Правда о трагедии Абхазии

Дата: 26/01/2006
Автор: Лорик Маршания


(««См.Начало)
"Истинным" абхазом, тем более руководителем, считался тот, кто вел скрытую, либо откровенную антигрузинскую политику. В разное время жертвами подобной тенденции стала целая плеяда секретарей Абхазского обкома партии по идеологии: Иван Тарба, Меджит Хварцкия, Пач Барциц, Руфет Бутба, автор этих строк. Все мы были вытеснены из идеологической сферы, причем некоторые даже "выдвигались" на работу в Тбилиси, только бы изолировать их от Абхазии. Наконец, был найден "подходящий" секретарь по идеологии - Сайд Таркил. В феврале 1989 года он сделал на торжественном заседании по поводу советизации Грузии достаточно злобный антигрузинский доклад, ставший открытым националистическим вызовом.

В результате негативной политики руководства Абхазии и грузинских экстремистов, последние годы в автономной республике активно осуществлялась дифференциация общества по национальному признаку. Печальные примеры тому - разделение Университета, Союза писателей, общественно-политических организаций, медицинских учреждений, школ, колхозов и даже футбольной команды на моноабхазскую и моногрузинскую.

Итак, фундамент под идеологию сепаратизма закладывался системно и последовательно. Руководство ЦК КП Грузии в течение продолжительного времени словно не замечало тревожных симптомов. Москва же, как отмечалось, осталась верна порочному девизу "разделяй и властвуй". Сепаратизм в Абхазской автономии расцветал махровым цветом.



Большой ущерб делу консолидации наших народов причиняли и до сих пор наносят непродуманные, скороспелые, подчас вопиющие безответственные публичные выступления иных ученых, особенно политологов и историков, по проблемам топонимики, демографии, лингвистики, истории. К примеру, много шума, разумеется нездорового, вызвали споры о том, "кто первый ступил на землю Абхазии", "кто и когда с гор скатился", "кто от какого племени происходит", утверждения типа "испокон веков Абхазию населяли только грузины" и т.д.

В подобной псевдонаучной возне всегда было больше эмоций, чем стремления совместными усилиями, посредством взвешенных, обоснованных оценок и выводов, установить историческую истину. Конечно, я не исключаю, что некоторые аспекты прошлого специалисты могли уточнять и пересматривать на действительно научной основе, но ни в коем случае нельзя было превращать дискуссии в орудие противостояния, провокационно во всеуслышанье кричать о "посягательствах на конституционные права народа".

Возьмем хотя бы топонимику, вокруг которой велись особенно ожесточенные дебаты. Общеизвестно, что она представляет собою национальное достояние любого народа. Привычные с детства названия сел, рек, гор - это как волнующее ощущение Родины, живая связь человека с ней. Однако топонимика, призванная работать на приобщение людей разных национальностей к единому историческому, духовному прошлому, а значит воспитывать чувства солидарности, взаимной приязни, дружбы - в атмосфере сепаратистского угара служила, к сожалению, противоположной цели, разобщала наши народы.

Разрушительную роль в межнациональных отношениях сыграли и иные руководители, присылавшиеся на работу в Абхазию из Тбилиси в рамках обмена кадрами. Некоторые из них, вместо деловой, доверительной, конструктивной работы с местными кадрами, особенно абхазской национальности, проявляли к ним неуважение, игнорировали, недооценивали. Бытовала тенденция решать проблемы Абхазии, в том числе особо деликатные кадровые вопросы, в "своем" кругу, что, понятно, также вызывало отрицательный эффект.

В самый критический момент вместо поисков взаимоприемлемых решений по стабилизации обстановки, вылилась в острую конфронтацию с местнымии властями и деятельность МВД Абхазии.

На этом безрадостном фоне я должен помянуть добрым словом ныне покойных председателей Совета Министров Абхазии периода 1972-1976 гг. Бориса Гигиберия и Шота Та-тарашвили, с которыми мне пришлось работать в качестве первого заместителя. Сенека говорил: "Воспоминания о достойных людях так же полезны, как их присутствие". Вот и они были не только настоящими профессионалами, но и людьми чести, совести, вобравшими в себя высшие достоинства своего народа. Хорошо помню их искренне доброе, уважительное отношение к абхазам, к нации в целом, понимание драматизма ее исторического пути. Они никогда не позволяли себе необдуманных действий, неосторожного слова, неустанно искали и поддерживали все, что способствовало единению наших народов. В то же время они были непоколебимо тверды при решении принципиальных вопросов. Это были авторитеты личностные, а не должностные. И поверьте, их деятельность имела огромное стабилизирующее значение, активно служила делу развития взаимопонимания и согласия между абхазами и грузинами. Достойно сожаления, что подобным людям не дано было судьбою оказать решающее влияние на будущее Абхазии...

Здесь не могу не напомнить читателю, моим соотечественникам о том, что именно в период их работы в Абхазии было начато строительство: главного корпуса Дома правительства, нового стадиона в городе Сухуми, Грузинского государственного театра (на месте старого кинотеатра "Апсны").
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия