Тягчайшее преступление оккупационного режима

Дата: 02/05/2013
Автор: Софья Коридзе

Абхазы претендуют на то, что живут в независимой стране тогда, как русские не дают им возможность перемещения в этой стране.

Население, проживающее на оккупированной территории Абхазии находится в бедственном положении. Если раньше по договоренности с т.н. абхазскими пограничниками они могли пересечь административную границу Ингури, получить медицинское обслуживание, повидаться с членами семьи и торговать, то по положению на сегодня эта возможность у них предельно ограничена. Российские оккупационные войска, которые сменили абхазских "пограничников", ввели строгие санкции и правила, чем еще больше отягчили положение населения, и без того проживающего в стрессовых условиях.

С августа 2008 года, после признания Россией независимости марионеточных республик, оккупационные войска, размещенные на территории Абхазии, постепенно сменили абхазских "пограничников", и с августа 2012 года полностью взяли в руки контроль границы. Максимально ограничена возможность перемещения на территорию по эту сторону Ингури, сейчас эта возможность есть только у живущих в Гали лиц, имеющих гражданство Абхазии. Запрещено перевозить груз в более чем 50 килограммов, чем в особенности пострадало население Гальского района, которое могло реализовать свою сельскохозяйственную продукцию на территории по эту сторону Ингури.

Леван Кикнадзе, эксперт в вопросах Абхазии: "Если до того население могло перейти на эту строну из глубины территории Абхазии, теперь уже такой возможности у них нет. Право пересекать границу Ингури дали только населению Гальского района. В условиях разоренной в результате войны экономики, Гальский район, который некогда был основным поставщиком продукции сельского хозяйства для региона, уже не мог снабжать оказавшееся в крайне тяжелом положении население Абхазии сельскохозяйственными продуктами. Поэтому единственным выходом для них был ввоз продуктов из Зугдиди. Постепенно разделяющая граница Ингури превратилась в классический пример торговли неучтенного груза и контрабандного товара, по обе стороны которой вошел в активную фазу безнаказанный разгул криминала, сопутствующий подобной незаконной торговле. Абхазские "пограничники" установили определенную цену за перевозку груза. Торговцы ездили из Сухуми, Очамчире, Гагры. Отсюда везли не только сельскохозяйственные продукты, но и промышленную продукцию. С 2008 года ситуация на границе изменилась. Россия признала независимость Грузии, и на территории Абхазии разместились российские оккупационные пограничные войска. Сначала они только визуально контролировали ситуацию, и ни к каким действенным мерам не прибегали. Включая 2011 год, перевозка грузов продолжалась как обычно. С весны 2012 года русские ужесточили режим, вытеснили абхазов из границы, расположились сами и установили жесткие правила. Теперь уже нельзя перевозить более чем 50 килограммов груза. Когда продукты перестанут поступать из Грузии, население Абхазии будет вынуждено перейти на территорию России (в Сочи, Краснодар) и оттуда ввозить продукты. Правда, тамошние продукты гораздо дороже, но правительства России это не волнует, для них главное, как можно крепче "увязать" Абхазию с собственной экономикой, и отлучить от нас".

Согласно информации проживающего в Гальском районе Кахи Б., право пересечь границу дают только населению Гальского района, имеющему "гражданство Абхазии". Им для пересечения границы Ингури необходим т.н. "пропуск", он бесплатный и в случае "загранпаспорта" его можно взять в местном самоуправлении, а если имеется только паспорт внутреннего пользования, тогда для того, чтобы получить пропуск необходимо поехать в Сухуми. Право вывозить или ввозить груз для торговли никто не имеет, однако в единичных случаях тайком все-таки и это умудряются сделать.

Население Гали в гораздо более сложном положении по сравнению с остальными районами оккупированной территории, поскольку члены семей большинства из них находятся на этой стороне границы Ингури, а осложненное перемещение препятствует контакту между ними. Ужесточение пересечения данной административной границы проблематично и тем, что население этой территории не может получить то бесплатное медицинское обслуживание, которое предусмотрено для них по специальной программе грузинского государства.

Джемал Гамахариа, председатель комиссии вопросов, связанных с урегулированием конфликта в Абхазиим: "Дело уже дошло до того, что людям приходится с большим риском пересекать эту административную границу.Часто бывают случаи задержания и штрафов, а штрафы весьма большие. Хорошо известно, что половина членов семей населения Гали находится по эту сторону Ингури. Те, кто в Гали, помогают членам семей на этой стороне продуктами. Известно, что они восстановили свои семейные хозяйства и живут своим трудом. Если связь между членами этих семей будет разорвана, у них не будет возможности таким образом помогать своим близким. Кроме того, население Гали не может реализовать свой урожай, и они, фактически, остались без источника существования. Мы оцениваем это, как одно из наиболее тяжких преступлений оккупационного режима. Оккупация само по себе преступление, но когда и без того искусственная граница еще больше закрывается, и есть попытка разобщить общественность, связанную тысячами уз, это очень большое преступление. Не только грузины оказались в сложном положении, в таком же положении и абхазы: у них претензия, что они живут в независимой стране тогда, как русские не дают им возможность перемещаться в этой стране. Речь идет не о пересечении границы, они не имеют права ездить даже в приграничные села, если там у них нет родственников. Это положение, разумеется, вызывает справедливое негодование как абхазского, так и грузинского населения. Как вам известно, проживающее на территории Абхазии население может пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием на неоккупированной территории Грузии. Раньше этим обслуживанием чаще всего пользовались абхазы и грузины. После того, как ужесточен переход на границе, абхазы вынуждены получить это обслуживание ценой огромного риска. В сопредельных с границей селах есть несколько переходов, где русские не стоят постоянно, и они в этот небольшой отрезок времени ухитряются пересечь границу. Число абхазского населения, перешедшего за получением медицинского обслуживания, достигает несколько сотен человек в год".

В такой ситуации, когда мост, разобщающий на искусственно разделенной границе, еще больше разобщает, государство должно активней действовать с тем, чтобы смягчить положение. У верховного совета Абхазии есть конкретные предложения к правительству Грузии, подразумевающие разработку специальных программ с точки зрения медицинского обслуживания, образования и сельского хозяйства. Специальная комиссия верховного совета Абхазии обратилась с предложением к премьер-министру Грузии, согласно которому программа помощи грузинским фермерам должна распространиться и на оккупированных регионах. По их мнению, Министерство сельского хозяйства допустило ошибку, и исключило население оккупированных регионов из этой программы по причине того, что у них, дескать, нет справки Публичного реестра о том, каким земельным участком они владеют.

Джемал Гамахариа: "Министерство сельского хозяйства не приняло во внимание одно обстоятельство: в Гальский район население вернулось только для того, чтобы обрабатывать землю, и иметь источник существования. Там нет семьи, которая бы не обрабатывала землю. У нас в Зугдиди есть департамент сельского хозяйства, где люди конкретно работают на Гальский район, и они отлично знают, кто живет в селе и какой площадью земельного участка владеет. С учетом всего этого, для оккупированных регионов должна быть создана отдельная программа. Это важно для живущих там людей, как политически, так и материально".

По словам Джемала Гамахариа, в ближайшем будущем будут подготовлены предложения также и по программам здравоохранения и образования, и будут пересланы на рассмотрение правительству Грузии: "Поскольку проживающее на оккупированных территориях население живет в особо стрессовых условиях, на базе чего развиваются многие заболевания, определенное для них медицинское обслуживание должно быть 100%. Кто-то может сказать, что это связано с огромными финансами, однако это не так. Как известно, государство взяло на себя финансирование первичного и среднего уровня здравоохранения. Государство ведь обязано распространить эту программу на всей территории Грузии, в том числе и на оккупированные регионы. В рамках этой программы у государства в оккупированных регионах ничего не тратится, так как проживающее там население получает это обслуживание на месте. Исходя из этого, государство должно взять на себя наиболее тяжелые случаи, с которыми население не может справиться собственными средствами. Следует учитывать и то, что этой программой в основном будут пользоваться абхазы и грузины.99% проживающих там русских и армян не ездит сюда для лечения. Также не все абхазы едут сюда, но едут многие. Для того чтобы еще больше увеличить этот поток мы должны предложить им именно это: 100% финансирование здравоохранения. Кроме того, следует снять все те бюрократические барьеры, которые мешают этому населению быстро получить медицинское обслуживание. Мы должны все предпринять для того, чтобы поток желающих перейти из Абхазии сюда еще больше возрос. А они, со своей стороны, сделают все, чтобы снять препятствие, созданное на Ингури".

По мнению господина Гамахариа, такие же шаги следует сделать и в сфере образования: "Гальский район в тяжелейшем положении с точки зрения образования. Там запрещается обучение на родном языке, но педагоги тайком проводят уроки на грузинском языке. В Зугдиди есть специальные курсы, где проживающие в Гали абитуриенты могут бесплатно подготовиться к грузинским Национальным экзаменам. Их большинство успешно сдает эти экзамены. Государство финансирует учебу100 лучших абитуриентов. На мой взгляд, этот ограничивающий лимит следует снять. В случае с абитуриентами, проживающими в других районах Абхазии, которые никак не смогут сдать Национальные экзамены, государство должно взять на себя финансирование учебы заграницей таких абитуриентов с наилучшей успеваемостью. Здесь надлежит установить лимит и определить, сколько и какие специалисты должны быть подготовлены. Согласится на это абхазская сторона, или не согласится, мы эти программы все равно должны иметь. Если мы не сможем их осуществить, проживающее там население увидит это, и оценит, кто о них реально заботится".

Если эти программы заработают, будет возможно углубить отношения между оккупированными и неоккупированными территориями Грузии. У прежних властей была разработана стратегия в отношении оккупированных территорий, но эта программа, к сожалению, не дала значимых результатов.

Тамаз Хубуа, заместитель председателя верховного совета автономной республики Абхазия: "Гальский район является чрезвычайно плодородной почвой для ожидаемых политических работ, в случае правильного проведения которых могут начаться многие позитивные процессы. Большой диапазон для политической и гуманитарной работы. Эта программа в прежний период, мягко говоря, не была эффективной. Новые власти декларировали сделать в этом направлении значимые шаги. Предыдущие власти, на мой взгляд, разработали превосходный документ: Правительственная стратегия в отношении оккупированных территорий - вовлеченность путем сотрудничества. Это был хороший документ с политической, экономической и гуманитарной точки зрения, но не заработал на том уровне, на котором должен был заработать. Успешное осуществление этих вопросов зависело не только от грузинских властей. Кое-что было обусловлено нашими внутренними проблемами, наверное, и с Россией не следовало так напрягать ситуацию. Невзирая ни на что, мы должны суметь сесть с ними за стол переговоров, иного пути нет. Новые власти начали делать первые шаги с тем, чтобы сбалансировать отношения с Россией. Полагаю, что выдвижением на передний план экономических, культурных, торговых отношений, последующие шаги государства выявят очевидные возможности с точки зрения урегулирования конфликта.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия