулирования отношений с Абхазией.

В каком положении сегодня инфраструктура? Насколько большая будет работа, если и с российской стороны тоже будет соответственное желание, чтобы этот проект был осуществлен?

Железная дорога является настолько прибыльным бизнесом во всем мире, что дает десяти и двадцатикратную прибыль. Это дело экономистов.


Комментарий: Зураб Папаскири, Профессор Сухумского государственного университета, историк.

Несмотря на то, что в заявлении господина Пааты Закареишвили есть некоторые сомнительные положения, этот мессидж грузинского правительства, в общем, приемлем, и к этому факту следует отнестись спокойно.

Здесь же должен отметить, что грузинская сторона никогда не была против открытия железной дороги (это на самом деле не "эксклюзив" Закареишвили) и ее закрытие полностью является результатом безрассудной политики России. Помните, до 14 августа 1992 года ежедневно (!) из России к Грузии (в направлении Армении через Грузию) курсировали минимум семь (это только пассажирских) поездов (кто знает, сколько было грузовых): Тбилиси-Москва, Тбилиси-Цхалтубо, Тбилиси-Батуми, Тбилиси-Сухуми, Тбилиси-Сочи, Москва-Ереван, Ростов-Ереван (в летный период были дополнительные рейсы на Тбилиси-Москву и Сухуми-Москву). И все это развалилось не по причине Грузии, а в результате неразумной политики российских властей, которая перенесла свою "сферу влияния" от Сарпи к Псоу (?!)

Разве не мы просили, чтобы Россия развернула т.н. "миротворческую операцию" по всему периметру Абхазии и полностью контролировала зону конфликта. Это бы было разумным решением и ничего не могло воспрепятствовать восстановлению железнодорожного сообщения (возможно, и полномасштабному урегулированию конфликта). Кто мешал Москве в этом? Грузинские власти? Почему все это не произошло?

Не потому ли, что у Москвы с самого же начала были совершенно иные цели: главным для нее было поставить всю Грузию на колени? Поэтому она расставила "миротворческие силы" по всей протяженности Ингури и этим фактически (после августовской российской авантюры 2008 года уже официально) стала выполнять функцию "пограничных войск" т.н. "независимого государства" Абхазии. Сегодня уже совершенно ясно, что этот проект Кремля (поставить Грузию на колени и превратить ее придатком своей империи путем разыгрывания абхазской и осетинской "карты") потерпел полное фиаско, и Россия сама оказалась в беспомощном положении: ей полностью пришлось уйти из Южного Кавказа.Чего стоит один тот факт, что со своим главным и единственным "дружеским" государством (вернее, сателлитом) она связывается только по воздуху, и в течение последних 20 лет это обошлось ей в миллиарды.

Это и есть полный крах российской кавказской политики, подтверждение неправильного расчета внешнеполитических приоритетов Кремля и ясное подтверждение его безрассудности. Как раз об этом и говорят: "Вместе с грязной водой выплеснули ребенка". Примечательно, что собственно в России отдельные русские эксперты уже откровенно заявляют, что вражда с Грузией из-за "неблагодарных" абхазов и осетин была большой стратегической ошибкой Москвы.

Между тем в настоящее время, когда абхазы с удвоенным сомнением и даже страхом смотрят на некоторые "предательские" (в отношении "независимой" Абхазии) действия Москвы (как известно, грузино-российское соглашение об условиях вступления России во Всемирную торговую организацию вызвало гнев абхазских патриотов), восстановление железнодорожного сообщения просто невообразимо. Абхазская общественность, к сожалению, очень замкнулась, ее пугает любая открытость. Абхазы всячески ограничивают (в том числе и в правовом свете) приток российского капитала, и осуществление российских экономических проектов (что со своей стороны вызывает крайнее раздражение в России, поэтому и обвиняют русские эксперты абхазов в неблагодарности). В такой обстановке весьма сомнительно, чтобы они допустили открытость "государственных границ" и свободное перемещение грузин на территории "независимой" Абхазии (тому яркое доказательство к примеру недавнее интервью известного абхазского аналитика Лейлы Тания (www.ekhokavkaza.com/content/article/24759278.html).

И если российские власти все же решат форсировать этот процесс и без спроса абхазов (как они сделали перед вступлением в ВТО), и вопреки их желанию захотят восстановить железнодорожное сообщение (что на самом деле имеет жизненно важное значение для России, и, между прочим, и для Армении тоже), это в действительности вызовет еще большую напряженность абхазо-российских отношений, за которым могут последовать катастрофические результаты, первым делом для абхазов. Такова реальность.

Так что, мы можем быть спокойными. Мы (в отличие от наших братьев-абхазов) никого и ничего не боимся, и не следует бояться, открытие железной дороги для грузинского государства будет только полезным, и непременно будет содействовать урегулированию конфликта Абхазии.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия