Абхазия-1992: Посткоммунистическая вандея

Дата: 26/01/2006
Автор: Светлана Червонная


(««См.Начало)
,

Обеспечить научное прикрытие позициям этого сепаратизма ссылками на авторитет московских ученых (с очень давних пор проявлявших особенную чуткость, внимание, интерес к абхазской этнической культуре, из года в год проводивших в Абхазии этнографические экспедиции, часто открыто декларировавших свои симпатии к абхазскому национальному движению (1), максимально расширив их круг, было непосредственной задачей "Славянского дома". Ничего не зная об этой ситуации, я легко и с радостью согласилась поехать в Абхазию, когда представитель "Славянского дома" обратился с этим предложением ко мне.

Срок командировки был заранее намечен на август, и 10 августа 1992 года в адлерском аэропорту меня ждала "правительственная" черная "Волга", которую прислали за мной из Верховного Совета Абхазии. С каким легким сердцем, с какой открытой душой, с какой априорной готовностью поддержать, помочь, понять абхазское национальное движение, представлявшееся в доблестном и героическом ореоле (2), ехала я по той памятной дороге среди виноградников и садов, мимо еще не простреленных пляжей, еще не обожженных и не разрушенных домов, еще не разграбленных одиноких киосков, торгующих грузинским вином и русским шоколадом, - по дороге, которая через несколько дней станет первым кругом ада для всех, кого застанет здесь война!..

Когда же стали складываться еще не записанные на бумаге первые строки и страницы этой книги?

Теперь мне кажется, что это началось в раскаленный полдень 16 августа на российском военном аэродроме "Бомбора" близ Гудау-ты. Дежуривший у пропускного пункта в воинскую часть лейтенант, внимательно изучив мой паспорт и убедившись в русской национальности и московской прописке (местных жителей сюда не пускали, грузинских беженцев из Абхазии братская Россия не принимала), пропустил меня, указав направление, по которому нужно было идти - еще километра два - к летному полю.

Не я одна искала на этом поле спасения. Катер только что подвез из Сухуми большую группу бывших отдыхающих из санатория ПВО и других военных санаториев. На землю бережно положили раненых. Трупы, прикрытые брезентом, командовавший эвакуацией майор приказал загружать в военный самолет, готовый к отправке в Москву: пассажирам, уже занявшим салон этого самолета, пришлось выйти и ждать следующего рейса. Время тянулось мучительно долго, хотя самолеты, совершавшие челночные рейсы (в Гудауту с десантниками, обратно - с беженцами), прибывали и улетали друг за другом - в Таганрог, Клин, Иванове, в Адлер, под Москву, но слишком много было желающих улететь, и число их к вечеру все возрастало. Люди шли сюда пешком (никакого транспорта не было) со всего побережья, несли на руках детей. Рядом со мной горько рыдала пожилая русская женщина: она не уберегла единственную дочь, расстрелянную на ее глазах на сухумском пляже прицельным снайперским огнем из соседнего с военным санаторием многоэтажного дома. Это случилось в Сухуми 15 августа 1992 года, когца ни одного грузинского военного формирования, ни единого грузинского солдата еще не было в Сухуми. Но к этому времени Б. Н. Ельцин уже дал понять Ардзинбе, что Россия не будет вмешиваться в конфликт на территории Грузии, тем более русским гражданам пока там вроде бы ничего не угрожает.

- Ах, ничто не угрожает? Ну, раз вам так кажется, то получите ваши первые трупы!..

Нет, нет. При мне никто не произнес этих слов. Я не знаю, какими словами, на каком языке был отдан тот приказ снайперам расстреливать отдыхающих сухумского военного санатория. Своими глазами я видела только носилки с убитыми из Сухуми, которые грузили в самолет 16 августа - за два дня до появления войск Госсовета Грузии на этой земле. Своими ушами я слышала только рыдания старой женщины, у которой убили дочь.

И тогда я решила написать об этой войне, собрав факты и только факты, документы, свидетельства очевидцев. Я не знала, где смогу поставить точку в цепи трагических событий, в череде страшных дней, которая тогда, 16 августа, только начиналась, да и не хронику войны задумала я написать. Мне хотелось рассказать людям о том, кто затеял, во имя чего начал, против кого направил эту войну.

Я помнила каждое слово, сказанное мне в просторных кабинетах Верховного Совета Абхазии в последние предвоенные дни.
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия