Москве не выгодно, чтобы независимость Абхазии признала Грузия

Дата: 15/03/2016

Абхазы не питают к России каких-то особых, выраженных теплых чувств, в отличие, например, от жителей Южной Осетии. Абхазы не видят Абхазию в составе РФ и, более того, есть такое мнение, что они вынуждены придерживаться пророссийского курса только потому, что Грузия не желает идти на их признание. Об этом заявил в интервью агентству "Акцент" обозреватель «Эхо Кавказа» Звиадом Мчедлишвили.

- Прошло уже более 20 лет, как Абхазия живет независимо от Грузии. Вы имеете возможность, лично общаться с абхазскими политиками, представителями экспертных кругов – как со старшим поколением, так и молодежью, не заставшей войны. Каковы их настроения и видение будущего Абхазии, ее отношений с Грузией, с Россией и есть ли в этом смысле разница между позициями старого и нового поколений?

- Для всего международного сообщества, за исключением нескольких стран, Абхазия де-юре остается в составе Грузии. Де-факто она независима от Тбилиси, да. Я не могу сказать, что мне доводилось общаться со многими абхазами, но у тех, с кем говорил, заметной разницы во взглядах и позициях не замечал. По крайней мере в том, что касается отношений с грузинами, с Тбилиси, их видения будущего Абхазии. А свое будущее они сами все же видят не в составе Грузии, честно говоря, не встречал абхаза, который бы открыто и прямо признавался, что желает воссоединения. Да, они говорят, что желают мира, дружбы, нормальных отношений, но только с учетом их позиции, которая выражается в отделении от Грузии. Конечно же, можно полагать, что так считают не все абхазы, и есть такие, которые хотели бы видеть Абхазию в составе Грузии. Я даже в этом уверен, так как не существует общества, все члены которого мыслят и настроены абсолютно одинаково. Но такие люди, как мне кажется, сегодня все же являются исключением. Посмотрим, что будет завтра, когда что-то может измениться, но сегодня ситуация такая.

Что касается России, то как мне кажется, абхазы не питают к ней каких-то особых, выраженных теплых чувств, в отличие, например, от жителей Южной Осетии. Абхазы не видят Абхазию в составе РФ и, более того, я слышал такое мнение, что они вынуждены придерживаться пророссийского курса только потому, что Грузия не желает идти на их признание. Мол, если бы Тбилиси признал независимость Абхазии, то Сухуми взял бы крен в сторону Запада. Не знаю, насколько популярно там такое мнение, но оно есть.

- Все это время, по сути, единственным внешнеполитическим партнером Абхазии являлась Россия. Как оценивают в большинстве своем итоги этого уже многолетнего партнерства представители Абхазии, с которыми Вам приходится общаться, каково, по их оценке, на сегодняшний день внешнеполитическое положение Абхазии и перспективы ее развития по данному направлению?

- Нам как-то не приходилось говорить об итогах партнерства, но в целом абхазы не скрывают, что благодарны России за признание и финансовую помощь. И тем не менее, чувствуется, что в абхазах, хоть они максимально и привязаны к РФ, все же живет какое-то внутреннее сопротивление что ли, если это можно так назвать. Видно, очень заметно, что они не хотят связывать себя с Россией полностью, отождествлять себя с ней и тем более не желают быть поглощенными ею. Хотя, очень часто в публичных комментариях в социальных сетях или каких-либо статьях абхазы утверждают, что они, мол, добились того, чего желали и, наконец, зажили так, как хотели. Но я бы с этим поспорил, мне кажется, что абхазы желали для себя все же другого будущего, чем то, что имеют сейчас. Статус полупризнанной республики, над которой довлеет Москва и которую не отпускает Тбилиси, может быть кого-то и устраивает, однако людей, которые задумываются о будущем, такое подвешенное состояние наверняка должно заботить. Может быть в абхазском обществе после признания со стороны РФ, действительно, почувствовали некую стабильность, но вместе с тем, думаю, там появилась и своего рода неопределенность.

- Положением вещей в данном направлении в Абхазии довольны явно не все. В абхазской прессе уже не раз высказывалось недовольство тем, что Россия не полностью выполняет свои обязательства, прописанные, в частности, в продолжении статьи 4-й российско-абхазского договора о стратегическом партнерстве, согласно которому, «Российская Федерация будет всемерно способствовать укреплению международных связей республики Абхазия, включая расширение круга официально признавших ее государств…». Что думают по этому поводу абхазские политические деятели, эксперты, представители властей?

- С моей стороны наверно будет, не корректно говорить за абхазских политических деятелей и экспертов, но могу сказать, что думаю я. Скорее всего Россия довольствуется тем количеством признаний, которое имеется. При желании и при деньгах она могла бы выбить признание еще из двух-трех бедных государств Океании или Африки, и может быть даже не из бедных. Но она этого не делает. А главное, Москве не выгодно, чтобы независимость Абхазии признал сам Тбилиси. Дело в том, что России, как мне кажется, Абхазия нужна больше в качестве рычага давления на Грузию и, как следствие, инструмента влияния на процессы в регионе, нежели в качестве независимого соседа. Ну вот, признал, например, Тбилиси независимость Абхазии, подписал с ней договор о неприменении силы, а далее автоматом отпадает необходимость в пребывании там российских войск, в охране границ российскими военными и так далее. Конечно же, абхазы могут и не прогонять федералов, но а вдруг, рассчитывая на иностранные инвестиции и туризм, им не захочется иметь под боком чужие базы? А вдруг, после признания официальным Тбилиси независимости Абхазии, ускорится процесс вступления Грузии в НАТО? Вдруг в Абхазии усилится турецкое присутствие и лобби, учитывая влияние диаспор? А вдруг сам Сухуми начнет движение в сторону Запада? Присутствие России на Южном Кавказе ослабнет в любом случае. Рисков много и, думаю, в Москве их просчитывают, к тому же Абхазия не раз демонстрировала своенравность в отношениях с Россией - в том же церковном вопросе, в вопросе продажи недвижимости и т.д. Замороженное и подвешенное состояние куда больше устраивает нынешние российские власти, чем признание со стороны Тбилиси.

- Продолжая тему внешней политики нельзя не затронуть недавнее присоединение Абхазии к Российским санкциям против Турции. Многие расценили предновогодний визит Суркова, как попытку, вынудить Абхазию, прервать даже неофициальные отношения с Турцией и как продолжение политики изоляции Абхазии: по их мнению, только зависимость от российской финансовой «иглы» позволит Москве решать все вопросы в Сухуме на безоговорочной основе, санкции эти направлены не против Турции, а против Абхазии и связаны они, возможно, с беспокойством российского бизнеса, прозвучавшем на последнем российско-абхазском деловом форуме относительно того, что «Абхазия смотрит по сторонам». Какова была, по Вашей оценке, экономическая и внешнеполитическая роль этого государства для Абхазии и, соответственно, каков урон, понесенный ей в этом плане? Что думают по этому поводу представители абхазской стороны?

- Насчет размеров урона не знаю, но судя по объемам торговли с турецким частным бизнесом, который имел место, то для небольшой Абхазии он был наверно ощутим. Вообще, присоединение Сухуми к санкциям объяснялось координированием некой "внешней политики" с РФ, которое предусмотрено Договором о союзничестве и стратегическом партнерстве с Москвой. Но это официальная позиция. А так, люди, с которыми я общался, жаловались, что Абхазия только проиграла от российско-турецкого противостояния. Также многие соглашаются с тем, что отношения с турецким бизнесом прекратились именно из-за позиции Москвы, вопреки интересам абхазского бизнеса. Хотя, контакты с диаспорой, конечно же, сохраняются.

- Свое распоряжение по поводу ввода санкций против Турции абхазский премьер объяснил «скоординированной внешней политикой Республики Абхазия и Российской Федерации», которая прописана в той же статье 4-й российско-абхазского договора о стратегическом партнерстве. Однако эта статья не мешает России в налаживании отношений с Грузией, которую Абхазия считает враждебным для себя государством. Как относятся абхазские деятели к некоторому потеплению российско-грузинских взаимоотношений?

- Эта статья, по большому счету, ничему не мешает, кроме как отношениям абхазского и турецкого бизнеса. Вообще, странно, что Москва так уцепилась к турецкому присутствию в Абхазии. Понятно, что конфликт, но все же. К тому же, турецкий бизнес во многом представляли этнические абхазы из Турции, отношения с диаспорой, к официальной Анкаре, которая признает территориальную целостность Грузии, это никакого отношения не имело.

Что касается российско-грузинских взаимоотношений, то как я замечаю в соцсетях, редкие контакты между Москвой и Тбилиси порой вызывают раздражение у некоторых абхазских пользователей. Опять же это все объясняется неопределенностью, о которой я говорил выше. Думаю, среди абхазов есть опасения, что Москва и Тбилиси рано или поздно могут договориться по Абхазии, поставив последнюю перед фактом. Однако при нынешней российской власти этому не бывать, что будет после - сказать сложно.

- В последнее время в Москве все чаще звучат недовольства по поводу «бесконечных подаяний» «паразитирующим за счет России» Абхазии и Южной Осетии. Каковы, на взгляд представителей Абхазии, перспективы развития взаимоотношений с РФ на фоне непростого экономического и внешнеполитического положения самой России?

- Эти взывания по большей части направлены в сторону Северного Кавказа, которые порой перерастали в целые кампании. А так, Россия будет кормить территории, где стоят ее войска, даже в том случае, если в российских провинциях начнется голод. Такова сущность империи, которая живет благодаря удержанию отнятых территорий. Это такая закваска для поддержания имперского грибка. Так что, жителям России придется смириться. Москва пока в состоянии оказывать финансовую поддержку Абхазии и ЮО, население которых в совокупности равно населению одного российского провинциального города. Но в один прекрасный день Россия может просто встать и уйти оттуда, оставив абхазов и осетин в недоумении. Империя держится, пока есть армия и деньги, не будет чего-то одного, она рухнет. Скоро может не стать денег.

- Рассматривает ли абхазская сторона хотя бы на уровне личных разговоров какую-либо альтернативу России для Абхазии? Что они думают по поводу европейской перспективы и того, может ли Грузия оказать Абхазии в данном направлении какую-либо помощь?

- На уровне личных разговоров рассматривается множество альтернатив, но насколько они соответствуют политике де-факто властей, сказать сложно. Насчет европейской перспективы, то здесь интересный момент: вполне вероятно, что абхазы обернулись бы к Европе, получи они признание со стороны Тбилиси. Признания нет, а потому приходится быть с Москвой. Кстати, абхазы иногда говорят, что помощью со стороны Тбилиси, как раз послужило бы признание, а потом, мол, двинулись бы в Европу вроде как вместе, но каждый своей дорогой. Но Тбилиси, разумеется, на это не идет. Об альтернативе в пользу Грузии от абхазов мне слышать не доводилось. Возможно, кто-то в уме и прокручивает такой вариант, но говорить об этом вслух да еще и грузину, сейчас никто не будет. Такого рода открытое "инакомыслие" в абхазском обществе появится позже. Пока слишком рано. Возможно, оно не будет критичным в своей массе, но найдутся такие, кто обязательно задумается. Но в целом, создается впечатление, что абхазы сейчас искренне не понимают, зачем им быть с Грузией. Представьте, целое поколение выросло не зная грузин, не слыша грузинской речи, и практически не видя грузин. Для молодых абхазов "заингурье" - хоть и близкая, но малознакомая территория. Люди, которые воспитываются на других политических ценностях и взглядах, зачастую откровенно не видят каких-то особых преимуществ в том, что предлагает Тбилиси. Мы говорим: пойдемте вместе в Европу, будем строить достойную жизнь. Они отвечают: а почему мы не можем пойти туда по отдельности? Общего на уровне взглядов и идей, увы, становится все меньше и меньше.

- И последний вопрос: наши абхазские коллеги и политики не раз отмечали, что в грузинской прессе события, связанные с Абхазией, освещаются в искаженном виде. То же можем сказать об абхазской медии и мы и это не удивительно, учитывая, что самим ознакомиться с реальностью по обе стороны границы не представляется возможным ни тем, ни другим. Изредка кто-то из молодых абхазских журналистов получает возможность побывать в приграничных районах Грузии, но не дальше, более старшее поколение иногда общается с грузинскими коллегами на встречах, организованных различными фондами на нейтральных территориях, но постоянного живого общения и возможности, собственными глазами видеть реальность по обе стороны границы, чтобы освещать ее неискаженно, нет ни у нас, ни у них. Что дает, по-Вашему, такое положение сторонам, почему спецслужбы так усердно держат журналистов в изоляции и есть ли у наших абхазских коллег желание более активного общения?

- Желание у абхазских коллег может быть и есть, но не всегда получается. Иногда препятствуют сверху. Не знаю по какой причине. По крайней мере, представители грузинской стороны более готовы к диалогу, более доступны. Абхазы же часто более закрыты, на подобные контакты глядят с настороженностью, а кто-то и вовсе считает, что никакой диалог не нужен. Грузин, который встретился с абхазом на нейтральной территории, у себя дома не будет сталкиваться с проблемами в связи с этим, тогда как абхаз после такой же встречи может натолкнуться на определенное непонимание и даже порицание. Но вроде в последнее время такого становится меньше. Недавно здесь и вовсе побывала группа абхазских журналистов, что еще пару лет назад казалось чем-то невероятным и невозможным. Контакты нужны, худо-бедно, но общаться надо. И это получается. Число частных визитов из Абхазии, если верить нашему руководству, тоже растет. Кстати, говорят, что участились и случаи получения грузинского гражданства абхазами, но я не знаю, какова тенденция. Что касается СМИ, то объективности не хватает как нам, так и им. Много перевирания, еще больше языка ненависти. Есть несколько ресурсов, где одновременно публикуются грузины, абхазы и осетины, но таких мало. Еще одна проблема - языковой барьер, молодые грузины почти не читают и не пишут на русском, как абхазы и осетины не могут читать и писать на грузинском. Языковой барьер также порождает определенную субъективность и предвзятость. Еще одна проблема - крайности, в которые впадают обе стороны в своих публикациях. Если в абхазских превалирует чересчур холодный, отстраненно жесткий тон, в котором выдается наигранность, то в грузинских публикациях в последнее время проявляется тенденция к снисходительности и излишней слащавости, например, всякие "письма", обращения к абхазским "братьям, сестрам, сыновьям", воспоминания о том, как прекрасно жили вместе и так далее. Что опять же выдает наигранность и часто фальшь. Нужны контакты, нужно, чтобы стороны видели реальность, общались. Может это в корне не изменит ситуацию, но люди хотя бы начнут понимать друг друга.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
  • .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия