• Декрет Комиссариата Абхазии по управлению православными церквами


  • 1 сентября 1919 г.

    ЦГИАГ, ф.1863, оп.1,д.707, л.2.


    Комиссариат Абхазии на заседании своем от 1 сентября сего 1919 г,постановил:

    1. Находящийся в г.Сухуми Кафедральный собор с причтовым домом, архиерейский дом и здание бывшего училищного совета признать национальным достоянием автономной Абхазии.2

    2. Считать Сухумскую архиерейскую кафедру вакантною и принять меры к скорейшему ее замещению постоянным и самостоятельным епископом.

    3. Временно, до избрания епископа, назначить управляющего православными церквами Абхазии с резиденцией в г.Сухуме.3

    4. Предоставить управляющему право:а)переводить, б)назначать, в)совершенно устранять от должности, г)реви-эировать церкви, монастыри и прочие церковные учреждения, д)основывать и организовывать такие епархиальные учреждения, какие он только найдет необходимым.

    5. Отвести управляющему под квартиру архиерейское помещение с предоставлением ему права пользования всеми теми средствами к содержанию, какие имелись до сего времени в распоряжении сухумского епископа.

    6. Представить управляющему право непосредственного заведования архиерейским домом и Драндским монастырем. I 7. Проведение в жизнь настоящего постановления поручить и.о.Комиссара внутренних дел И.К.Лорткипанидзе.

    Председатель Комиссариата Абхазии - Д.Эмухвари И.о.Комиссара внутренних дел - И.Лорткипанидзе

    Комментарий:

    1. На заседании НСА 18 ноября 1919 г. А.Демьянов, Д.Алания, М.Тарнава и М.Маргания внесли запрос по поводу настоящего декрета. Они утверждали, что социалистическое правительство не должно вмешиваться в религиозные дела, что объявленное собственностью Абхазии церковное имущество принадлежит России. Это говорили люди, поддержавшие в мае 1917г. объявление независимости Абхазской церкви (М.Тарнава. Указ. соч.). Они требовали отмену декрета Комиссариата, умалчивая в то же самое время о постановлении съезда священнослужителей Абхазии от 7 октября 1919 г. (см. Историографию).

    С защитой декрета выступил И.Лорткипанидзе, который отметил, что по каноническим правилам гражданин чужого государства не может занимать высокий церковный пост, что после 20 марта 1919 г., когда АНС принял известную декларацию, нужно было решать вопрос и о церкви, которой до последнего времени управляли люди, "не имевшие ничего с нею общего". Когда официальное заявление определенной группы, - сказал И.Лорткипанидзе', - "говорит, что они подчиняются южнорусской церкви, то мы этого ни с какой точки зрения понять не можем. Когда мы получили известие, что епископ после слов молитвы о несчастной истерзанной России молится за благоверных правителей России, мы можем иметь к этому определенное отношение". Не соответствует действительности, что кафедральный собор является только русским, - заявил он, так как "после разгрома Сухумской церкви в 1877 году (в результате Русско-Турецкой войны - сост.) правительство ассигновало местному православному населению определенную сумму денег на постройку этого храма. Систематически собирались деньги. Их давали не только русские". Свое выступление он завершил словами: "Что же касается существования церкви, которая не признает нашей республики и молится за Колчака, я должен заявить, как представитель политической власти, что пока между нами и Доброволией (армия Н.Деникина - сост.) существует состояние войны, такой церкви у нас не будет".

    М.Тарнава сказал, что комиссариат должен аннулировать свой декрет, и "разрешение этого вопроса об устроении церкви Абхазии должно быть передано духовенству", ибо "наше дело - это политическое устроение края, но не область религиозной жизни наших граждан". А.Демьянов добавил, что нужна церковная свобода, которая нарушена декретом во всех отношениях. По мнению Д.Алания, данный вопрос нельзя было решать без НСА. И.Маргания, наоборот, считал, что ни Комиссариат, ни НСА не должны вмешиваться вдела церкви.

    Отвечая оппонентам, И Пашалиди отметил, что власть, в том числе социалистическая, не может индифферентно относиться к вопросу о церкви и привел пример большевиков и В.Ленина, арестовавщих священников, в том числе Патриарха. Религия и церковь не одно и то же, заявил он, мы считаемся с церковью, ибо она "имеет известное значение в истории". И.Пашалиди вспомнил о том, что Грузинская церковь старше Русской, что она "была основана тогда, когда русские еще молились Перуну" (главное божество славян до Х в. - до крещения Руси). О сути запроса и главной цели его авторов он сказал: "Я думаю, что авторы запроса хотят просто показать, что ничего грузинского они не признают" (ЦГАА, ф.И-39,оп.1,д.12,лл.14-20).

    НСА признал удовлетворительными объяснения И .Лорткипанидзе.

    2. Представитель Н.Деникина на Парижской мирной конференции С.Сазонов (бывший министр иностранных дел царской России), явно имея в виду настоящий пункт декрета, сообщал лорду Керзону (министру иностранных дел Великобритании), что "по-видимому грузинские власти прибегают к секвестрации русских церквей не только в Грузии, но и в местах вроде Сухуми", не имеющего, по его мнению, "ничего общего с Грузией". Этим вопросом интересовался и Верховный комиссар Великобритании в Закавказье О.Уордроп, обращаясь за разъяснениями к министру иностранных дел Грузии Е.Гегечкори. Он также просил министра сообщить, насколько обоснованы утверждения русских властей, что "в Сухуми русские священники Голубцов и Протопопов и секретарь прихода Автономов были высланы за попытку воспрепятствовать грузинам захватить местную православную, церковь. Названные священники отказались выполнять настоящий декрет и указание Сухумского митрополита Амвросия о продолжении службы "ввиду запрещения временным высшим церковным управлением Юго-Восточной России иметь общение с представителями грузинской церкви" (А. Ментешашвили. Указ. соч., с.44-45). См. еще док. №221, прим.5.

    3. Управляющим православными церквами Абхазии Комиссариат 3 сентября 1919 года назначил архимандрита Иоанна, предложив ему немедленно (в тот же день) вступить в должность (ЦГИАГ, ф. 1863,оп.1,д.707,лл.1,3).
    .: Лента Новостей
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия