Пятьдесят дней – чего?

Дата: 18/09/2013
Автор: Александр Заркуа

Пятьдесят дней – ровно столько продлилось перемирие, обернувшееся для Грузии катастрофическими последствиями в виде оккупации территории, колоссальных человеческих жертв, моральной раздавленности нации и невозможности дальнейшего позитивного развития государственности. Чем были эти пятьдесят дней, что происходило в это время в Автономной Республике, какие политические процессы протекали в Грузии и за ее пределами, что совершалось на территории, контролируемой сепаратистами и так ли уж трудно было предвидеть приближающуюся опасность?

Парадокс войны в Абхазии: с первого до последнего дня вооруженного конфликта между противоборствующими сторонами шли беспрерывные переговоры. Не считая локальных и полуофициальных договоренностей, с августа 92-го по лето 93-го на самом высоком уровне было заключено четыре соглашения о прекращении огня в Абхазии:

1) Итоговый Документ московской встречи 3 сентября 1992 года;
2) Соглашение от 19 ноября 1992 года о прекращении огня на период вывода из Сухуми российского радиотехнического центра №903 и 51-го войскового дорожного депо;
3) Договоренность о прекращении огня на линии Гумисты от 9 декабря 1992 года;
4) Договоренность от 14 мая о прекращении огня в Абхазии.

Ни одно из подписанных соглашений не соблюдалось, все они грубо и вероломно были нарушены абхазскими сепаратистами, каждое соглашение использовалось гудаутской стороной для усиления своего военного потенциала и ослабления противника, все перечисленные договоренности не отвечали интересам грузинской стороны и повлекли за собой военные поражения. Именно во время действия майского перемирия были созданы все условия для событий, развернувшихся в Абхазии в июле месяце. Действия российских военных и дипломатов были синхронизированы с поразительной точностью Уже 4 июля, то есть на третий день крупномасштабной операции абхазских сепаратистов, глава МИД Российской Федерации Андрей Козырев заявил, что в Москве разработан механизм гарантированного прекращения кровопролития в Абхазии и «любая сторона, отказавшаяся подписать соглашение, будет подвергнута самому жесткому давлению со стороны России». По сути эти московские переговоры проходили под дулом пистолета, и, разумеется проект нового документа полностью отражал интересы гудаутских сепаратистов. Абхазские сепаратисты, всегда обладавшие долгосрочными планами и готовые к любому развитию событий, ибо в деталях рассчитывали свои ходы, во время войны жестко и последовательно отстаивали следующий план мирного урегулирования конфликта:

1) прекращение огня для вывода грузинских войск;
2) полный и безоговорочный вывод грузинских войск;
3) ввод миротворческих сил (чьих – понятно);
4) проведение выборов на уже зачищенной от грузин территории.

И вот в разгар ожесточенных боев, когда в Абхазии сложилась критическая ситуация, требовавшая принятия решительных и волевых мер, руководство Грузии не придумало ничего иного, как согласиться со всеми ультимативными требованиями сепаратистов. К властям Автономной Республики никто не прислушался («Нельзя забывать, что пока существует противник, он никогда не откажется от идеи взятия Сухуми. Делая перерыв в наступлениях, мы даем противнику возможность собраться с силами для нового удара. Я полностью исключаю возможность разрешения конфликта мирным путем. Разговоры об этом - зря потерянное время» - Т.Надареишвили). Более того, 18 июля была осуществлена молниеносная кадровая перестановка, в результате которой Председатель Совмина и Совета обороны Тамаз Надареишвили был освобожден от занимаемой должности, а на его место был назначен член парламента Грузии Жиули Шартава.

Суть дела заключалась в том, что противнику была жизненно необходима передышка, ибо одним махом взять Сухуми он был просто не в силах, нужно было дать отдохнуть боевикам, пополнить их ряды, снабдить всем необходимым, перестроить подразделения для штурма города, разработать в мельчайших подробностях план атаки и что сверхважно – добиться ликвидации обороноспособности Сухуми уже апробированным «переговорным» методом. По словам Михаила Демьянова – пленного резидента ГРУ МО РФ, раскрывшего немало тайн грузино-апсуйского конфликта: «Ни на уровне абхазского руководства, ни на уровне военного командования, полевых командиров, никто всерьез не намеревался выполнять условия мирного договора». Анализ показывает, что июльские события, перемирие и последовавший за ним штурм Сухуми – это три фазы одной тщательно просчитанной и успешно осуществленной операции.

Можно попытаться смоделировать развитие событий без подписания сочинского документа. Разумеется, захват сепаратистами стратегического плацдарма под Сухуми сыграл свою роль, и, возможно, им удалось бы вплотную подойти к северной и северо-западной окраине города; преодолеть же Гумисту на участке от устья реки до Ачадарского моста абхазы скорее всего не смогли бы; тамышский десант рано или поздно выдохся бы, и грузинские правительственные войска наверняка разделались бы с ним, таким образом, автомобильная трасса в Очамчирском районе была бы разблокирована.
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия