О формуле урегулирования проблемы Абхазии

Дата: 19/08/2013
Автор: Николоз Вашакидзе, экс-замглавы МИД Грузии

14 августа исполнились 21 лет с тех пор, как за входом грузинской национальной гвардии для охраны железнодорожного участка Абхазии последовала одна из тяжелейших войн в истории Грузии. Превосходно известно, какой трагедией обернулась эта война Грузии, и ее населению. С тех пор на протяжении всех 21 лет власти Грузии не прекращали попытки урегулирования конфликта, однако, к сожалению, как известно, безрезультатно.

Азбучной истиной является тот простой факт, что причина конфликта, сама война, ее трагический финал, и безрезультатность многих попыток урегулирования проблемы после войны, результат империалистической политики Москвы, и эта горькая реальность еще раз предельно четко проявилась во время российско-грузинской войны 2008 года, и развитых после нее событиях.

Абсолютно верно то, что существующая вокруг Абхазии горькая реальность является не столько грузинско-абхазским конфликтом, сколько одним из проявлений долгой латентной российско-грузинской войны, и хотите, одним из важнейших аспектов борьбы Грузии за независимость. Естественно, существование российского фактора крайне усложняет урегулирование проблемы Абхазии, однако, разумеется, несмотря на это, данный фактор не должен быть поводом для отчаяния и бездействия. Здесь главное то, что каким бы сложным и продолжительным ни было решение проблемы, усилия Грузии в данном направлении должны быть постоянными, неустанными, целенаправленными и что главное, концептуально правильно сформированными.

Хотелось бы коснуться именно темы концептуальной правильности, так как полагаю, что с этой точки зрения с начала девяностых годов все власти Грузии и общественность допускают одну и ту же ошибку, которая направляет в неправильное русло наши усилия, и поливает воду на мельницу наших врагов.

Всем известно, какой уродливой общественностью являлась в советский период т.н. автономная республика Абхазии с точки зрения прав человека. 17% абхазский этнос являлся некой привилегированной кастой, и по сравнению с другими этносами республики имел искусственное большинство в верховном совете, исполнительной власти, на хозяйственных должностях и т.д. Управление сферы образования и культуры автономной республики также было построено на принципе привилегированности одного этноса. Такая уродливая система, естественно, серьезно деформировала сознание абхазского этноса, а также всей общественности Абхазии, и создавала плодотворную почву той этнической ненависти, которая сыграла столь страшную роль непосредственно во время войны, когда безвинных грузин безжалостно убивали только по этническому признаку, и массово изгнали из собственных мест проживания.

Самое страшное здесь то, что идеология "привилегированного этноса" крепко засела в психику абхазов, и они воспринимали, и воспринимают это ненормальное положение единственно правильной и само собой разумеющейся реальностью. С этой точки зрения качественно ничего не изменилось и в нынешней Абхазии. Она этнически очищена от грузин, которые в радикально сокращенном количестве, крайне ограниченные в правах, притихли в Гальском районе, превращенном в грузинский гето. Тем временем абхазцы, имеющие статус "привилегированного этноса", находятся в господствующем положении во всей Абхазии. Судите сами: в нынешней Абхазии количество армян не меньше абхазов, по некоторым данным даже больше них, грузины с небольшим отставанием по количеству являются третьей этнической группой. Затем идет немалочисленная русская диаспора и украинцы, греки, эстонцы, белорусы, болгары и т.д.

При такой этнической картине в т.н. парламенте Абхазии кроме двух-трех человек, депутатами являются только представители абхазского этноса. Аналогичная картина и в других, так называемых властных структурах. Разумеется в руках этнических абхазов находится львиная доля недвижимости в Абхазии, в том числе, естественно, незаконно присвоенное имущество убитых и изгнанных грузин. Эту позорную картину попрания прав человека "достойно" завершает статья 49 т.н. "конституции" Абхазии, где черным по белому написано, что президентом республики Абхазия может быть только "лицо абхазской национальности". Нетрудно представить с точки зрения ежедневной жизни населения, какая унижающая достоинство и права человека реальность стоит за таким "государственным" устройством. Нет необходимости представлять себе, об этом явствуют хорошо известные факты. На страже этого преступного, человеконенавистнического режима стоят оккупационные войска Российской Федерации, а политические лидеры России на весь мир кричат, что их вооруженные силы стоят на страже государственности Абхазии.Полагаю, мы все-таки не приложили всех усилий с точки зрения того, чтобы лучше показать всему миру, на "страже" какой постыдной реальности стоят российские оккупационные силы в Абхазии.

На фоне такой тяжелой и несправедливой реальности для урегулирования проблемы у грузинской стороны избран принципиально неправильный, а также несправедливый и проигрышный политический императив, который, если представить в формулировке из нескольких слов, звучит таким образом: "диалог, примирение, и восстановление доверия между грузинскими и абхазскими братьями". Эту формулу с ее разными, незначительно отличающимися вариациями, систематически повторяют все власти Грузии, и особо интенсивно использует сегодняшнее правительство, и первым делом, премьер-министр, и министр реинтеграции.

Политическое урегулирование конфликта не застолье, и полагаю в официальных политических заявлениях и текстах слова "братья", "братство", "братские отношения" и так далее выпадают из стиля, и носят признак лжи и фарисейства. К тому же на фоне того, когда в Гали с грузинами обращаются как со скотом, и откровенно и нагло заявляют нам, что о возвращении беженцев и думать не стоит, наверное, на данном этапе говорить о братстве преждевременно даже за застольем. Разумеется, чтобы понимать это, у грузинских политиков должно быть надлежащее чувство национального достоинства и стиля, но, к сожалению оба этих свойства традиционно являются огромным дефицитом в грузинской политике.

Тем не менее, здесь все же главное другое. Когда урегулирование проблемы Абхазии мы рассматриваем в ключе диалога между грузинскими и абхазскими "братьями", и посылаем соответствующие мессиджи как в Абхазию, так и заграницу, тем самым мы сами подчеркиваем этнический характер конфликта, и способствуем " идеологии "привилегированного этноса". Может, объяснит мне кто-нибудь, если мы строим демократическое государство, почему грузины и абхазы должны решать судьбу Абхазии за спиной других этносов, проживающих в Абхазии? В чем провинились живущие в Абхазии армяне, русские, украинцы, или те же грузины?

Да, именно проживающие в Абхазии грузины, как полноправные господа этой земли, вместе со всеми этносами, проживающими в Абхазии. Полагаю, если речь идет о диалоге, грузинские власти, и общественность должны говорить не исключительно с абхазами, а с населением и общественностью Абхазии, и именно такой подход должен быть нашим посланием к проживающим в Абхазии людям и международной общественности. Нашим посланием должно быть то, что Грузия, как носитель европейских ценностей, стремится не к какой-то сделке между грузинами и абхазами за спиной других этносов, а к тому, чтобы нормы и принципы настоящей демократии и прав человека равно и полностью распространялись на всей ее территории, включая Абхазию. Нашим посланием должно быть то, что в случае восстановления юрисдикции Грузии, в Абхазии не будет второстепенных этносов, а будут только равноправные граждане, которые решают собственную судьбу, и судьбу своей страны, опираясь на демократические принципы, то есть, европейского типа демократическое государство вместо насильственного режима, основанного на идеологии "привилегированного этноса". Полагаю, такой посыл хорошо поймут, и примут представители проживающих в Абхазии разных этносов, и лучше осмыслят, что охраняют, и от чего "охраняют" их российские оккупационные войска.

Кто-то может сказать, что и без того это так, и само собой подразумевается, что Грузия все свои проблемы, включая проблему Абхазии, должна решать по европейским стандартам и стандартам демократии, однако я полагаю, что в этом процессе акценты имеют решающее значение. Поэтому следует решительно сказать, что урегулирование конфликта путем "диалога между грузинскими и абхазскими братьями" ведет нас в ошибочном, несправедливом и проигрышном направлении, и это направление лишает нас того главного политического, правового и морального преимущества, которое объективно есть у нас. К тому же, следует понимать, что этноцентрический режим и политическую элиту Абхазии никак не устраивает нормальное урегулирование проблемы, и, следовательно, любой диалог с т.н. "абхазскими братьями" всегда будет только тактической игрой, пронизанной лицемерием, и никогда не даст результатов. Исходя из этого, нам следует серьезно осмыслить, что дело следует иметь не эксклюзивно с абхазскими "братьями", и преследовать целью сделку с ними, а с многоэтническим населением и общественностью Абхазии, и целью должно быть обеспечение защиты государством Грузия ущемленных прав граждан всех национальностей, проживающих в Абхазии.

Здесь весьма важно еще одно. Во время войны абхазы и грузины пролили кровь друг друга. Обида и ненависть в результате этих жертв еще глубже распустили корни. Когда главным аспектом урегулирования конфликта мы выделяем примирение между абхазскими и грузинскими "братьями", именно эта попытка порождает непреодолимые противостояния. На первое место всплывает пролитая кровь и засевшая глубоко в душе людей травма, вражда и обида. Кровь и вражда между братьями как раз таки является особо жестокой и тяжкой. Между прочим, представители этноцентрического режима Абхазии в доказательство невозможности возвращения беженцев постоянно приводят именно этот аргумент. Поэтому необходимо, чтобы во время урегулирования проблемы Абхазии, государственная политика Грузии обошла стороной вопрос примирения между грузинами и абхазами, встала выше этого, и базировалась на общеполитические и общечеловеческие принципы. Абхазам, и проживающим в Абхазии другим народам, мы должны показать, что с ними говорит не государство грузин, а стоящее на европейских принципах правовое государство, называемое Грузией, цель которого восстановить свою юрисдикцию на неконтролируемой им территории с тем, чтобы выполнить свою первейшую задачу, и обеспечить там для своих граждан принципы демократии, защиту прав человека и нормальное образование, здравоохранение, экономическое, и культурное развитие.

Отлично понимаю, что вышеприведенные соображения являются только принципами, для успеха необходимо перевести их в стратегию и тактику, и сформировать хорошо рассчитанный план действия. Даже в таком случае процесс будет долгим и болезненным, но иного пути не существует. Процесс должен быть построен на правильных принципах.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия