Кровавый пир гудаутских сепаратистов

Дата: 26/01/2006
Автор: Алексей Челноков

Сухуми захлестнул вал мародерства. Царит беспредел. Никто не может быть уверен в своей безопасности:

цена человеческой жизни здесь девальвировалась до стои­мости носильных вещей.

«И тем не менее обстановка в Сухуми стабилизиру­ется, — говорит помощник председателя ВС Абхазии Беслан Барганджия. — В городе наводится порядок, начина­ются восстановительные работы».

Раздувшиеся от жары трупы еще кое-где попадаются. Однако центральные улицы уже очищены. Сейчас там поливают тротуары дезинфицирующим раствором. Но да­же едкая жидкость не вымывает густой трупный запах, словно впитавшийся в поры города.

Штурм Сухуми, начавшийся 16 сентября 1993 г. про­должался немногим менее двух недель. Во время артподго­товки разрушен практически весь курортный город, неког­да белевший среди субтропической зелени. Лишь на окраи­не можно встретить неповрежденные особняки. Особенно пострадал центр. Целые кварталы сметены до фундамента установками «Град». От дома правительства — в прошлом многоэтажного респектабельного здания — остались четы­ре стены (победители так и не смогли на манер штурмо­вавших рейхстаг водрузить на шпиль свое знамя). Под рухнувшими бетонными перегородками, по-видимому, по­гребены останки десятков его защитников.

Полностью уничтожены все линии связи. В городе нет ни воды, ни света. Закрыты все до единого магазины. Горожане питаются, похоже, былыми запасами. С наступ­лением темноты в разных концах города вспыхивают пере­стрелки. Иногда слышны артиллерийская канонада и взры­вы мин. Как сказал солдат абхазской армии: «Добивают засевших в подвалах грузин». На перекрестках лениво

переговариваются бородатые автоматчики с зелеными по­вязками на головах — признак принадлежности к абхаз­ской армии. Каждый второй прохожий вооружен автома­том Калашникова, кое-кто — гранатометом или пулеме­том. Редко встретишь женщину.

Мой коллега — журналистка абхазского телевидения, наполовину грузинка, наполовину русская (она не захоте­ла, чтобы ее фамилия появилась в газете) спряталась от погромщиков в санатории Министерства обороны РФ.

— Ко мне в квартиру вошли двое абхазцев и предупре­дили: если увидим тебя через два часа, убьем. Слава Богу, что не убили сразу.

Патрули абхазских формирований, по ее словам, прове­рив на улице паспорт, расстреливают каждого, у кого в графе «национальность» выведено «грузин».

Последние группы беженцев были выведены из города в конце сентября. Благодаря стараниям офицеров Госкоми­тета по чрезвычайным ситуациям РФ удалось эвакуиро­вать морем около 15 тысяч грузин. Однако постановлением правительства деятельность российской части Объединен­ной комиссии по урегулированию ситуации в Абхазии бы­ла прекращена 1 октября. Оставшиеся в городе люди гру­зинской национальности (по имеющейся информации, не­сколько сотен человек прячутся до сих пор в подвалах, в окрестных лесах и санатории МО) вполне могут попол­нить списки жертв геноцида.

На моих глазах полупьяный ополченец застрелил дрях­лого старика, тащившего тележку с дровами. Почему? Видимо, решил, что его нос типично грузинской формы. Российские десантники, из автомобиля которых я это на­блюдал, только скрипели зубами. Приказано соблюдать нейтралитет. Трупы закапывают в огородах. По свидетель­ству очевидцев в новом Афоне каждый день прибивает к берегу до десятка убитых.

Полное безвластие победившего абхазского правитель­ства сделало город прозрачным для грабителей. Разбитые оконные стекла, развороченные снарядами стены бесстыд­но обнажили домашние очаги перед полчищами маро­деров.

Основные воинские формирования абхазской армии укрепились вдоль границы с Грузией. Вступивший за ними в Сухуми эшелон боевиков — это сброд уголовников. Из Сухуми в Гудауту тянутся вереницы грузовиков, доверху набитых награбленным добром. Автомобили уже отбирают, невзирая на национальность. На проспекте Мира — центральной улице города — наблюдал, как «КАМАЗ» тащил за собой на канате шесть угнанных «Жигулей».

Городская комендатура сформировала подразделения охраны. Но как она борется с мародерами? Командир взвода охраны Виктор Кулик ответил:

— Максимум, что мы можем сделать, это попытаться уговорить грабителя уйти в другое место. Гораздо чаще нам приходится утешать ограбленных: «Скажи спасибо, что тебя не убили».

...Неподалеку от российско-абхазской границы я узнал о том, что в Кодорском ущелье, в глубине Сванетии, скопи­лись тысячи грузинских беженцев. Как при мне сообщили 1 октября по радиотелефону представителю российского Госкомитета по чрезвычайным ситуациям Юрию Дьякову, ежедневно дети и старики, лишенные запасов продоволь­ствия и теплых вещей, десятками гибнут в промозглом каменном мешке. Страшная война в Абхазии, обернувша­яся геноцидом, продолжается и после взятия Сухуми...

Была ли эта трагедия неизбежной? В конце нынешнего лета еще теплилась надежда на то, что ее можно пред­отвратить.
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия