Позитивная дискриминация

Дата: 16/10/2017
Автор: З. Мирцхулава

Ознакомившись с мнениями г-на Торнике Шарашенидзе (публикация «Прив(лечение), или почему абхазская политика Грузии не работает») и г-на Георгия Канашвили («Другая сторона вопроса, т.е. почему не сработает абхазская политика Торнике Шарашенидзе») относительно сегодняшнего положения дел в проблеме Абхазии и перспектив решения вопроса, позволю поделиться и своими соображениями на по данному вопросу. В первую очередь, радует, что оба эксперта ратуют за разумную политику, ведущую к результатам, соответствующим интересам Грузии, но вот пути достижения этого сильно разнятся. Один из камней преткновения - пресловутая позитивная дискриминация, и это довольно примечательно, ибо подчеркивает, как факт формирования критического отношения к существующему подходу, так и наличие его сторонников.

Позитивная дискриминация. К сожалению, ничего нового в этом подходе нет. Это продолжение постыдной шеварднадзевской политики советского образца, когда в 1978 году на требование выхода из состава Грузинской СССР и забрасывание секретаря ЦК гнилыми помидорами и огурцами Тбилиси ответил созданием системы привилегий, основанной на этнической принадлежности. Во главу угла поставили принадлежность к конкретной этнической группе (апсуа): для получения материальных благ брежневской эпохи (чиновничьи должности, поступление в вузы, распределение квартир, машин и дефицитных товаров) достаточно было соответствующей записи в графе национальность. Сами того не понимая в Тбилиси выпустили джина из бутылки: многие грузины стали выдавать себя за апсуйцев, менять паспорта. Доходило до комического: кто-то одновременно имел два паспорта, в одном значилось «грузин», в другом «абхаз». Власть в целом сконцентрировалась в руках меньшинства, многие учреждения стали мононациональными и впоследствии оказались в авангарде сепаратистского движения.

В период восстановления независимости Грузии, первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия, окрещенный противниками как сверхнационалист, преподнес такой подарок апсуйским сепаратистам, без которых сегодняшняя «Республика Апсны» вряд ли бы существовала. На фоне краха апартеида в ЮАР, грузинские законодатели установили режим апартеида в Абхазии (разумеется в пользу апсуа): 17% населения избирало 28 депутатов Верховного Совета, в то время как 47% грузинского населения имели право претендовать на 26 мандатов. В итоге, от имени такого Верховного Совета сепаратистами осуществлялись действия по отрыву Абхазии от остальной Грузии.

Программа здравоохранения для жителей оккупированных территорий, запущенная при президенте Саакашвили, удивительным образом не была пересмотрена после парламентских выборов 2012 года, хотя к тому времени успела заслужить репутацию контрпродуктивной. На фоне слабой социальной поддержки населения, в грузинском бюджете изыскались возможности финансировать дорогостоящие операции и лечение вышеуказанной категории лиц. Все бы хорошо, но оказывается, что это не распространяется на беженцев – тех же жителей Абхазии, вынужденно покинувших родные очаги, и грузин, проживающих по сей день в Гальском районе. Подобный цинизм понять здравомыслящему человеку трудно. Особенно горько это звучит на фоне постоянного будирования вопроса об отмене и без того скудной денежной помощи беженцам (оказывается, это непосильная ноша для грузинского бюджета), о прекращении предоставления статуса беженца и т.д.

И снова результатом стимуляции одной этнической группы при полном игнорировании другой, становиться смена грузинами национальности: люди, загнанные в тупик, вынуждены идти на всё и эту дорогу первыми им указали отнюдь не сепаратисты.

А какова реакция тех, кто пользуется грузинской помощью?

За все годы ни одного публичного заявления со словами элементарной благодарности сделано не было. Апсуа довольно быстро выработали формулу, позволяющую им оправдывать свое нахождение в Тбилиси: грузины обязаны нам, они начали войну, они проиграли войну. Орденоносцы и «герои Абхазии», захватившие грузинские дома, сепаратистские активисты и люди далеко не бедные смело приезжают за медицинской помощью в Тбилиси, потому уверены, что им тут обязаны. Потому что здесь никто не скажет, что если человек не считает Абхазию частью Грузии, то он вправе пользоваться всем спектром медицинских услуг, предоставляемых «Республикой Апсны»: зеленкой, йодом, заклинаниями сертифицированного жреца.

Не надо забывать и то, что самые «популярные» медицинские программы на сегодняшний день – это программа методонового замещения, лечения гепатита С и СПИД. То есть старания грузинского государства направлены на конченных наркоманов, находящихся на грани смерти.Они и в самой Абхазии не больно уж нужны кому-нибудь, а возлагать какие-либо надежды на этот контингент просто нелогично.

Вскользь коснусь вопроса электроэнергии, хотя здесь идет речь отнюдь не о сотрудничестве по ИнгуриГЭС. Еще с 90-х годов завелась такая традиция – оплачивать стоимость электроэнергии, импортируемой в Абхазию из Краснодарского края. Речь идет о миллионах долларов. Сомневаюсь, чтоб кто-то об этом в Абхазии вообще информирован. Этакий анонимный подарок грузинских властей. Только жалко, что беженцы из Абхазии таких подарков не видели.

Постыдно, но факт – грузины с удовольствием примерили на себе роль обслуги, заискивающей перед хозяевами, то есть заняли ту нишу, которую им уготовили апсуйские сепаратисты. Разве в таком смысле мы представляем братскую дружбу?

В заключение можно сказать следующее: чтоб добиться сколько-нибудь значимых результатов в проблеме Абхазии, надо распрощаться с инфантильным раболепием и начать руководствоваться постулатами «Всеобщей Декларации прав человека», в которой черным по белому прописано равенство людей без различия национального происхождения.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия