Как происходит ввод инжинерных войск в абхазскую зону конфликта

Дата: 01/06/2008

К выполнению задачи, поставленной начальником Генерального штаба, привлекли четыре подразделения инженерных войск.

16 июня самолеты военно-транспортной авиации доставили исб на аэродром г.Гудаута. На следующий день батальон за 4,5^ ч совершил 140-километровый марш Гудаута — Новый Афон — Сухуми — Очамчира — Гали и сосредоточился в Гали. Средняя скорость движения по горным дорогам составила 31 км/ч.

18 июня иср СКВО перебазировали железнодорожным транспортом из Владикавказа в Очамчира, после чего она совершила ночной марш протяженностью 30 км за 1,5 ч до Гали. В тот ж» день с помощью военно-транспортной авиации прибыла иср ЛВО, которая совершила марш по тому же маршруту, что и исб. В последующем роту перебросили в южную зону конфликта, в район Ингур ГЭС — Рухи, разместив в районе ипподрома.

В период с 18 по 27 июня подразделения обследовали на наличие взрывоопасных предметов 72 га местности и 1190 км дорог, провели сплошное разминирование территории шести постов миротворческих сил в северной зоне, обнаружив и уничтожив 442 взрывоопасных предмета, а также оборудовали в фортификационном отношении четыре района сосредоточения пдб и мсб, 27 постов и КПП. При этом общий объем вынутого грунта составил 9,4 тыс.куб.м.

Завершение начального этапа инженерного обеспечения ввода и размещения миротворческих сил в зоне грузино-абхазского конфликта позволило сформулировать первые выводы. Во-первых, недостаточная штатная численность инженерных войск мирного времени и их низкая укомплектованность личным составом не позволили в короткие сроки перебросить требуемое количество подразделений, готовых к выполнению боевых задач. Во-вторых, на боевую деятельность подразделений отрицательно влияла неурегулированность политических вопросов и отсутствие взаимодействия между грузинской и абхазской сторонами. Кроме того, наличие на территории Абхазии диверсионных групп заставило принять дополнительные меры безопасности (охрана, сопровождение колонн, многократная разведка маршрутов и пр.). В-третьих, преобладание в зоне конфликта грунтов IV категории, скальных пород, галечниковых россыпей с включениями железосодержащих пород затрудняло работу миноискателей и вынуждало часть фортсооружений возводить полунасыпного и насыпного типа. Влажный, жаркий климат вызывал у личного состава быструю физическую утомляемость и отрицательно сказывался на работе собак минно-розыскной службы (МРС). В-четвертых, ввод инженерных войск первыми в зону конфликта (миротворческие батальоны подошли на 5—7 дней позже) чрезвычайно осложнил их работу — они вынуждены были сами охранять районы своей дислокации и выполнения работ, на что отвлекалось до 20 процентов личного состава. Отсутствие развернутой системы связи, технического и тылового обеспечения также заставило решать эти задачи самостоятельно. Местная администрация из-за полной разрухи своего хозяйства не смогла оказать действенной помощи в обустройстве подразделений и организации их питания.

Эти и другие трудности наложили отпечаток на организацию и выполнение поставленных задач. Например, инженерная разведка. Для ее ведения привлекали личный состав всех указанных подразделений, а также расчеты МРС. При этом использовали переносные миноискатели ИМП, ИМП-2, ММП, искатель ферромагнитных тел ОГФ-Л, боевую машину разминирования БМР-2, а также щупы, кошки и другое снаряжение. Недостаточные навыки личного состава в работе с миноискателями, отсутствие слаженности в действиях групп разведки и разминирования, а также утрата поисковых качеств собак МРС иср ЛВО потребовали проведения дополнительных операций (продолжительность каждой 8—9 ч) на местности.

Все саперы-разведчики в течение 2— 3 ч освоили миноискатель ИМП-2. Для закрепления знаний тренировки проводили на участках местности с содержанием помех в виде гильз, осколков боеприпасов и различных металлических предметов. Наиболее подготовленные саперы после двухнедельной тренировки начинали селектировать сигналы от мин на фоне сигналов помех, используя пространственные и амплитудные информативные признаки сигналов. Лишний раз подтвердилось то, что для работы с миноискателями необходимо отбирать саперов с устойчивой психикой, концентрированным вниманием и достаточной физической подготовкой.

Практические занятия личного состава с миноискателями ММП, ИМП и искателем ОГФ-Л проводили в соответствии с инструкциями по эксплуатации, а саперы-разведчики получили базовые навыки в их применении. Правда, усовершенствовать эти навыки не удалось из-за отсутствия времени и учебных площадок, оборудованных эталонными объектами поиска. При обучении саперов-разведчиков работе с указанными средствами основное внимание уделяли поиску мин с металлическими корпусами, невзорвавшихся боеприпасов (авиабомб, артиллерийских снарядов), а также стрелкового оружия и самодельных фугасов. Отказов миноискателей ММП и искателей ОГФ-Л не зафиксировано.

Двухнедельные тренировки с собаками МРС иср ЛВО показали, что вожатые, подготовленные в 4-й Центральной школе служебного собаководства, владеют достаточными методическими навыками и при интенсивной ежедневной работе в течение 6—8ч способны самостоятельно восстановить поисковые качества собак.
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия