Открытие железной дороги - вредительство в контексте признания Абхазии или экономическая польза

Дата: 02/07/2014

Почему правительство Грузии не говорит об опасностях, сопутствующих открытие железной дороги Абхазии?

В последнее время вновь стала актуальной тема участка железной дороги оккупированной Абхазии, связующей Грузию и Россию. Этот вопрос, начиная с правительства Шеварднадзе, всегда стоял в повестке дня. Почему власти не информируют общественность, и почему ее открытие создает значительную опасность территориальной целостности и государственным интересам страны?

В связи с этим корр. "Ньюпост" беседовал с бывшим министром обороны и основателем "Клуба реформаторов" Дмитрием Шашкиным.

Дмитрий Шашкин: Эта тема в принципе всегда была актуальной. Помню, когда во время Шеварднадзе я работал в международной организации, по просьбе правительства, государственным министром тогда был Джорбенадзе, этот вопрос был внесен в одно из исследований. Власти Шеварднадзе всегда интересовались, какой будет реакция общественности на возможное открытие железной дороги. Об этом думали Шеварднадзе, как президент, и его правительство. Любопытно то, что с каждым разом сторонников ее открытия было больше, чем противников. Всем известно, что там, где проходит железная дорога, идет торговля, и она экономически прибыльная. По моему субъективному мнению, это происходило потому, что общество не было надлежаще информировано о том, с чем связано функционирование железной дороги.

- Почему правительство Шеварднадзе не решилось открыть ее?

Члены правительства Шеварднадзе были весьма воодушевлены, когда состоялась презентация исследования. На мой взгляд, Шеварднадзе не хватило времени. Тогда в Грузии был экономический крах, и для Шеварднадзе важно было открыть железную дорогу. Однако потом, когда пришла другая власть, которая понимала с чем все это связано, процессы развивались не в пользу открытия железной дороги. И сегодня, когда опять была поднята эта тема и увязана с визитом президента Армении, и когда Россия вновь активно стала говорить о ней, мы услышали весьма смутные мессиджи нынешней власти Грузии. В частности правительство заявило, что это наш главный козырь в отношениях с Россией, и речь идет не о том, почему не должна быть открыта эта железная дорога, а о том, что конкретно предложит нам Россия, и насколько выгодно мы сможем продать эту тему.

Естественно, и понятно, что Россия и Армения чрезвычайно заинтересована в ее открытии. Интерес Армении очень прост: она на самом деле находится в транспортной блокаде исходя из напряженных отношений с Азербайджаном из-за Карабаха, и для нее это жизненно важная экономическая артерия, которая поможет Армении в развитии. Что касается России, функционирование данной железной дороги ее интересует по двум причинам: первая - это транспортная связь с базой Гюмри, ее снабжение. Единственным путем, связующим Гюмри с Россией, является воздушный путь, а это чрезвычайно дорого и вместе с тем неэффективно. То, что можно отправить по железной дороге, естественно, нельзя отправить самолетом. И второе: это потенциальный выход посредством железной дороги на Иран, Турцию и т.д. то есть, присоединение к Азии по данной транспортной артерии. Интерес этих двух стран вполне понятен.

- Что является нашим интересом, и о чем, по вашему мнению, не говорят власти Грузии?

Должен напомнить общественности, почему до сих пор не была открыта данная железная дорога, и что этому мешало. Открытию препятствуют не выгодные предложения России, которых было немало и до того, а конкретные проблемы, как с правовой, так и экономической точки зрения. Первое, о чем не говорит наш правительственный истеблишмент: наша железная дорога в Абхазии сегодня находится во владении Железной дороги России, то есть марионеточное правительство Абхазии передало этот участок под управление России, и сейчас там оперирует РЖД, то есть Российская железная дорога, являющаяся государственной компанией. Допустим, наше правительство свихнулось и решило открыть железную дорогу, может ли кто-нибудь представить, как после этого может оперировать Российская железная дорога одним участком территории Грузии? Это ведь невообразимо…

- Если это произойдет, и правительство примет такое решение, получается, что в управлении России окажется важная магистраль оккупированной Абхазии?

Если так произойдет, получится, что мы признаем прямое присоединение Абхазии к России.

- Кроме того, кто будут таможенниками?

Вот это и есть второй вопрос. Мы, и весь мир признает нашу государственную границу на Псоу. Если там не будет стоять наша таможня, и не будем контролировать этот участок, разумеется, и здесь мы подписываемся под тем, что Абхазия является независимой страной, или она присоединена к Российской Федерации. Оба вопроса являются важным вопросом международного права, и какими бы не были выгодными предложения с российской стороны, только эти два вопроса блокируют любые разговоры на эту тему. Несколько высокопоставленных чиновника говорили, дескать, давайте посмотрим, что предложит Россия. Это, на мой взгляд, антигосударственные разговоры. Об этом можно говорить, если Россия готова к тому, чтобы вывести свои войска с территории Абхазии, и наши пограничники расположились на Псоу.

- Однако, как Вы представляете вывод российских войск из Абхазии?

Тогда не надо обманывать нашу общественность, и не надо говорить, что это является предметом переговоров, и что следует подсчитать, насколько это будет экономически важно.

- Если отложить в сторону экономический фактор, насколько мы защищены с точки зрения безопасности?

Я сознательно не говорю о компонентах безопасности. С точки зрения безопасности вопрос стоит так, что Россия должна контролировать железнодорожный участок Абхазии. Мы не должны этого допускать, даже теоретически невозможно это допускать. Самое худшее, что может произойти, если правительство использует ситуацию недостаточной информированности общества и перенесет акцент на экономический аспект, дескать, это является нашим козырем, и важно, насколько удачно мы продадим этот козырь. Единственный мессидж, который звучит на сегодня, это – не обидеть Азербайджан. Разумеется, это будет болезненной темой для Азербайджана. Азербайджан превосходно понимает, что железная дорога нужна России для усиления базы Гюмри, и для них эта база, так же, как и для нас, является постоянным источником опасности. Однако повторяю, это тема последующих проблем. Первой проблемой является то, что этот участок контролирует российская государственная компания, и второй - наша таможня. Роль правительства в государстве состоит в том, чтобы объяснить своим гражданам, с какими проблемами связано все это. 4,5 миллиона человек не могут быть экспертами международных вопросов и международного права.

Как только мы закроем глаза на то, что РЖД оперирует этим участком, и закроем глаза на то, что наши таможенники не будут стоять на Псоу, мы совершим вредительство с точки зрения признания Абхазии.

Несмотря на то, что Армения является нашим соседом, и мы ее очень уважаем, не следует жертвовать территориальной целостностью Грузии ради развития Армении. Когда вопрос стоит о том, аннексирована Абхазия или оккупирована, ответ – и то, и другое. Когда российская государственная компания владеет стратегическим объектом нашей страны, это уже аннексия. Россия не только оккупирует, но и присваивает, аннексирует ее.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия