«Борцы с системой» или очередная фальсификация истории

Дата: 23/08/2013
Автор: Зураб Мирцхулава

В советскую эпоху несколько участников сепаратистского движения в Абхазии были привлечены к уголовной ответственности по обвинению в разжигании межнациональной розни. Отнюдь не главные зачинщики, не скрывающиеся за партийными и хозяйственными должностями организаторы ("подпольный обком"), а активисты средней руки, зарвавшиеся в националистическом угаре. В нынешней Абхазии соратники называют этих людей не иначе как «узниками совести», «политзаключенными», «узниками грузинских казематов», «заслуживающими звания национальных героев». Насколько это верно – пусть решает читатель.

Речь идет о Зауре Гиндия, Левантии Гицба, Иване Тыркба и Назиме Бганба. Мы не будем рассматривать «дело Гиндия» - о нем в Тбилиси снят одноименный документальный телефильм, в основе которого лежат преданные гласности архивные материалы. Безусловно, интересный по содержанию, он, тем не менее, содержит довольно спорные мнения и оценки процессов, протекавших в Абхазии в 70-80-х годах ХХ столетия.

На этот раз так же не будем касаться Л. Гицба и И. Тыркба, которые являлись активными участниками выступлений 1978 г., а остановимся на фигуре сепаратистского движения, получившей "боевое крещение" в 1989 году.

В связи с событиями 15-16 июля была возбуждена целая масса уголовных дел, однако дело Назима Бганба (его второе имя «Юра», но по документам проходил как «Назим») в этом ряду стоит особняком – все-таки оно дошло до суда и закончилось обвинительным приговором. По признанию самого Бганба пацифистом он никогда не был: "У нас была бригада боевиков ткварчельских, там ребята были такие отчаянные. Как только дадим знак, так 10-15 автобусов приезжали, и тут же сразу все боятся. Нас очень здорово боялись, говорили, что к хорошему это не приведет...".

С началом столкновений в Сухуми, возле моста через реку Бзыбь, абхазы организовали пикет: останавливали любой автотранспорт, обыскивали, искали среди пассажиров и водителей грузин. Бганба, как местный активист сепаратистских кругов, сразу взял руководство постом на себя, давал указания, даже распорядился снабжать пикетчиков обедами, чтобы люди не расходились и дежурство было непрерывным. Наэлектризованная толпа только и ждала повод пустить в ход кулаки. И такой случай представился. В 10 часов утра 17 июля абхазы остановили ехавший в Гагра «Москвич», в котором находилось два грузина. Пассажиром оказался житель Тбилиси – его опознал Бганба, о чем тут же сообщил пикетчикам, добавив, что этот грузин собирается поселиться в Абхазии и открыть кооператив. Затем Бганба призвал избить «провинившегося» поскольку он был грузином и сам первый ударил жертву. Толпа из 30-40 человек быстро вытряхнула грузин из машины, избила, искорежила автомобиль. Затем обоих потащили в бзыбский сельсовет, а оттуда перевели еще куда-то, где целую неделю продержали в заложниках, подвергая избиениям и издевательствам.

Спустя пару часов у бзыбского моста произошел второй эксцесс: на свою беду из Пуцунды в Гагра направлялся местный житель Шукури Мгеладзе с супругой и двумя детьми – девяти и десяти лет (сына и дочь надо было отвезти на урок танца в Гагра). Его «Жигули» также были остановлены, обысканы и непропущены. Водитель уже собирался уезжать, но тут появился Н. Бганба. Надо сказать, что Мгеладзе и Бганба были знакомы и поддерживали хорошие отношения, но антигрузинская истерия затмила все. Цитата из приговора: "[Бганба] грубо обратился к нему [Мгеладзе] – что он здесь делает и как посмел выходить на улицу. Ударил по лицу, сидящего в машине Мгеладзе, насильно выволок его из машины и ультимативно заявил, что не только он и его семья, но все грузины за 24 часа должны покинуть Абхазию, в противном случае с ними расправятся». Только чудо спасло семью от летального исхода. Спустя годы Бганба скажет: «Меня арестовали тоже понятие не имею за что, за свои собственные убеждения в 89-м году».

Задержали Бганба только 16 ноября 1989 г., к этому времени он успел побывать зампредседателя стачечного комитета. В ходе следствия Бганба юлил, постоянно предлагал следователям деньги, намекал на связи, твердил, что если не его визави, так их вышестоящие начальники не откажутся от взятки.Связи у Бганба действительно были, в том числе и в Тбилиси. Видимо поэтому обвинение не стало углубляться в детали дела, и ограничилось эпизодами, которые были описаны выше. Кстати на начальной стадии следствия Бганба свою вину не отрицал, собственноручно строчил признательные показания, но на суде решительно отказался от них. Сам судебный процесс шел в Верховном Суде Аджарии – в Абхазии это было просто нереально.

СССР распался, Бганба вернулся домой, где его встретили с грандиозными почестями. Война Пицунду особенно не затронула, казалось имевший место инцидент навсегда ушел в прошлое. Однако имя Шукури Мгеладзе вам ничего не напоминает? Да, да, это тот самый человек, который после начала боевых действий в Абхазии был захвачен в заложники, подвергнут пыткам (цедить в стакан кровь из перерезанных вен, а затем пить ее, потому что она грузинская – это что-то из области судебной психиатрии), его свидетельские показания содержаться в материалах уголовного дела возбужденного прокуратурой АР Абхазии по фактам геноцида и этнических чисток. Говорят, что Н. Бганба настойчиво рекомендовал группе боевиков, состоящей из чеченцев, осетина и какого-то местного "посетить" дом Мгеладзе.

В декабре 2010 года Александр Анкваб наградил Назима Бганба орденом "Ахьдз-Апша" III степени "за активное участие в общественно-политической жизни РА". "Ахьдз-Апша" означает "Честь и Слава", такая вот честь оказалась у "Апсны".
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия