Абхазия-1992: Посткоммунистическая вандея

Дата: 26/01/2006
Автор: Светлана Червонная


(««См.Начало)
Зонами повышенной опасности для коммунистического режима, естественно, стали Эстония, Латвия, Литва, Молдавия, Грузия. В Риге, в частности, уже в январе 1989 г. состоялся учредительный съезд Интернационального Фронта трудящихся Латвийской ССР, принявший Устав и Декларацию, провозглашавшую "неисчерпаемые возможности" социалистического строя и обязательность пребывания "Латвийской ССР в рамках Советского Союза" (59). 15 февраля 1989 года состоялась первая проба сил созданной в Литве - в противовес "Саюдису" - общественной организации "Единство":

15 тысячный митинг в Вильнюсе с протестом против придания литовскому языку статуса государственного и празднования 16 февраля Дня независимости Литвы.

О том, насколько не "стихийными", а организованными были и сами "интерфронты", и группы "единения", и их следующие друг за другом по единому плану акции, свидетельствует человек, знающий эту ситуацию по самым достоверным источникам - послед-"ий председатель КГБ СССР В. В. Бакатин.

"Комитет безопасности, - пишет он, - стоял у истоков создания "интернациональных фронтов" в союзных республиках, проявлявших строптивость в отношениях с центром. Порочная логика "разделяй и властвуй" стимулировала раскол общества в этих республиках на два непримиримых лагеря, приводила к обострению социальной напряженности. ... действовала схема: "не хотите подчиниться - получите интерфронт, который призовет к забастовкам, поставит вопрос о границах республики и о законности избранных там органов власти", а затем деятельность этих интерфронтов преподносилась комитетом госбезопасности как проявление "воли всего народа" (60).

Надо сказать, что особые заботы у организаторов "интерфронтов" были с их национальным наполнением. Видимость какого бы то ни было "интернационального" объединения из местных марги-налов было создать довольно трудно: так, в частности, на учредительном съезде "интерфронта" Латвии, хотя и было торжественно объявлено, что 713 делегатов являются представителями 19 национальностей, выяснилось, что среди них 535 русских и только 26 латышей. Создавать русские "интерфронты" против коренных народов республик было неудобно и в политическом плане невыигрышно. Поэтому всюду, где только возможно, была сделана ставка на создание разного рода "единении", "форумов" и "фронтов" из числа представителей коренных национальностей и этнических меньшинств данного края. В Литве тщательно прорабатывался "польский вопрос" - возможность вовлечения польского населения Вильнюсского края (поляков, о чьих проблемах почти полвека не желала ничего ни слышать, ни ведать коммунистическая Москва) в борьбу с "литовским национализмом"; в Молдавии, кроме русского Приднестровья, удалось выявить гагаузские районы как возможную точку опоры в борьбе со сторонниками независимости Молдовы, ее выхода из СССР и воссоединения с Румынией; в Грузии, как подарок судьбы, для тех, кто готовился нанести удар по "экстремистам", оказались все входящие в республику автономии и районы с коренным негрузинским населением, прежде всего Южная Осетия и Абхазия.

Организация "контрдвижений" в этих местах облегчалась тем, что на самом деле люди разных национальностей ощущали свою обделенность, страдали от национального бесправия и социальной несправедливости, наивно полагая, что в этом виновата не система, а злая воля непосредственных соседей, готовы были защищать свои исторические права так, как они себе эти права представляли. Общий низкий уровень политической культуры и культуры межнациональных отношений, образованный десятилетиями "интернационального и патриотического воспитания трудящихся" вакуум нравственных ценностей, распространения искаженных представлений о прошлом при массовом недоверии к официальной исторической науке и пропаганде создавали дополнительные условия, благоприятствующие осуществлению замыслов, выношенных в кабинетах на Старой площади и на Лубянке в Москве.

Самое главное, для реализации этих замыслов был благодатный материал - в той же Грузии массы людей разных национальностей:

и абхазов, и осетин, и армян, и турок, стремящихся вернуться в Месхетию, и азербайджанцев, которые были запуганы угрозой грузинского национализма и искренне негодовали, видя в соседях-грузинах своих угнетателей (или "врагов", или "оккупантов" своей земли, или "империалистов"), искренне верили, что сражаются за высокие идеалы (национальной свободы, права на самоопределение, независимости, автономии, воссоединения с собственными братьями по другую сторону грузинской границы или Кавказского хребта - в красивых формулировках этих идеалов не было недостатка) .

К тому же организаторы антигрузинских выступлений последовательно и ловко использовали просчеты самого грузинского национального движения, выдвигавшего - и весьма громогласно - более чем сомнительные концепции "гостей и хозяев" на грузинской земле.
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия