Нет ни причин, ни необходимости вносить изменения в закон об оккупации

Дата: 19/04/2013
Автор: Гоча Гварамиа, независимый эксперт, «Коалиция общественная инициатива»

Общественная организация "Коалиция общественная инициатива"
На исходе седьмой месяц с октябрьских выборов минувшего года. За этот период возникло, и рассмотрено много вопросов. С одними из них можно согласиться, с другими нет. Однако существуют темы, которые должны быть неизменными и едиными в условиях любого правительства.

В частности если вопрос касается национальной безопасности государства, территориальной целостности, суверенитета и независимости. А это без четко определенного внешнего политического курса практически невозможно.

По данному вопросу парламент принял совместную резолюцию, согласно которой было зафиксировано, что Грузия стремится только к евроатлантическому миру.

Когда более 20% территории Грузии оккупирована Россией, и к более 200 политическим партиям и движениям, уже существующим в стране, добавляются новые политические объединения, заявляющие, что они будут четко пророссийскими, и их целью во внешней политике является как раз таки возвращение Грузии на путь, идущий на север, целесообразно, и даже необходимо, чтобы позиция западного курса Грузии была упрочена соответствующей статьей в Конституции. Что со своей стороны обеспечит в будущем не сворачивать с этого курса.

На данном этапе речь идет о Законе об оккупации, в который новое правительство намеревается внести определенные изменения. Он определяет позицию Грузии как непосредственно в отношении оккупированных территорий, так и вообще независимости страны, ее границ, и исходя из этого в отношении суверенитета.

Любопытное обстоятельство, что внесение изменения в столь значительный закон делается только по желанию одного человека. Об этом явствует представленная в парламент документация. В этой кипе есть пояснительная записка, в которой ясно фиксируется, что в обсуждении этих изменений не принимали участие какие-либо правительственные или неправительственные организации, а также эксперты и, следовательно, нет и их рекомендаций.

Гораздо более интересен тот факт, что необходимость изменения этого закона настала по причине необходимости внесения изменений в уголовном законе. Никого, вероятно, не удивит, что автором изменения в этом законе является то же самое лицо. Для полной картины добавим: как выясняется по представленной в парламенте документации, причиной внесения изменений в уголовный кодекс стала либерализация этого закона, и исходя из этого, внесение изменения в административное право. Справедливости ради должен отметить, что автором последнего тоже является та же персона. Речь идет о государственном министре в вопросах реинтеграции, господине Паате Закареишвили.

Следует отметить, что внесение в этот закон послабления в каком-либо виде в последующем постепенно вызовет окончательное упразднение этого закона. Предпосылки того уже существуют, но об том позже.

Посмотрим, о каких изменениях идет речь.

Как уже было сказано, целью изменений является либерализация уголовного кодекса. То есть, по предложению Закареишвили, нарушение Закона об оккупированных территориях путем входа в Абхазию и Цхтинвальский регион с российской стороны, первый раз должно караться по административному закону - штраф 400 лари. Касательно последующих нарушений, они уже будут караться по уголовному кодексу, и предусматривают заключение.

Для сравнения, посмотрим, что предусматривает действующий закон. То же преступление уголовным кодексом карается штрафом, или пресечением свободы.

А теперь посмотрим, какой вариант более либеральный, и вместе с тем, никак не ставит под сомнение национальную безопасность Грузии, и ее территориальную целостность.

До того, как сделать оценки, поставим два важных вопроса, ответы на которые будут четким объяснением того, нужны ли вообще изменения в этом законе. И так:

являются ли государственной границей Грузии проходящие по Абхазии и Цхинвальскому региону участки периметра российской международно признанной государственной границы?

Не знаю, как считает господин Закареишвили, но уверен, все согласны, и я не сомневаюсь в том, что эти участки являются международно признанной грузинско-российской границей. Тем более что с этой точки зрения ни в одном международном документе не было осуществлено какого-либо рода изменение.

И второй вопрос, чисто из правовой сферы: относится ли нарушение государственной границы к категории уголовных преступлений?

Наверное, нет на земле ни одной страны, в которой нарушение ее международно признанных государственных границ относилось бы к категории административного правонарушения, и не карался бы уголовным законом этой конкретной страны.

То есть договорились, что нарушение государственной границы является уголовным преступлением, и не относится к категории административного правонарушения.

Возникает встречный вопрос: что мы получим, если эти изменения войдут в силу в этом виде?

Ответ прост, мы признаем, что на том участке границы, где за ее нарушение остается режим уголовного преступления, априори государственная граница Грузии. А по тем участкам, за нарушение которых, пусть даже в первый раз, наступает вопрос административного преследования, исходя из обстоятельств, в будущем можно даже провести дискуссии. То есть мы сами посылаем России (напрямую, или прикрытую марионеточными режимами оккупированных регионов) вполне четкое послание - давайте обсудим эту тему. Тем самым собственно мы делаем эти территории спорными, что категорически недопустимо.

Важно то обстоятельство, почему считается нарушением государственной границы для въезжающих в Грузию вход в страну со стороны Псоу и Рикоти, то есть оккупированных территорий. Здесь следует рассмотреть два варианта.

Первый – человек пересек существующую на участке оккупированных территорий российско-грузинскую государственную границу, затем перешел линию оккупации, вошел на неоккупированную территорию Грузии, и затем решил покинуть страну официальным путем. На границе его непременно задержат, так как у человека в паспорте нет записи, удостоверяющей вход на территорию страны. А это само собой подтверждает факт нелегального пребывания на территории государства, что не только по закону Грузии, но и по нормам международного права относится к категории уголовных преступлений, и карается штрафом, или заключением. А это уже определяет действующее в конкретном государстве законодательство.

Второй вариант – человек пересек существующую на участке оккупированных территорий российско-грузинскую государственную границу, затем покинул территорию Грузии в том же направлении (и здесь можно конкретизировать разные случаи, но поскольку результат тот же, рассмотрим общий вариант) и затем вошел в Грузию с воздушной, морской или сухопутной (неоккупированной) государственной границы. В данном случае если у него в паспорте есть запись о пребывании на оккупированных территориях, в его адрес будут проведены те же мероприятия, которые описаны выше. А если такой записи нет, тогда вообще никто ничего не узнает, если эта личность не находится в т.н. черном списке соответствующей базы пограничного контроля.

Давайте временно остановимся на этом, и дадим промежуточную оценку причинным и правовым обстоятельствам необходимости внесения поправок в Закон об оккупации.

1. Либерализация (облегчение) существующего закона – как выше выяснилось, по предложенному изменению закон еще больше ужесточается. Поскольку согласно существующему закону, несмотря на то, что нарушение закона регулирует уголовный кодекс, строго не определено, сколько раз может быть оштрафован человек. Тем временем, предложенное изменение дает это право только один раз. То есть, существующий закон более либеральный, и оштрафовать или присудить заключение нарушителю Закона об оккупации, исходя из деятельности этой личности на оккупированных территориях, является прерогативой отношений непосредственно прокуратуры, обвиняемого, адвоката обвиняемого и суда. В любом случае, штраф гарантирован. Вместе с тем, сколько раз будет оштрафовано одно и то же лицо, не регламентировано.

2. Правовой аспект – как выше было сказано, незаконное пересечение государственной границы и незаконное, нелегальное пребывание на территории страны по международному праву относится к категории уголовного преступления и предусматривает штраф, за которым следует депортация личности; Или же заключение - что определяется по результатам изучения его деятельности на территории страны. С этой точки зрения существующий закон вполне соответствует стандартам международного права, чего нельзя сказать о проекте предложенных изменений. Более того, внесенное предложение производит дифференциацию государственной границы с правовой точки зрения, и практически превращает в спорные участки оккупированной Абхазии и Цхинвальского региона грузинско-российской государственной границы.

Следовательно, действующий закон в большей мере либеральный, чем предложенное на обсуждение изменение. Вместе с тем, полностью соответствует стандартам международного права, где четко зафиксировано, что российская граница, проходящая на оккупированных Россией участках Абхазии и Цхинвальского региона, является грузинско-российской государственной границей.

Тем самым мы пришли к логическому заключению, что причина внесения изменений в Закон об оккупации – внесение в этот закон изменения с целью либерализации уголовного закона – лишена всякого основания. Более того, противоречит национальной безопасности и национальным интересам, а также ставит перед опасностью территориальную целостность Грузии.

Что касается пакета изменений, предложенных Паатой Закареишвили, здесь налицо попытка дифференциации правового преследования нарушения государственной границы и вывода за рамки международного права. Принятие этих поправок превращает в спорные и излишние темы торговли грузинско-российские государственные границы, существующие на оккупированных территориях, и в определенной доле способствует марионеточным правительствам оккупированной Абхазии и Цхинвальского региона действовать в личных интересах на международной арене. К тому же, будет препятствующим фактором для успешного ведения в будущем политики непризнания.
В конечном итоге мы пришли к заключению, что причины проведения изменений не существует. Исходя из этого, поскольку не существует причины, нет какой-либо необходимости принимать его. Тем более, когда он вредит, и выходит за рамки международного права.

На этом можно было завершить обсуждение, но мы бы упустили самое главное - основную причину, из-за которой Закареишвили желает внести эти поправки, которые он, по его мнению, хорошо завуалировал.

Дело касается дополнения пункта "Д" в статье 4 Закона об оккупации.

По действующему Закону об оккупации, если лицо или организация действует в интересах Грузии, что служит мирному урегулированию конфликта и делу деоккупации территорий, но необходимо войти на оккупированные территории с нарушением закона, тогда согласие на это правительство Грузии дает по правовому акту. Согласно проекту изменений, представленному в парламент, такое согласие должно выдаваться на основании распоряжения правительства, что со своей стороны, незаконно. Поскольку в данном случае правительство ставит себя выше закона. Вместе с тем, добавляется содержащий опасности пункт, согласно которому если лицо, или организация действует в интересах Грузии, что служит делу мирного урегулирования конфликта и деоккупации территорий, и для осуществления этого уже находились на оккупированной территории с нарушением существующего закона, они смогут получить согласие на это постфактум. То есть в случае нарушения закона, поскольку ничего не сказано о факторе времени, можно заявить об этом через год, и на основании распоряжения правительства вам это простится. Следовательно, можно свободно приехать в Грузию.

Давайте без всяких эмоций посмотрим, какая у нас реальность, и перед какими опасностями мы можем оказаться, принимая эти изменение:

1. Россия оккупировала свыше 20% суши и большую часть акватории Грузии;
2. В отношении нарушителей Закона об оккупации на неоккупированных территориях Грузии осуществляется уголовное преследование, предусматривающее штраф или заключение исходя из их деятельности;
3. В списке нарушителей данного закона находятся российские политики, начиная от президента, первых и вторых лиц правительства, ряда депутатов, и представителей разных неправительственных организаций, действующих под прикрытием российских спецслужб.

Это та данность, перед реальностью которой мы сегодня стоим. Вероятно, легко представить, кого мы будем лицезреть, если в существующий Закон об оккупации войдут представленные изменения. Не стоит удивляться, что в случае принятия поправок в таком содержании, где-нибудь на Мтацминде или в Абанотубани, в Батуми, Сигнахи, комплексе Рабат, или в Кутаиси мы случайно столкнемся с Лавровым, Карасиным, Лукашевичем, Жириновским, Дугиным, Затулиным, Митрофановым, или собственно с Путиным, вместе, или по-отдельности.

А как иначе произойдет потепление с Россией, если не показать Путину с горы Мтацминда пока еще неоккупированный Тбилиси, и не разжечь еще больше желание. А возможность этого не дает пока еще существующий Закон об оккупации. Поэтому необходимо на первом этапе будто-бы его смягчить, а затем его упразднить, за этим непременно последует упразднение существующего статуса оккупированных территорий, а с России статуса оккупанта. Между тем проводимая Грузией с успехом политика непризнания завершится крахом, и не трудно представить, перед какими результатами мы окажемся.Однако это уже отдельная тема обсуждения.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия