Аннексия Абхазии и политическая ответственность правительства Грузии

Дата: 02/12/2014
Автор: Ираклий Маргвелашвили

Формируя политическую стратегию, многое следует предусмотреть, и первым делом исторический опыт, имеющийся по тому или иному вопросу. Прежде чем отмести чужую политическую стратегию, следует хорошо взвесить ее положительные и отрицательные стороны, принципы, направления, и таким образом принять решение. А также следует учитывать политические цели противника, и отношения этих целей к твоим геополитическим целям. В противном случае, если в формировании политической стратегии не предусматриваются эти компоненты, есть большая вероятность, что твоя политика приведет к поражению, которая может иметь эпохальное значение, и поставить вопрос не только политической ответственности власти.

Наблюдая за стратегией внешнего политического курса грузинской власти становится очевидным, что она, совершенно не рассчитав, наивно, или сознательно ложно обнадеживая, поставила грузинскую государственность перед опасностью. Создала опасность не только евроатлантическому выбору Грузии, но и государственности в целом. Заявляя об этом, мы нисколько не считаем, что что-то преувеличиваем.

Оккупация и аннексия является навязанной государству политической реальностью и, следовательно, нельзя обвинять какую-либо власть в том, почему произошла аннексия, или оккупация. Тем более, когда мы имеем дело с российской империей, которая в XXI веке носит признаки классической империи, то есть, расширяет не только сферы своего влияния, но и территории, четким подтверждением чего является аннексия Крыма и фактическая аннексия Абхазии.

В данном случае власть Грузии дала возможность России использовать рычаг аннексии Абхазии. Не была использована никакая превенция, которая если бы не ограничила Россию во время фактической аннексии Абхазии, то хотя бы распространила на нее те санкции, которые установил Запад России во время аннексии Крыма. Применение этих санкций наносит весьма ощутимый ущерб России. Между тем грузинские власти никак не ответили на подобную политическую активность России. Власти Грузии не предприняли абсолютно никакие меры, когда был поставлен вопрос оформления соглашения "О союзничестве и стратегическом партнерстве" между Россией и Абхазией. Власти не смогли, или не захотели воспользоваться поддержкой мирового содружества, чтобы повлиять на Россию. Шанс того, чтобы мы использовали активность содружества против агрессии России, был упущен раньше, когда власти Грузии дистанцировались от проблем, сложившихся в Украине, и своей политикой практически отказались присоединиться к санкциям, которые использовал Запад против России из-за крымской аннексии. Тем самым они поощрили Россию, и как следствие, она осуществила фактическую аннексию Абхазии.

Эта аннексия является лишь началом тех проблем, которые после этого возникнут перед Грузией. Сегодня в результате этой слабой внешней политики Грузия осталась почти один на один с Россией. Распространенные властью мессиджи, что Грузия уладила отношения с Россией, Грузия нашла формулу, которая одновременно дает возможность евроатлантической интеграции страны и урегулирования отношений с Россией, означали, что наши союзники ослабили давление на Россию, поскольку Грузия сама отказалась рассмотреть российскую аннексию в Украине как продолжение аннексии, осуществленной в Грузии. Между тем отдельные заявления были совершенно непродуктивными, поскольку из-за многих факторов необходимы большие усилия, чтобы консолидировать западные государства против России. Поэтому соглашение "О союзничестве и стратегическом партнерстве" не является для Грузии только лишь актом аннексии Абхазии. Это является началом возвращения России на Кавказ, и вовсе не исключается, что это возвращение может осуществиться посредством военных маневров.

На встрече в Сочи Владимир Путин заявил: "Мы считаем возможным вместе подумать, и в случае совместного согласия осуществить такой проект, как транзитная железнодорожная связь в направлении из Сухуми в Тбилиси и затем, с одной стороны в направлении Армении, и с другой стороны в направлении России". Это заявление явствует о том, чем являлось оформление вышеназванного соглашения с Абхазией. Сегодня у России есть два фронта, одним фронтом является Украина, вторым - Кавказ.

После оформленного с Абхазией соглашения "О союзничестве и стратегическом партнерстве" государственность Грузии предстала перед громадной опасностью, тем более из-за сложнейшей политической реальности, сложившейся в кавказском регионе. Армения стала членом Евразийского (таможенного) Союза. Все это будет носить формальный характер, если у России не будет наземной связи с Арменией, возможность чего может быть только посредством Грузии.

Поэтому заявление Владимира Путина, что возможно открытие железной дороги Абхазии в направлении Еревана и Москвы, содержит некоторую угрозу. В случае если Грузия не откроет этот путь, ее могут открыть военными силами, и именно эта военная сила концентрируется данным соглашением в Абхазии и у административной границы Ингури. В этом контексте следует осмысливать также строительство аварско-кахетинской дороги, во время планировки которой Путин спросил, смогут ли пройти по ней танки.

Поэтому акт аннексии Абхазии, соглашение "О союзничестве и стратегическом партнерстве", не является только лишь документом, оформленным с одним анклавом, оно является громадным вызовом Грузии со стороны России. Исходя из этого, была осуществлена абсолютно неправильная внешняя политика, когда Грузия не учла контекст имперских замыслов России, созданных сначала у нас в Грузии августовской войной 2008 года, а затем во время развитых в 2014 году событий в Украине. Это был именно тот опыт, который не давал нам роскоши, чтобы Грузия вела с Россией политику, которая совершенно выпадала из вышеизложенного контекста. На сегодня у Грузии нет механизмов давления на Россию, тогда как Россия получила механизмы давления на Грузию. Это, пусть та же т.н. перспектива закрытия российского рынка, а также военный шантаж с российской стороны Грузии, оставшейся без содружества, чтобы открыть участок железной дороги Абхазии и грузинский участок аварско-кахетинской дороги, между тем для России оба этих транс-кавказских магистралей являются дорогой военного значения.

Перед такой опасностью поставила Грузию лояльная политика власти в отношении России, подытоженная, как изменение риторики. Тогда как с помощью мирового содружества Грузия должна была поставить свои территориальные проблемы в единый контекст украинских проблем, присоединится к санкциям против России, и главным требованием должно было быть выполнение договора о прекращении огня из 6 пунктов от 12 августа 2008 года. Вместо этого грузинские власти своим бездействием практически дали России карт-бланш для аннексии Абхазии и вероятно, в ближайшем времени Цхинвальского региона, и поставить Грузию в условия военного шантажа, что создало опасность не только территориальной целостности, но и государственному суверенитету и независимости Грузии.

В виде заключения, по причине такой безуспешной внешней политики следует поднять вопрос политической ответственности правительства, и парламент должен поставить вопрос доверия к правительству, которое исходя из сложившегося положения, не может провести никакое мероприятие. Четким подтверждением того является проведенное месяц назад заседание правительства, где было анонсировано, что у Грузии будет т.н. "агрессивная внешняя политика", однако на самом деле она не изменилась, не были сделаны шаги, которые вернули бы Грузию в геополитическое вращение международного содружества против России. А также мы не увидели ни одного заявления международных организаций, глав и политиков дружественных стран, которые подтвердили бы, или обеспечили включенность Грузии в единую политику санкций против России.
Система Orphus
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия