Абхазия
.: Лента Новостей
:. Реклама
  • :. Реклама
     
    Бакрадзе: «Я знаю, что тех, кто покинул страну, сейчас мучит совесть»
    09.09.2008 - Мари Зандукели, газета "Квирис палитра"
    Объявив, что российская армия собирается идти на Тбилиси, председатель грузинского парламента призвал народ сопротивляться врагу всеми средствами. Впоследствии это заявление Давида Бакрадзе интерпретировали по-разному. Но он тогда сказал еще, что в тот день немало высокопоставленный чиновников больше заботилось о личной безопасности, чем о сопротивлении, и покинуло страну, в которую вторгся враг.

    Разговор с Давидом Бакрадзе мы начали с воспоминаний о нашей прошлой встрече. Тогда председатель парламента сказал, что Россия собирается начать военное противостояние и, если она не оставит нам другого выбора, мы тоже ответим ей силой.

    - До того, как возникла напряженность в Цхинвали, мы думали, что Россия устроит нам провокацию в Абхазии, так как они на протяжении последних 5 месяцев интенсивно готовились к этому в Абхазии. Мы ожидали, что в случае российской агрессии международная реакция будет очень быстрой, так как абхазский вопрос уже рассматривался на очень высоком уровне: Абхазию посетил министр иностранных дел Германии, был опубликован известный план Штайнмайера, затем был разработан совместный американско-германский план.

    Мы не столь ожидали обострения обстановки в т. н. Южной Осетии, так как в деле урегулирования конфликта там мы продвинулись гораздо дальше – конфликт был очень близок к разрешению. Во время нашей последней беседы я даже сказал вам, что мы намеренно не ускоряем урегулирования южноосетинского конфликта, чтобы там не случилось провокации. Как видно, русские решили начать провокацию именно из Цхинвали, а не из Абхазии.

    Избежать этой провокации, к сожалению, было невозможно. Российский сценарий был таков, что ее можно было только отсрочить на несколько часов или дней. До начала военного противостояния появились очень тревожные признаки: был открыт интенсивный огонь по грузинским селам, из Цхинвали эвакуировали женщин и детей, вернувшийся из Москвы Кокойты заявлял, что они выгонят грузин и восстановят историческую Южную Осетию. Естественно, это нас очень обеспокоило. 6-7 августа президент говорил с европейскими лидерами, с действующим председателем ОБСЕ, попросил его послать в Цхинвали специального представителя. Он говорил с Хавьером Соланой, с генсеком НАТО. Мы пытались оповестить всех, что обстановка становится опасной. Мы потребовали прислать из Москвы посла по чрезвычайным поручениям, Попова, мы послали в Цхинвали Темура Якобашвили, но его никто не встретил. А Попов заявил: «Меня тоже никто не встречает, Кокойты отказывается со мной разговаривать». Не помогли ни приезд специального представителя ОБСЕ, ни российского посла по чрезвычайным поручениям.

    7 августа они вновь начали интенсивные обстрелы, но чтобы не давать осетинам возможность провокации, мы объявили о прекращении огня с нашей стороны. Несмотря на это, они продолжали бомбардировать грузинские села, и мы оказались перед дилеммой – или не отвечать и обречь на смерть грузинские села, или все-таки отвечать. Было решено открыть ответный огонь по тем направлениям, откуда стреляли осетины. Как только мы им ответили, через несколько минут получили информацию, что из Роки вошла русская колонна – примерно 150 танков. Это уже означало, что Россия начинает оккупацию Грузии. У нас уже не было выбора. Власти должны были или бежать, отдав страну, как в 1921 году, или попытаться оказать сопротивление. Мы решили остановить российскую технику у Рокского тоннеля, поэтому и продвинулась вперед наша армия. В результате наша артиллерия получила возможность бомбить территорию, прилегающую к Рокскому тоннелю. Мы разбомбили несколько частей русской колонны на выходе из Рокского, но потом русская армия сумела развернуться, и ее уже было невозможно остановить – слишком было велико численное превосходство.

    - Ваши оппоненты говорят, что не стоило приносить столько жертв ради того, чтобы Россия «опростоволосилась». Властям советуют говорить не о победе, а об ошибках.

    - Грузия не по своей воле ввязалась в эту войну. Такое развитие событий было не ошибкой властей. Когда человек на улице подвергается нападению хулигана, это не его выбор. Ему надо или просить помощи у окружающих, или защищаться, или сдаваться. Жертва не виновата, что на нее напали. Примерно в таком положении оказалась и Грузия, и разговоры о том, что ты не улыбнулся насильнику, что ты поднял бровь и тем самым его спровоцировал, беспочвенны. Стоило или нет Грузии ввязываться в конфликт – этот вопрос можно было бы поставить в том случае, если бы инициатором конфликта была Грузия.

    Мы проиграли военное противостояние, но мы выиграли информационную войну, мы и политически выиграли. Но этот успех не может компенсировать нам те жертвы, которые мы имеем. Это та рана, которую необходимо залечивать. Никто не чувствует себя победителем. Если Россия опозорилась или сломала себе руки-ноги, это не наше дело. У нас собственная боль. ...

    - Для чего надо было принимать Политическую хартию? В ней сказано то, о чем уже заявляла оппозиция: пока в стране стоит российская армия, никто не будет требовать отставки правительства.

    - Сейчас в стране совершенно другая ситуация, и Россия несомненно станет искать себе новую политическую опору. Чего не смогла добиться с помощью военной операции, постарается достичь с помощью внутренней политики. Мы, подписавшие хартию, заявили, что не станем опорой России. ... Россия начинает искать в Грузии политическую пятую колонну.

    - Разве подпись может гарантировать, что подписавший не станет поглядывать в сторону России?

    - Подпись – не гарантия, но для той или иной партии это дополнительное политическое обязательство.

    - А разве не было ошибкой – давать экономические рычаги враждебно настроенной стране?

    - У нас открытая экономика. Мы даже в таких условиях не создавали в Грузии проблем российским инвесторам... Мы боремся всеми легальными способами с тайными инвестициями, то есть с вкладыванием денег в политические партии. В ближайшем будущем мы примем закон, создающий дополнительные механизмы, позволяющие исключить перечисление денег партиям из-за рубежа. ... Борьба со скрытыми инвестициями – один из важнейших вопросов национальной безопасности. ...

    - Вы еще сказали, что, когда возникла угроза нападения на Тбилиси, многие высокопоставленные лица покинули Грузию. Вы не знаете, кто это?

    - Я не сторонник охоты на ведьм. Я знаю, кто покинул страну. Я думаю, сейчас всех их мучит совесть.



    * При частичном или полном использовании наших материалов, указание гиперссылки на ресурс обязательно.
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия