Избрание Аслана Бжания - важный момент в грузино-абхазских отношениях или ничего нового

Дата: 22/05/2020

20 марта 2020 года, так называемый кандидат от оппозиции и бывший руководитель службы безопасности Абхазии Аслан Бжания одержал победу на «досрочных президентских выборах». Выборам предшествовали несколько месяцев политической нестабильности, которые характеризовались напряженными уличными шествиями, активным участием России в этом процессе, отставкой Рауля Хаджимбы и фактом предполагаемого отравления Аслана Бжания.

На первый взгляд, эти выборы и их результаты представляют интересную возможность для центральных властей Грузии, поскольку так называемый «новоизбранный президент» Аслан Бжания сторонник диалога между Сухуми и Тбилиси. Более конкретно - он отметил, что «между Сухуми и Тбилиси должен быть диалог, в каком формате, в какой форме, не имеет значения. Главное, чтобы диалог принес положительные результаты».

С другой стороны, непонятно, насколько заявления Бжания вызовут реальные изменения в грузино-абхазских отношениях. Предположительно, вопрос о диалоге с Тбилиси был поднят СМИ, что побудило Аслана Бжания высказать свою позицию в поддержку диалога. Также следует отметить явно негативное отношение абхазской политической элиты к потеплению отношений с Тбилиси, и Россией, в чьи интересы не входит нормализация этого процесса. Вышеперечисленные обстоятельства еще больше ставят под сомнение и без того ограниченные перспективы грузино-абхазских отношений.

По просьбе института политики Грузии, отобранные эксперты из Грузии, США и Бельгии ответили на следующие вопросы:

1. В какой степени избрание Аслана Бжания дает возможность центральным властям Грузии начать новый диалог?

2. Принимая во внимание несовместимые позиции в отношении статуса Абхазии, какие конкретные шаги могут предпринять Центральная власть Грузии и де-факто правящая элита оккупированной Абхазии?

3. Учитывая, что нынешняя геополитическая конъюнктура весьма неблагоприятна для восстановления доверия между сторонами, насколько далеко могут зайти Тбилиси и Сухуми?


Доктор Бруно Коптерс, профессор кафедры политологии Брюссельского свободного университета

Одной из главных предпосылок для плодотворных переговоров в условиях сецессивных (сепаратистских) конфликтов является готовность сторон говорить на равных. Двустороннее признание принципа равноправия необходимо даже тогда, когда стороны имеют кардинально разные позиции относительно статуса спорной территории. Равенств может быть выражено в различных формах, однако это не может быть суверенным равенством, поскольку последнее означает признание друг друга как суверенных государств. Например, это может означать, что представители сторон могут подписать соглашение, которое для обеих сторон будет обязательным. Именно так, как это было в случае переговоров под руководством ОБСЕ по приднестровскому конфликту.
Этот принцип может также означать политическое равенство, как это произошло во время переговоров о будущем Кипра, где ООН играла ведущую роль. Если нет конечного предмета по договоренности сторон, такие формы равенства существуют лишь в пределах конкретных переговоров. Даже за пределами переговоров, международное сообщество не должно признавать равенство, поскольку в противном случае оно было бы несовместимо с политикой непризнания большинства государств.

Грузия отказывается предоставить равный статус Абхазии в формате Женевских международных переговоров. Такая позиция бесполезна. Равенство в переговорах не должно приравниваться с повышением статуса де-факто администрации в Абхазии, поскольку равенство - это лишь общая предпосылка для плодотворных результатов переговоров. Таким образом, предоставление равного статуса не противоречит политике непризнания, поскольку последнее подразумевает непризнание государства, а это уже другой вопрос. Будем надеяться, что грузинская и абхазская стороны смогут учесть этот вопрос при подготовке к следующему диалогу.

Доктор Мамука Церетели, старший научный сотрудник, институт Центральной Азии и Кавказа, Совет США по иностранным делам

Менее ожидаемо, что избрание Аслана Бжания в корне изменит характер грузино-абхазских отношений. Очевидно, что у Бжания есть своя повестка дня, однако данные сильно не меняются. Абхазские правящие круги опять требуют независимости от Грузии, а регион по-прежнему остается под российским военным контролем. В частности, не в интересах России разрешать этот конкретный конфликт или любой другой конфликт, существующий по соседству, поскольку таким образом сохранит рычаги влияния на вовлеченные стороны.

В условиях отсутствия поддержки Москвы, победа Бжания свидетельство того, что местная политика важна. Это уже третий случай, когда поддерживаемый Москвой кандидат потерпел неудачу на выборах, что делает очевидным, что абхазские политики, которые сохранили определенную степень независимости, пользуются большей поддержкой среди местного населения, чем пророссийские лидеры.

Чтобы помочь урегулированию конфликта, Тбилиси и Сухуми должны попытаться сделать медицинские услуги доступными для более широкой части населения и для всех этнических групп. Также стороны должны поддержать мелкомасштабные торгово-экономические проекты. Центральные власти Грузии должны продолжать предоставлять экономические и образовательные льготы населению Абхазии, полученные в результате соглашения об ассоциации с Европейским союзом, а Бжания должна попытаться нормализовать гуманитарную ситуацию этнического грузинского населения, проживающего в Гальском регионе. Более решительным шагом было бы упрощение процедур, необходимых для перемещения населения, что будет способствовать укреплению связей в экономической, медицинской, образовательной и социальной областях. Наконец, развитие энергетического сектора должно оставаться главным приоритетом для обеих сторон.

В краткосрочной перспективе никаких серьезных изменений не ожидается, однако восстановление доверия и недопущение эскалации напряженности отвечает долгосрочным интересам обеих сторон. Улучшение основных прав этнического грузинского населения в Гальском регионе, расширение торговли, а также деловое и социальное взаимодействие между народами Абхазии и остальной части Грузии внесут значительный вклад в укрепление доверия между двумя сторонами.

Лоуренс Скотт Шитс, независимый аналитик

Отставка Рауля Хаджимба, близкого к нынешнему российскому правительству, и избрание Аслана Бжания, и избрание Аслана Бжания, который более скептически относится к фактическому контролю Кремля над Абхазией, наглядно демонстрирует сложность отношений между Москвой и Сухуми. Несмотря на официальные заявления о «братских отношениях», все, кто непосредственно общался с правителями Абхазии или России, хорошо знают, что за последнее десятилетие эти отношения стали еще более проблематичными.

Тбилиси, конечно, должен попытаться углубить социальные, экономические или политические контакты, что лучше всего достичь, предпринимая такие шаги, как упрощение перемещения людей и товаров вдоль административной разделительной линии. Без этого даже относительно небольшое улучшение в отношениях невозможно.

Однако, с учетом правящей элиты России и ее позицией в отношении Грузии, любые фундаментальные изменения остаются лишь желанием. Действительно, Бжания оставил небольшое пространство для переговоров, но стоит учесть, что Россия практически полностью контролирует Абхазию и потратила значительные финансовые ресурсы на то, чтобы иметь постоянное военное представительство в Абхазии.

В настоящее время Абхазия почти полностью зависит от России; Россия контролирует весь пограничный периметр Абхазии и, соответственно, торговлю. Она также обеспечивает более половины доходов бюджета Абхазии. Правда, Россия не использовала власть для поддержки Хаджимбы, однако, она он обязательно будет использовать экономические и политические рычаги для того, чтобы ограничить пространство для маневрирования Бжания или любого другого местного лидера.

Паата Гаприндашвили, директор Ассоциации реформ Грузии (GRASS)

Поскольку политическое разрешение конфликта невозможно в краткосрочной перспективе, грузино-абхазский диалог должен быть сосредоточен на других вопросах. Этот процесс должен основываться на нейтральном подходе к статусу, поскольку он может быть успешно использован в торговых, сельскохозяйственных, гуманитарных, образовательных и медицинских программах.

Продолжающееся сотрудничество между Сухуми и Тбилиси постепенно становится больше необходимостью, чем роскошью, поскольку агрессивный подход России вызывает все большую тревогу. Хотя в правящей элите Абхазии все еще существует страх, что углубление отношений с Тбилиси будет способствовать их «десуверенизации», но победа Бжания делает очевидным, что с Тбилиси все равно существует поддержка экономических отношений.

Тбилиси должен ответить на эту возможность путем реализации и расширения различных программ. А Сухуми, в свою очередь, должен открыто сотрудничать с Тбилиси и использовать нейтральный подход к статус-кво. Такое сотрудничество может помочь региону решить самые острые проблемы. Это осознает и сам Сухуми. Де-факто правящая элита Абхазии должна думать за пределами формулы «признание в первую очередь», и попытаться решить проблему изоляции с помощью таких шагов, как снятие торговых ограничений и обеспечение свободного перемещения населения и товаров через административную разделительную линию.

В ближайшее время Тбилиси и Сухуми могут сотрудничать в направлении против распространения Covid-19 и лечения инфицированных людей. Также возможно распространение государственной программы элиминации гепатита С на территорию Абхазии.

Важно учитывать, что Россия всегда может помешать или даже остановить процесс диалога между Сухуми и Тбилиси. Однако, поскольку Москва не аннексировала Абхазию, существует возможность для сотрудничества. Как свидетельствует международная практика, углубление сотрудничества в различных областях может заложить основу для обсуждения политического урегулирования проблемы в будущем.
Система Orphus
:. Реклама
.: ТОП Статьи
:. Реклама
.: Абхазия сегодня
:. Реклама
Rambler's Top100
© Наша Абхазия