Абхазия-1992: Посткоммунистическая вандея

Дата: 26/01/2006
Автор: Светлана Червонная


(««См.Начало)
Совершившаяся между II и III съездами Ассамблеи - в сентябре 1991 года - "чеченская революция" была первой пробой реализации (пока только на территории Чечни) программных установок АГНК. За три года после 1-го съезда Ассамблея значительно расширила свой состав: о своем вхождении в нее заявили 16 народов Кавказа (первоначально было только шесть).

На III съезде Ассамблея была преобразована в Конфедерацию горских народов Кавказа (КГНК), был создан ее жесткий управленческий аппарат, включая Президента (им по-прежнему оставался карбардинец Муса Шанибов) и 16 вице-президентов, а также Комитет кавказских сообществ (фактически - Правительство, ибо "сообщества" занимались соответственно экономикой, самообороной, культурой, внешними связями и т.д.), во главе которого был поставлен представитель Абхазии Константин Озган; "Кавказский парламент" возглавил чеченец Юсуп Сосламбеков, а Третейский суд Конфедерации - абхаз Зураб Ачба. Была провозглашена конечная цель КНГК - самостоятельная Горская республика, которая на равных будет иметь дело с Россией, Грузией; Арменией и Азербайджаном; путь к ней, по замыслу лидеров Конфедерации, будет пролегать через самостоятельные национальные государства горских народов, которые сначала "разъединятся" (с Россией, с Грузией), а затем объединятся друг с другом (124).

Конфедерация все более решительно заявляла о себе как агрессивная, экстремистская, готовая к вооруженной борьбе с "врагом" организация, действующая по принципу: "Любого, кто нам помешает, - уничтожим" (125).

"...Многолико зло, стоящее на пути сближения наших народов, -заявлял Муса Шанибов. - Борьба с этим злом - одна из самых важных задач..." (126).

Среди конкретных "врагов" Конфедерации - накопителей "зла" все более четко рисовались государственные модели России и Грузии, особенно по мере того, как Россия становилась "Россией Ельцина", а Грузия - "Грузией Шеварднадзе".

Однако, как уже говорилось выше. Конфедерация (до 1991 г. -Ассамблея) горских народов была опасной игрушкой для тех, кто хотел бы направить ее в "нужном" русле - только против демократических' сил Грузии и России. "Сверху", из какого-либо московского явного или законспирированного "Центра" Конфедерация вилась практически неуправляемой, а волны ярости и языки шамени воинствующего обскурантизма, которые взмывали над ее "ьездами и структурами, могли опалить и поглотить многие "ценности"незыблемые и священные для тех, кто готовил плацдарм антидемократического путча в Абхазии. Среди таких "ценностей", неприемлемых для КГНК, были и сам коммунизм со всеми его идеологическими установками и партийными структурами, и государственные интересы России на Кавказе, и права русских граждан этого региона, в том числе и права казаков (медленно и трудно шли к взаимодоговоренностям и соглашениям лидеры КГНК и казачьи атаманы (127), и в целом, наследие христианской цивилизации на Кавказе, хотя лидеры КГНК предпочитали не афишировать ориентацию на исламский фундаментализм и даже подчеркивали, что их цель - "не исламское объединение, а светское государство с религиозной терпимостью" и, вообще, "западнее Чечни имамат не имеет никакой почвы" (128).

При всех противоречиях, которые были свойственны Конфедерации горских народов Кавказа и определяли одновременно ее антикоммунистический, антидемократический, антирусский (антироссийский) и антигрузинский характер (там были и еще более тонкие внутренние противоречия, в частности недоговоренность с осетинами, которые не примкнули к Конфедерации, а также настороженное отношение к тюркским народам - балкарцам и карачаевцам, о которых М. Шанибов с раздражением говорил, что они играют в Конфедерации "роль троянского коня" (129), - все же главное, непримиримое противостояние КГНГ демократическим силам, цементированное лютой ненавистью ее лидеров к грузинским "неформалам", к "Демократической России", к "жидо-масонам", которых КГНК искала повсюду, а после августа 1991 года в Москве и после января 1992 года в Тбилиси - к законным правительствам новой независимой России и новой независимой Грузии, было той нерушимой почвой, на которой укреплялся альянс абхазских сепаратистов с Конфедерацией.

При этом, чем более явно КГНК переставала быть чисто общественной организацией (каковой еще была Ассамблея горских народов Кавказа), а претендовала на роль "государства в государстве" - со своим правительством, парламентом, со своей - во всяком случае, мыслимой в границах некоей Горской республики - территорией, и что особенно важно, с выходом этой территории через Абхазию к Черному морю, со своей столицей (Сухуми), со своей государственной символикой (Зеленое знамя с семью звездами, символизирующими Абхазию, Адыгею, Кабарду, Черкесию, Чечню, Ингушетию, Дагестан), со своими вооруженными силами (фактически - террористическими бандами), тем более грозный и провокационный характер приобретал абхазо-горский альянс.
(Продолжение »»)
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86
:. Реклама
  • .: ТОП Статьи
    :. Реклама
    .: Абхазия сегодня
    :. Реклама
    Rambler's Top100
    © Наша Абхазия